В начало
В начало
О программе
О программе

 
Тематические обзоры
Тематические обзоры

Типология регионов
Типология регионов

 
Портреты регионов
Портреты регионов

 
Интегральные
       индексы

Интегральные индексы
 
Грантовая программа
       в регионах

Грантовая программа в регионах
 

Независимый институт социальной политики


<%Language="VBScript" Response.Write "" %>
  <%Language="VBScript" Response.Write "версия для печати" %>

Социальный атлас российских регионов / Портреты регионов


Республика Татарстан

Социальные преимущества: самая развитая республика в составе РФ с более стабильной ситуацией в переходный период благодаря доходам от нефтедобычи и особым финансовым взаимоотношениям с федеральным центром; социально ориентированная политика властей региона, позволившая сохранить сеть социальной инфраструктуры, поддержать агросектор и жилищное строительство; низкая безработица и невысокая стоимость жизни при повышенных доходах населения, менее выраженная поляризация по доходу; относительно благополучная демографическая ситуация и состояние здоровья населения; наличие крупного центра высшего гуманитарного и технического образования, более высокая инфраструктурная освоенность территории.

Социальные проблемы: рост поляризации заработков в нефтедобывающих городах и сельской местности в последние годы; проблемы безработицы и низких доходов в отдельных монопрофильных промышленных центрах; количественный рост негосударственного высшего образования без обеспечения его качества, массовый охват населения мерами социальной защиты, снижающий ее эффективность; распространение религиозного фундаментализма в молодых индустриальных центрах на востоке республики.

Татарстан — историческое ядро Среднего Поволжья, на территории которого уже в XI в. существовало крупное культурно-государственное образование — Волжская Булгария. Ее преемником стало Казанское ханство, образовавшееся в результате распада Золотой Орды в середине XV в. После покорения ханства в 1552 г. перед Русским государством впервые встала задача инкорпорирования крупного ареала с мусульманским населением. Политика русификации и принудительной христианизации не имела особого успеха, в исторической памяти татарского населения сохранились представления о временах независимости, к которым современная политическая элита республики обращается, отстаивая особый статус Татарстана в Российской Федерации.

Со второй половины XVI в. и вплоть до середины XIX в. продолжалась активная русская земледельческая колонизация этой территории. Ускоренная индустриализация началась в середине ХХ в. с освоения нефтегазовых месторождений Среднего Поволжья, а затем развития нефтехимического комплекса, авиа- и автомобилестроения. Она сопровождалась миграционным притоком русского и татарского населения в города Татарстана.


Расселение. Система городских центров республики формировалась в разное время. Казань была, наряду с Москвой, одним из крупнейших городов к моменту вхождения в состав Русского государства. Длительное время Казань выполняла функции преимущественно административного, а затем научного и культурного центра. В столице Татарстана раньше других городов республики, еще в 1930-е годы, началась индустриализация, благодаря которой в 1980-х годах население Казани достигло 1 млн. человек. Города восточной части республики стали активно развиваться позже, в послевоенные годы. В результате доля городского населения Татарстана превысила среднероссийский уровень только в 1990-х годах, хотя она продолжала медленно расти и в 2004 г. составила 74% населения.

Все города, за исключением экономически депрессивного Чистополя, в 1989–2004 гг. сохранили положительную динамику населения (табл. 1). В столице республики, в 2005 г. отмечающей свое символическое 1000-летие, прирост минимален и на перспективу может сохраниться за счет административных преобразований (по новому генплану намечено значительное расширение городской черты). В число городов, имеющих наибольшие темпы роста, входят не только большие, но малые и средние города, растущие во многом за счет окружающей сельской местности. В республике еще не завершился процесс урбанизации, который был заторможен кризисом 1990-х годов, и рост городов продолжают подпитывать миграции из села.

В большинстве административных районов Татарстана население сокращается еще с 1970-х гг. Этот процесс стимулировали миграции 1950–1970-х гг. в новые индустриальные центры на востоке республики — Набережные Челны, Нижнекамск, Альметьевск и др. Казанская агломерация, расположенная на северо-западе Татарстана, также продолжает "вытягивать" население из прилегающих районов.

Таблица 1. Динамика численности городов республиканского подчинения Татарстана

Города

Население, тыс. человек

Динамика, %

Доля в общей численности населения, %

1970 г.

1979 г.

1989 г.

2004 г.

1979 г.
к 1970 г.

1989 г.
к 1979 г.

2004 г.
к 1989 г.

1989 г.

2004 г.

Казань

875,1

995,5

1097,0

1106,9

114

110

101

30,2

29,3

Набережные Челны

40,9

309,7

503,4

512,3

757

163

102

13,8

13,6

Нижнекамск

49,0

136,2

190,8

226,6

278

140

119

5,2

6,0

Альметьевск

93,8

115,9

136,4

153,2

124

118

112

3,8

4,1

Зеленодольск

77,0

84,9

94,1

100,0

110

111

106

2,6

2,7

Бугульма

72,4

80,2

89,6

92,4

111

112

103

2,5

2,4

Елабуга

31,7

36,0

53,5

69,1

114

149

129

1,5

1,8

Лениногорск

46,6

53,1

62,1

65,4

114

117

105

1,7

1,7

Чистополь

60,0

64,3

65,5

62,5

107

102

95

1,8

1,7

Заинск

23,3

30,4

36,9

42,1

130

121

114

1,0

1,1

Азнакаево

21,9

25,8

32,2

35,2

118

125

109

0,9

0,9

Нурлат

17,5

18,3

23,5

32,4

105

128

138

0,6

0,9

Бавлы

14,7

15,5

20,0

23,0

105

129

115

0,6

0,6

Буинск

14,9

15,5

16,8

19,6

104

108

117

0,5

0,5

В современном Татарстане выделяется два ареала концентрации населения. В Казанско-Зеленодольской агломерации, "нанизанной" на железнодорожную магистраль Москва — Екатеринбург, проживает более трети жителей республики (и около 40% горожан), пятая часть жителей (25% горожан) сосредоточена в Набережных Челнах, Нижнекамске и прилегающих к ним районах.

Территория республики расположена в достаточно благоприятных для развития сельского хозяйства природно-климатических условиях, поэтому плотность сельского населения относительно высока (14,4 человек / кв. км). По этому показателю Татарстан отстает в Приволжском федеральном округе только от Чувашии. Плотность максимальна в наименее урбанизированных северных и юго-западных районах республики — ареалах проживания татарского и чувашского населения. Значения ниже среднереспубликанского характерны для "русских" прикамско-приволжских районов и менее освоенной восточной и юго-восточной части республики. На фоне депопулирующей сельской местности соседних русских областей с исчезающими деревнями Татарстан остается "оазисом" относительной устойчивости, в республике сохранилась жизнеспособная сеть сельских поселений, их средняя людность превышает 300 жителей.

Демография и этнический состав. Демографический переход в Татарстане начался позднее, чем в староосвоенных регионах Центра и Северо-Запада, и к началу 1990-х гг. республика сохраняла более высокий уровень естественного прироста. Социально-экономический кризис ускорил завершающую стадию демографического перехода, и уже в 1993 г. естественный прирост сменился убылью. Пока убыль населения умеренная из-за более молодой возрастной структуры: общий коэффициент рождаемости в 2003 г. не отличался от среднего по стране (10,2 промилле), а показатель смертности оставался ниже среднероссийского (13,8 промилле и 16,4 промилле, соответственно). При высокой доле трудоспособных возрастов (61,4%), в Татарстане более сбалансировано соотношение детей и пожилых (18,9 и 19,7%), превышение доли пожилого населения минимально по сравнению со средним по стране (17,3 и 20,3%). Но эти преимущества носят временный характер, они обусловлены более поздним началом модернизации процессов воспроизводства населения.

Вплоть до 1999 г. естественную убыль населения перекрывал миграционный прирост (рис. 1). Среди мигрантов, приезжавших в республику, преобладали татары из стран СНГ и регионов России, их приток был более длительным и устойчивым по сравнению с миграциями населения в другие регионы Поволжья. С 2000-х годов стрессовые миграции из СНГ закончились и объем миграций в Татарстан заметно сократился. Теперь он компенсирует немногим более половины естественной убыли, но в соседних Самарской и Нижегородской областях миграции покрывают только 5–15% убыли. По сравнению с другими регионами Приволжского округа, не говоря об областях Центральной России, Татарстан имеет более стабильную демографическую ситуацию. Республике удалось войти в немногочисленную группу регионов России, в которых численность населения в 2004 г. превысила значение 1989 г. Но дальнейшего роста населения ожидать не приходится, начавшееся на рубеже веков сокращение численности жителей носит устойчивый характер.

Рис. 1. Естественный и миграционный прирост населения в 1990–2003 гг.

Внутри республики устойчивый миграционный приток имеет зона тяготения Казани, а также отдельные районы юго-востока, где расположены предприятия нефтедобывающей промышленности и энергетики. Неустойчивая миграционная картина, зависящая от ситуации на градообразующих предприятиях, складывается в зоне тяготения Нижнекамского промышленного узла (рис. 2). Миграционный отток характерен для периферийных и глубинных сельских районов юга и юго-запада, а также промежуточной зоны между ареалами притяжения Казани и Набережных Челнов.

Рис. 2. Среднегодовой коэффициент миграционного прироста в 2001–2002 гг.

Исторические и современные миграции оказали заметное влияние на этнический состав населения республики. Интенсивный приток русских во второй половине XVI–XVIII вв. сделал их самым многочисленных этносом, татары были оттеснены из приволжско-прикамских районов вглубь водоразделов и мигрировали на восток, в Закамье, где окончательно сформировался второй ареал их расселения. Медленное увеличение доли татар началось во второй половине XVIII в., на первом этапе — в результате ассимиляции чувашей, стремившихся избежать принудительной христианизации и переходивших в мусульманство, а затем — благодаря более высокому уровню естественного воспроизводства. С середины XIX в. после смены направлений переселенческих миграций начала снижаться доля русских в населении. Этот процесс продолжился и в XX в.: к моменту образования Татарской АССР в 1920 г. татары составляли 44,3% населения, в 2002 г. — уже 52,9%. Рост доли титульного этноса приостанавливался лишь несколько раз в связи с массовыми трудовыми миграциями на восток, в составе которых было немало татар, и в периоды реализации крупных индустриальных проектов в самой республике — освоения поволжских нефтегазовых месторождений в послевоенный период и создания нижнекамского промышленного комплекса в 1960–1970 гг., сопровождавшихся миграциями русских в республику.

В 1989–2002 гг. рост титульного этноса происходил как за счет сохранявшегося небольшого естественного прироста, так и миграции. Большая часть татар, въехавших в Россию из стран ближнего зарубежья, осела на территории республики. Внутрироссийские миграции также привели к концентрации этноса в республике: доля российских татар, проживающих в Татарстане, выросла за межпереписной период с 32 до 36%.

Татары численно преобладают в большинстве районов и городов, а их доля увеличилась почти на всей территории республики (рис. 3). В периферийных районах юго-запада традиционно проживают чуваши и мордва, на северо-востоке — удмурты и марийцы. Русское население незначительно преобладает в районах, расположенных по обоим берегам Волги и вблизи широкого устья Камы, подтопленного водохранилищем, а также в городах Зеленодольск, Чистополь (более 60% населения), Бугульма и Елабуга (более половины). Крупные общины украинцев и башкир сформировались в результате трудовых миграций 1960–1970-х годов, они концентрируются в Набережных Челнах и Нижнекамске (более 40% украинцев и 55% башкир республики).

Рис. 3. Доля татар в населении городов и районов республики в 2002 г.

Народы республики сильно различаются по уровню урбанизированности (табл. 2). Выше средней по республике доля горожан среди украинцев, башкир и русских. Татары заметно отстают от этих этносов, однако разрыв постепенно сокращается: в 1970 г. среди татар было 39% городских жителей, в начале 1980-х г. — около 50%, в 2002 г. — уже 66,5%. Их доля в городском населении растет быстрее, чем в сельском, под воздействием внутриреспубликанской миграции татар из села в город и внешней миграции, направленной в основном в города.

Таблица 2. Урбанизированность этносов, проживающих в Республике Татарстан (по данным переписи населения 2002 г.)

Этносы

Доля в населении, %

Доля горожан, %

Из них проживает в городах с численностью жителей (тыс. человек), %

более 1000 (Казань)

500–1000 (Набе-режные Челны)

100–250

50–100

менее 50

пгт

Все население

100,0

73,8

39,6

18,3

16,7

10,4

8,7

6,3

Украинцы

0,6

92,3

28,6

40,2

14,5

9,2

4,5

3,0

Башкиры

0,4

88,8

11,1

52,5

18,0

8,7

5,3

4,4

Русские

39,5

86,2

42,0

17,9

16,9

12,4

6,0

4,8

Мордва

0,6

68,3

8,0

15,5

20,2

40,0

8,0

8,2

Татары

52,9

66,5

39,3

17,5

16,6

8,1

10,9

7,7

Марийцы

0,5

56,2

31,1

33,2

13,2

6,6

12,3

3,5

Чуваши

3,3

43,5

16,7

19,8

18,1

14,3

21,4

9,8

Удмурты

0,6

37,8

11,9

25,5

8,5

7,5

27,7

18,8

В Казани, как и в Татарстане в целом, в течение XX в. постепенно увеличивалась доля титульного этноса, однако этот процесс шел с некоторым запозданием: в 1897 г. татары составляли лишь 22% жителей, в 1970 г. — 36%, в 1989 г. — 40,5%. Вплоть до конца 1990-х годов в Казани преобладали русские, но в последние годы доля татар почти сравнялась с долей русского населения. Этнический состав населения оказывает заметное влияние на территориальные различия демографических и социальных показателей, но растущее территориальное доминирование титульного этноса постепенно сглаживает эти различия.

Экономика. В переходный период Татарстан отличался политикой "мягкого вхождения в рынок", которая базировалась на значительных экономических ресурсах и особых финансово-бюджетных отношениях с федеральным центром. Татарстан — самая развитая республика в составе России. По душевому объему ВРП она входит в пятерку ведущих субъектов РФ, на его долю приходится 2,8% суммарного ВРП регионов России. В Приволжском федеральном округе Татарстан лидирует по объему ВРП, а по душевым показателям уступает только Самарской области.

Отрасли реального сектора дают 63% ВРП, в том числе промышленность — 44%. По динамике промышленного производства Татарстан не только значительно опережает среднероссийские показатели, но в 2004 г. уже практически восстановил объем производства конца советского периода. Республика лидирует не только среди регионов ПФО, но и опережает экономических "тяжеловесов" Уральского федерального округа, в том числе нефтедобывающий Ханты-Мансийский АО (рис. 4). Это удалось сделать благодаря тому, что кризисный спад первой половины 1990-х годов был в Татарстане менее сильным, чем в подавляющем большинстве регионов страны. Чем же объясняется успешность модели "мягкого вхождения в рынок", которую реализовали власти республики?

Рис. 4. Динамика промышленного производства в "сильных" регионах России, в % к 1990 г. (1990=100%)

Среди важнейших факторов более успешной динамики развития — отраслевая структура экономики и структура собственности, сформировавшаяся в переходный период. Татарстан занимает 2-е место в стране по добыче нефти (более 29 млн. т в 2004 г.), это почти 7% российской добычи. Нефтяная промышленность стала важнейшей отраслью экономики в переходный период, потеснив отрасли машиностроения, сократившие объемы производства в полтора раза (табл. 3). Еще одна отрасль специализации — химическая и нефтехимическая промышленность — стала дополнительной опорой, хотя она не дает таких доходов, как нефтедобыча. В России немало нефтедобывающих регионов, но среди них Татарстан (наряду с Томской областью) показывает лучшую динамику роста объемов промышленного производства, несмотря на то что его месторождения истощены, а качество нефти низкое — она высокосернистая и нуждается в специальных технологиях переработки.

Таблица 3 Отраслевая структура промышленного производства Татарстана, %

 

Год

Электро-энергетика

Топливная

Химия и
нефтехимия

Машиностроение

Пищевая

РФ

2003

12

19

6

20

14

Татарстан

1991

4

8

21

34

13

1995

12

21

25

20

9

2003

7

38

18

24

9

Казань

2003

7

н.д.

25

31

23

Успех республики, с точки зрения сторонников государственного контроля над экономикой, можно объяснить тем, что наиболее прибыльные сектора экономики (нефтяная и нефтехимическая промышленность) остались в региональной собственности, на частные предприятия приходится меньше 18% объемов промышленного производства (в РФ — 45%). Но реальная причина в том, что Татарстан в 1990-е годы практически не делился своими доходами с федеральным бюджетом, став регионом с "особым" бюджетным режимом. Именно это позволило в 1990-е годы обеспечить инвестициями "кормильца" — нефтяную промышленность, смягчить спад в других отраслях промышленности, поддержав их дотациями из бюджета, такими же дотациями поддерживалось и сельское хозяйство. Республика создала замкнутую финансовую систему, которая обеспечивала преимущества в развитии все 1990-е годы — ведь ей не нужно было делиться доходами со слабыми регионами. Но и позднее, с восстановлением перечислений налогов в федеральный бюджет, Татарстан получал из него особо щедрое финансирование. Например, в 2002 г. из федерального Фонда регионального развития, финансирующего все региональные программы, Татарстан получил 12 млрд. руб., а весь объем этого фонда составлял 18 млрд. руб. И в последующие годы дотации и субсидии республике составляли значительные суммы, особенно в преддверии празднования 1000-летия Казани. Особые финансовые отношения с федеральным центром не имеют экономической мотивации, они объясняются чисто политическими причинами.

Власти республики по-прежнему стремятся максимально контролировать ситуацию в основных отраслях экономики. Для этого был создан холдинг "Связьинвестнефтехим", куда были включены ведущие промышленные предприятия нефтедобычи (ОАО "Татнефть"), нефтехимии, машиностроения ("Казанькомпрессормаш", Казанский вертолетный завод), связи ("Таттелеком"), а также крупнейший в республике банк "Акбарс".

Структура экономики внутри республики территориально дифференцирована. Добыча нефти сосредоточена на востоке, "столица" отрасли — Альметьевск. От него начинается крупнейший в России нефтепровод "Дружба", к которому подведены нитки трубопроводов из Западной Сибири. К Альметьевску приписана компания "Татнефть", поэтому он лидирует по объему промышленной продукции (рис. 5). Города и поселки, расположенны к югу и юго-востоку от Альметьевска, — Азнакаево, Лениногорск, Нурлат, Бавлы, Бугульма — также специализируются на добыче нефти и машиностроении для нефтяной промышленности. На востоке республики расположены одна из крупнейших в Поволжье Заинская ГРЭС и ведущие предприятия нефтехимии ("Нижнекамскнефтехим" и "Нижнекамскшина").

Рис. 5. Объем промышленной продукции по городам и районам в 2003 г.

Второй район концентрации промышленного производства расположен на северо-западе, в Казанско-Зеленодольском промышленном узле. Его основой является разнообразное машиностроение и нефтехимия ("Казаньнефтеоргсинтез"). В переходный период, в результате снижения производства в других отраслях и создания новых крупных предприятий (например, пивоваренной компании "Красный Восток"), еще одной ведущей отраслью в Казани стала пищевая промышленность. Среди отраслей машиностроения наибольшие сложности испытывают предприятия ВПК (приборостроение, авиастроение), которые размещены прежде всего в Казани.

Несколько лучше ситуация в машиностроении, производящем оборудование для топливной и нефтехимической промышленности, а также в автомобилестроении, Основные предприятие этой отрасли, ОАО "КамАЗ" (большегрузные самосвалы) и завод малолитражных автомобилей расположены в Набережных Челнах. Проект создания тракторного завода в Елабуге оказался неудачным, и ПО "ЕлАЗ" переориентировано на выпуск нефтяного оборудования и автозапчастей. В целом промышленность Татарстана сохраняет унаследованную с советских времен многоотраслевую структуру и территориальную полицентричность, что создает более устойчивый каркас экономики.

Татарстан обычно не воспринимается как аграрный регион, но он устойчиво входит в пятерку крупнейших производителей сельскохозяйственной продукции и является крупным производителем зерна. Аграрная экономика Татарстана по формам собственности изменилась мало, основными производителями остаются сельхозпредприятия. Они поддерживаются мощными дотациями, поэтому сокращение поголовья и посевных площадей идет медленней, чем в соседних регионах, более дешевая сельскохозяйственная продукция находит рынки сбыта за пределами республики, особенно в Самарской области. Помимо дотаций, важной составляющей более успешного выживания отрасли в переходный период стала трудовая этика сельского, преимущественно татарского, населения. Это проявляется во всех элементах сельского уклада жизни. Села республики более благоустроены по сравнению с соседними русскими регионами, сохранились традиции ведения большого подсобного хозяйства, совместного строительства жилья. Оставшись более патриархальным, татарское село оказалось более жизнеспособным в кризисный период по сравнению с маргинализирующимися русскими деревнями, особенно в Нечерноземье.

Сектор услуг в экономике республики пока играет второстепенную роль, хотя Казань — город с миллионным населением. Замедленность постиндустриальных сдвигов показывают разные индикаторы. Например, развитие сотовой связи в республике отстает от среднероссийского уровня, хотя оно сдерживалось и протекционистской политикой властей, препятствовавших входу на рынок услуг крупных столичных компаний. По охвату населения Интернетом Татарстан также заметно отстает от регионов-лидеров. Такая ситуация типична для индустриальных регионов, получающих основные доходы от экспорта ресурсов, но в Татарстане дополнительным фактором замедления стал именно протекционизм. Но постепенно ситуация меняется, в республике появляются крупные, в том числе международные, торговые и гостиничные сети, растет рынок платных услуг, меняются стандарты потребления жителей крупных городов Татарстана.

Занятость и рынок труда. При средней экономической активности населения (65% населения) Татарстан относится к числу более благополучных регионов по уровню занятости (более 93% экономически активного населения в 2003 г.) по сравнению со среднероссийским (91%). Благодаря политике "мягкого вхождения в рынок" изменения в структуре занятости были менее радикальными: промышленная занятость осталась выше средней по стране, сохранилась более высокая занятость в сельском хозяйстве, медленнее росла занятость в торговле, которая по всей стране стала отраслью, аккумулировавшей высвобождаемых работников из реального сектора (табл. 4). Еще одной нишей для трудоспособного населения стала финансируемая из бюджета социальная сфера, занятость в которой выше среднероссийской. Тем не менее изменения за 2003 г. показывают, что "запас прочности", связанный с особым положением республики, начинает иссякать, в Татарстане ускорились отраслевые сдвиги, сближающие структуру занятости со среднероссийской.

Таблица 4. Отраслевая структура занятых, %

 

Год

Промышлен-ность

Сельское хозяйство

Строи-тельство

Тран-спорт и связь

Торговля, общественное
питание

ЖКХ

Социаль-ная сфера

Управ-ление

Татарстан

1990

31,9

13,6

13,4

7,2

7,0

4,7

17,6

1,9

1995

28,8

14,5

12,1

7,0

8,1

3,5

19,6

2,8

2002

25,3

13,0

8,2

6,4

14,0

4,9

20,6

3,6

2003

23,2

12,7

8,2

6,3

15,9

4,8

19,4

н.д.

РФ

2003

21,9

11,0

7,7

7,8

16,8

4,9

18,1

4,7

Динамика общей безработицы (по методологии МОТ) повторяет среднероссийский тренд на более низком уровне, что выгодно отличает Татарстан от других национальных образований Поволжья (рис. 6). В федеральном округе республика в 2003 г. уступала только Самарской области с ее диверсифицированным рынком труда, сложившимся в мощной Самаро-Тольяттинской агломерации. По данным обследований рынка труда Татарстана, городская безработица в 1,5 раза выше сельской (7,6 и 5,0% соответственно), а среди безработных устойчиво преобладают мужчины (56%). Эти данные показывают, что проблемы безработицы более характерны для промышленных городов, и с 2003 г. они вновь усиливаются.

Рис. 6. Динамика безработицы (по методологии МОТ) в регионах РФ

Уровень зарегистрированной безработицы невысок, даже в середине 1990-х гг. в наиболее кризисных районах республики он не превышал 4%. Более высокими показателями отличались города машиностроения — Чистополь, Елабуга, Набережные Челны, Зеленодольск, химии — Менделеевск, но экономический подъем снизил остроту проблем занятости в большинстве из них (рис. 7). В 2003 г. уровень зарегистрированной безработицы в Татарстане составлял только 1,3% (в РФ — 2,3%), относительно невелика ее средняя продолжительность — 5,5 месяцев. Однако, как и в среднем по стране, безработица в Татарстане с 2002 г. вновь начала расти. Проблемы концентрируются в монопрофильных городах, где ситуация на рынке труда зависит от экономического положения одного-двух основных предприятий. Это города Чистополь (ОАО Чистопольский часовой завод "Восток"), Лениногорск (нефтегазодобывающее предприятие "Татнефтебитум"), Елабуга (ПО "ЕлАЗ"), пгт Камские Поляны. Минимальным уровнем зарегистрированной безработицы отличаются центры нефтепереработки, нефтехимии и энергетики.

Рис. 7. Уровень зарегистрированной безработицы в некоторых районах Татарстана

В большинстве аграрных районов колебания зарегистрированной безработицы еще меньше, коллективные сельхозпредприятия дают работу трудоспособному населению. На сельских жителей приходится не более 12% всех зарегистрированных безработных, но официальные данные не отражают скрытой безработицы. В худшем положении находятся глубинные районы, удаленные от индустриальных центров, где нет альтернативных вариантов трудоустройства. Именно в таких районах фиксируется максимальная напряженность на рынке труда: если в среднем по республике на 1 вакансию приходится 2 человека, то во многих глубинных сельских районах — более 50, найти рабочие места практически невозможно. Среди зарегистрированных безработных более явно, чем в среднем по России, преобладают женщины — их 76%.

Жители сел и малых городов Татарстана, в отличие от соседних русских регионов, менее мобильны в поисках работы, не развито "отходничество" на строительство дач в Подмосковье, столь типичное для пензяков или нижегородцев. Основной формой адаптации остается занятость в полутоварном личном подсобном хозяйстве, которое ведется в широких масштабах.

Социально-экономическое положение домохозяйств. Среднедушевые доходы населения Татарстана ненамного выше, чем у соседей, но зато стоимость жизни в республике заметно ниже. Это еще одно следствие "мягкого вхождения в рынок" — до середины 1990-х годов цены на основные продукты питания дотировались, а более низкие тарифы на услуги ЖКХ и городского транспорта сохранялись до последнего времени. В результате по уровню доходов населения, измеряемому как отношение душевых денежных доходов и прожиточного минимума, Татарстан входит в группу относительно благополучных регионов страны, хотя как и все они, намного уступает лидерам — Москве и тюменским автономным округам (рис. 8). Татарстан выделяется и на фоне соседних регионов ПФО, за исключением Самарской области и Башкортостана.

Рис. 8. Отношение денежных доходов и прожиточного минимума в наиболее благополучных регионах РФ

Дифференциация населения по доходу, измеряемая коэффициентом фондов, несколько ниже среднероссийской, но она растет быстрее: только за 2003 г. отношение доходов 10% самых богатых жителей республики к 10% самых бедных увеличилось с 11,8 до 13,1 раз, в то время как в среднем по России — с 14,0 до 14,3 раз. Неравенство в двух "сильных" республиках — Татарстане и Башкортостане — все еще меньше, чем в Самарской и Пермской областях, также входящих в группу относительно благополучных регионов ПФО, но этот разрыв сокращается.

Отраслевые различия в заработной плате можно сравнить только по данным 2002 г., но они вполне показательны — Татарстан все еще сохранял более сглаженную отраслевую дифференциацию заработков по сравнению со среднероссийской (рис. 9). Хотя Самарская область проводит такую же политику, "подтягивая" заработки в бюджетном секторе, Татарстан ее явно опережает в сельском хозяйстве, при этом оставаясь более умеренным в оплате занятых в управлении. Заработная плата в промышленности обоих регионов не так сильно отличалась от средней на фоне России, так как трудоемкие отрасли машиностроения обоих регионов находятся не в лучшем состоянии, а доля занятых на успешных предприятиях ("Татнефть", "АвтоВАЗ") относительно невелика и не способна изменить общую картину по отрасли.

Рис. 9. Отношение средней заработной платы в отраслях экономики к средней по территории в 2002 г.

Однако ту степень выравнивания, которую удается сохранить по отраслям, все труднее поддерживать по территории республики. Несмотря на декларируемую в Татарстане политику выравнивания, внутриреспубликанская дифференциация по уровню реальной зарплаты нарастает. Это показывают расчеты отношения заработной платы в муниципалитетах к среднереспубликанской за 1998 и 2003 гг. (рис. 10). Безусловным лидером, увеличивающим отрыв от остальных муниципалитетов, остается нефтедобывающий Альметьевск, за которым выстроились другие нефтедобывающие центры. Нефтехимический Нижнекамск и энергетический Заинск стали утрачивать свое преимущество в заработках. В двух крупнейших городах республики — Казани и Набережных Челнах — средняя заработная плата выросла относительно средней по Татарстану, так как все крупные города страны в переходный период наращивали преимущество в доходах. Но для Казани и Нижнекамска политика выравнивания сказывается — хотя заработки жителей растут быстрее, они ненамного выше средних по республике. Машиностроительные города Елабуга и особенно Зеленодольск за годы экономического роста явно ухудшили свои позиции по уровню заработной платы, она росла медленней среднереспубликанской.

Рис. 10. Отношение средней заработной платы в отдельных городах и районах к средней по республике

Наиболее заметно нарастающее отставание аутсайдеров по заработкам — сельских районов. В половине из них средняя зарплата составляет менее 60% от республиканской, а в отдаленной сельской "глубинке" — около 40%. Пространственная поляризация в Татарстане нарастает "с двух концов" — и за счет опережающего роста заработков жителей сильных муниципалитетов, и за счет ускорившегося отставания слабейших сельских районов. Несмотря на то что агросектор Татарстана дотируется и заработки в нем ближе к средним (на фоне России в целом или соседней Самарской области), они все равно составляют менее половины от заработной платы в экономике.

Более устойчивое экономическое положение в сочетании с политикой выравнивания доходов позволяло Татарстану в конце 1990-х годов сохранять более низкий уровень бедности как на фоне России (24 и 30% в 1999 г.), так и по сравнению с подавляющим большинством регионов ПФО, за исключением сильных соседей — Самарской и Пермской областей. По мере экономического роста и снижения показателей бедности в России преимущество республики стало таять, хотя она все еще намного опережает слабых соседей — не вышедшую из депрессивного состояния Ульяновскую область (36% в 2003 г.), республику Марий Эл (48%) и тем более Коми-Пермяцкий АО (64%). Доля бедных (населения с доходами ниже прожиточного минимума) в Татарстане (20%) близка к среднероссийской и только на 1–3 процентных пункта отличается от показателей сильных соседей — Пермской, Самарской и Нижегородской областей (рис. 11). При этом не стоит забывать, что стоимость жизни в Татарстане невысока, поэтому и черта бедности (прожиточный минимум) ниже, чем у всех регионов ПФО, за исключением слаборазвитой республики Марий Эл. Дополнительные проценты к уровню бедности в Татарстане добавляет более высокая доля сельского населения по сравнению с большинством развитых регионов ПФО. Но доверять официальным данным об уровне сельской бедности следует с большой осторожностью — те, кто бывал в татарских деревнях и видел недавно построенные или отремонтированные дома, обилие домашнего скота и интенсивно используемые земельные участки, понимает всю относительность измерений.

Рис. 11. Доля населения с доходами ниже прожиточного минимума в 2003 г.

По развитости системы социальной защиты населения Татарстан уступает только самым богатым регионам — Москве и тюменским округам. Республика выделяется многообразием местных механизмов социальной защиты, особенно поддержкой многодетных семей, большинство из которых татарские, а до последних лет — и сохранением масштабной системы льгот по ЖКУ. В последние годы Татарстан начал двигаться от советской категориальной системы социальной защиты к более рыночным и адресным формам, но путь этот тернист. Яркий пример — проведение монетизации льгот. Базовые компенсации региональным льготникам невысоки (200–300 руб.), они дополняются очень сложной системой доплат и сохранившихся льгот по каждой услуге для разных категорий льготников. После волны протестов власти республики приняли решение об обеспечении льготными проездными билетами и льготников, и всех пенсионеров. Система социальной защиты населения охватывает все большую часть населения, поскольку монетизация льгот совпала в Татарстане с резким повышением стоимости ЖКУ. Она становится еще менее эффективной, так как поддержка большинства населения означает, по сути, отказ от адресности и ухудшение доступа к социальной помощи беднейших групп населения.

Социальная сфера. Показатели обеспеченности в Татарстане, как правило, лучше, чем в среднем по РФ — сказывается социально ориентированная политика последнего десятилетия, позволявшая поддерживать сложившуюся сеть объектов социальной сферы. Но "мягкое вхождение в рынок" не изменило давно сложившихся внутренних различий. Относительно благополучные показатели обеспеченности медицинскими услугами достигаются за счет Казани и некоторых "старых" городов республиканского подчинения, а в более молодом промышленном центре Набережные Челны и почти во всех районах показатели хуже средних. В сельских районах они сильно зависят от положения по отношению к городам и основным транспортным магистралям.

Состояние окружающей среды в республике также относительно благополучно. Проблемы более заметны на юго-востоке, где эксплуатация старых, небольших месторождений нефти приводит к увеличению площади загрязнения земель. Кроме того, в результате закачки воды в скважины многие районы страдают от засоления почв.

Все эти факторы влияют на состояние здоровья населения, но в определенных пределах. Динамика ожидаемой продолжительности жизни повторяет среднероссийский тренд, но на более высоком уровне, при этом разрыв между продолжительностью жизни мужчин и женщин Татарстана — те же 13 лет, как и в среднем по стране. По продолжительности жизни населения Татарстан остается лидером среди регионов ПФО, сокращение показателя за последние пять лет было минимальным (рис. 12). Вряд ли правильно искать объяснение лидерству в состоянии окружающей среды, обеспеченности медицинскими услугами или уровне доходов населения — по отдельности они могут быть лучше и в других регионах ПФО. Но важен их суммарный эффект, который и виден в Татарстане. Еще один фактор долголетия — образ жизни населения, в мусульманских регионах уровень алкоголизации ниже.

Рис. 12. Ожидаемая продолжительность предстоящей жизни

Уровень младенческой смертности в Татарстане только в конце 1990-х годов опустился ниже среднего по стране, особенно заметны позитивные изменения последних лет (рис. 13). Однако Татарстан не выделяется среди соседних, небольших по площади республик ПФО (Чувашии, Мордовии, Марий Эл) и заметно отстает от Самарской области. Сказывается фактор более низкой урбанизации и транспортной доступности — младенческая смертность, как правило, выше в регионах с менее доступными медицинскими услугами и более традиционалистским образом жизни населения. Недаром улучшение показателей последних лет достигнуто в основном за счет городов республиканского подчинения, а ситуация в периферийных райцентрах, таких, как Буинск, Бавлы, и во многих сельских районах принципиально не изменилась и мало чем отличается от конца 1980-х гг.

Рис. 13. Динамика младенческой смертности в отдельных субъектах РФ

Уровень образования населения Татарстана ниже среднероссийского, в этом вновь проявляется фактор более поздней урбанизации. Доля имеющих высшее образование среди занятых составила по данным переписи 23% (в среднем по РФ — 26%), однако на фоне других регионов ПФО Татарстан остается срединным, уступая Самарской и Саратовской областям. Как и в большинстве индустриальных регионов, в Татарстане повышена доля имеющих среднее специальное образование (34% занятых).

Заметные ранее этнические различия в уровне образования двух наиболее многочисленных народов республики практически исчезли. Среди городского населения высшее образование имеют 21,1% русских и 20,7% татар, в сельской местности преимущество у татар: 9,0% против 6,3% у русских. Однако у других поволжских этносов — чувашей, мордвы, марийцев, удмуртов — доля имеющих высшее образование по-прежнему низка (от 10 до 14% в городах и от 4 до 5,5% — в сельской местности). В какой-то мере это отражает ограниченные возможности вертикальной социальной мобильности для этих этносов в Татарстане.

Образование как отрасль сферы услуг имеет заметные особенности по сравнению с другими регионами. Менее всего отличается общее образование. В нем, как и везде, снижается нагрузка на инфраструктуру: за последние пять лет доля занимающихся во вторую смену уменьшилась почти в 1,5 раза из-за сокращения числа учащихся. В отдельных городах и районах с растущим населением, где уменьшение числа учащихся было незначительным, она по-прежнему высока — более 20% в Казани, Зеленодольске, Елабуге, а в Чистополе это связано с закрытием школ из-за бюджетных проблем.

Несмотря на "мягкое вхождение в рынок", темпы сокращения численности учащихся в системе начального профессионального образования выше среднероссийских, а численность учащихся средних профессиональных учебных заведений не растет по сравнению с началом 1990-х годов и остается самой низкой в ПФО в расчете на 10 тыс. населения. Эти виды профессионального образования оказались непривлекательными для населения. Зато более интенсивно, чем в среднем по стране, росла численность студентов вузов — в 2,8 раз за 1995–2004 гг. (РФ — 2,3 раза). Особенность Татарстана — повышенная доля учащихся негосударственных вузов (почти 22% в 2003/2004 учебном году, в РФ — 13%). Именно в эти новые и зачастую низкоквалифицированные учебные заведения направился поток молодежи, которая раньше поступала в техникумы и ПТУ. Однако Казань известна своими традициями высшего образования и стремится сохранить этот статус. Кроме столицы важными центрами высшего, в первую очередь технического, образования стали Набережные Челны и Нижнекамск, где действует сеть филиалов.

Заметным элементом системы образования становятся духовные учебные заведения, которые пока находятся в стадии становления. Активную поддержку духовному образованию оказывают власти Татарстана, заинтересованные и в том, чтобы позиционировать Казань как центр мусульман России, и в том, чтобы контролировать духовное образование, препятствуя распространению фундаменталистских идей. В 1998 г. был открыт Российский исламский университет, который должен, по замыслу основателей, составить конкуренцию другим мусульманским духовным учебным заведениям на постсоветском пространстве.

Обеспеченность площадью жилья в республике близка к средней по стране (20 кв. м на человека), но благоустройство жилищного фонда существенно выше и сопоставимо в ПФО лишь с самой урбанизированной Самарской областью. Татарстан особенно сильно выделяется по уровню газификации, практически сплошной в городах и сельской местности (более 96%), а также по обеспеченности центральным отоплением: в городах его имеет 97% жилищного фонда, в сельской местности — 80% (табл. 5). Это в два раза больше, чем в среднем по сельской местности России и почти столько же, сколько в российском городском жилфонде. Объяснить этот феномен можно только одним — спецификой учета в республике, когда установленные населением автономные системы теплоснабжения (АОГВ) учитываются в статистике как центральное отопление. Но даже эти искажения — очень важный социальный индикатор, они показывают, что в сельской местности у населения есть средства на благоустройство собственного жилья.

Таблица 5. Благоустройство жилищного фонда в 2003 г., %

 

Жилищный фонд

Удельный вес площади, оборудованной

водопро-водом

канали-зацией

центральным отоплением

газом

горячим водосна-бжением

Татарстан

городской

93

91

97

96

87

сельский

51

33

80

97

17

Самарская область

городской

93

92

96

73

87

сельский

53

39

62

87

24

РФ

городской

87

85

85

69

77

сельский

41

32

41

75

20

Еще одно подтверждение относительного благополучия — устойчиво высокие темпы ввода жилья. По душевым показателям Татарстан уступает только Московской, Астраханской, Белгородской областям и Москве, в последние годы — еще и Ханты-Мансийскому АО, не имея, однако, сопоставимого с москвичами и нефтяниками Сибири уровня доходов. Но и в Астраханской, Белгородской областях доходы не самые высокие, при этом от половины до трех четвертей жилья строится населением за свой счет. В Татарстане эта доля существенно ниже — 30–40%, жилье строится в основном компаниями на продажу, а также с привлечением бюджетных средств. Значительные объемы жилищного строительства и поддержка населения республики в решении жилищной проблемы — реальное преимущество "мягкого вхождения в рынок".

Однако средства, которые используют региональные власти для решения жилищной проблемы, весьма далеки от рыночных. В республике существует программа ликвидации ветхого и аварийного жилья, особенно активно реализуемая в Казани к юбилею города. Благодаря этой программе республика оказалась в числе лидеров по вводу жилья. Но способы, которыми финансируется программа, вызывают много вопросов. В Татарстане длительное время существовал специальный налог, обязывающий предпринимателей отчислять 1% прибыли на ликвидацию ветхого и аварийного жилья. Этот побор недавно был отменен как незаконный, но мало что изменилось, — для этих целей создан специальный фонд, куда предпринимателям крайне настоятельно предлагается делать "добровольные" взносы. Прозрачность расходования средств этого фонда низка.

Несколько лет республика не спешила вводить жилищные субсидии, предпочитая сохранять систему льгот на ЖКУ. В 2003–2005 гг. был осуществлен массовый переход от категориальных льгот к адресным жилищным субсидиям. Только за 2002–2003 гг. доля получателей субсидий выросла в далеко не бедной республике с 2 до 34% семей (в среднем по РФ — 15%), а расходы на эти цели — с 1 до 60% совокупных расходов на субсидии и льготы по ЖКУ. Следующим шагом стало введение в 2005 г. региональных "субсидий по сглаживанию" в связи с резким ростом стоимости ЖКУ, неизбежным после многолетнего удерживания низких тарифов. Размер таких субсидий зависит от душевого дохода семьи, верхняя планка субсидирования установлена на уровне доходов в 7 тыс. руб. на человека в месяц, т.е. практически равна среднедушевым доходам населения республики. Дифференциация, безусловно, сохраняется — семьям, имеющим доходы более 6 тыс. руб. на человека, доплачивают совсем немного и только в пределах социальной нормы жилья, а малоимущим — до уровня 7 тыс. руб. и за всю площадь жилья. Охвачено новой системой поддержки около половины семей республики, а при таком масштабе рыночный механизм адресных субсидий становится похожим на старую систему тотального льготирования, ведь проверить реальность декларируемых доходов семей, претендующих на получение субсидий, практически невозможно. Очередная попытка "мягкого вхождения в рынок" привела к созданию еще одного механизма поддержки с низкой эффективностью.

Тем не менее у такой "социально-рыночной" модели развития есть очень много сторонников среди жителей республики. Существуют аргументы и за, и против татарстанского опыта, его краткосрочный позитивный эффект оспаривать сложно, но какова будет длительная перспектива развития этой модели — покажет только время.

Интегральные индексы. По индексу развития человеческого потенциала республика входит в тройку (2002 г.) лидеров, прежде всего, за счет уровня доходов и несколько более высокого индекса долголетия, но уступает наиболее развитым регионам по уровню образования. Татарстан благодаря своей социальной политике также имеет повышенные значения "кризисного" индекса качества жизни. По индексу инновативности республика занимает уже 11-е место, уступая лидерам почти по всем компонентам, за исключением частных индексов числа студентов вузов и проникновения сотовой связи. А вот по индексу демократичности Татарстан, даже в середине 1990-х гг. относившийся к числу регионам с "управляемым голосованием", устойчиво занимает места в восьмом десятке регионов.



  1. Омельченко Е.Л. Паника и изоляция или знание и помощь? Рост потребления наркотиков среди различных групп молодежи: стратегии общественного реагирования в региональном контексте социальных изменений (Республика Татарстан, Ульяновская и Самарская области)

  2. Несмелова М.Ю. Социальный работник как субъект социальной политики (на примере Республики Татарстан).

  3. Мухарямова Л.М. Социальная политика в сфере укрепления репродуктивного здоровья несовершеннолетних девушек в Республике Татарстан.



  
 
Новости | Об институте | Научные программы | Публикации | Региональная программа | English