В начало
В начало
Наши новости
Наши новости

 
Об институте
Об институте

 
Исследования
Исследования

 
Поколения и гендер
 Поколения и гендер

 
Индекс
       потребительских
       настроений

База данных
Региональная
       программа

Региональная программа

Конференции и
       семинары

Конференции и семинары
Публикации
Публикации

 
Контакты и адрес
Контакты и координаты
English
English
Наши партнеры

Независимый институт социальной политики


     

ИНДЕКС ПОТРЕБИТЕЛЬСКИХ НАСТРОЕНИЙ / Методология анализа настроений потребителей



В современной рыночной экономике потребители играют чрезвычайно важную роль, поскольку осуществляемые ими расходы составляют свыше половины валового внутреннего продукта (см. табл. 1.1), а в США в 2004 г. они достигли 70% ВВП. В России за последние 15 лет потребительские расходы были минимальными в 1992 г. (38% ВВП), что, безусловно, связано с либерализацией цен; затем они неуклонно росли вплоть до 1998 г., достигнув рекордной отметки в 56,2%, и преодолев спад, вызванный финансовым кризисом, с 2001 г. вновь начали возрастать, составив в 2004 г. 50% валового внутреннего продукта страны.

Таблица 1.1. Доля расходов домашних хозяйств на конечное потребление в ВВП, %

Страны 1970 1980 1990 2000 2004
США 63,3 63,5 66,7 69,0 70,0
Великобритания 59,3 57,5 60,6 63,5 62,6
Польша 75,9 64,4 47,0 62,9 64,0
Венгрия 48,3 49,5 48,2 50,9 53,7
Италия 57,0 57,7 57,1 60,1 59,7
Япония 47,9 54,0 52,4 54,7 55,3
Германия 57,0 59,5 56,2 57,2 57,4
Франция 55,7 56,5 56,0 54,4 54,7
Чехия - 47,9 48,2 51,6 49,5
Китай 64,9 51,3 49,7 47,9 -
Россия - - 47,5 45,9 50,1

Источники: данные ООН, Economic Report of the President (Washington DC, 2005), Росстата.

Та роль, которую играют потребительские расходы в рыночной экономике, обусловливает важность анализа поведения потребителей и стремление специалистов определить факторы, воздействующие на это поведение.

В данном разделе будут рассмотрены теоретические основания опросов потребителей, концепция индекса потребительских настроений, его распространение в мире и история в России, а также методика построения ИПН.


Теоретические основания ИПН

В основе неоклассической теории начала ХХ в. лежало представление о том, что главными факторами, влияющими на потребительское поведение, являются уровень личных доходов и уровень цен на потребительском рынке, которые служат ограничениями при максимизации функции полезности. При заданном уровне дохода и заданных ценах частные потребители могут делать те или иные покупки или не делать их. В рамках неоклассической теории того времени эти действия определялись и потребительскими предпочтениями, но меняющимися только во времени. В качестве ценового параметра, влияющего на изменения потребительских предпочтений, выступала норма процента. Впрочем, даже в этой статичной схеме, где потребителю отводилась достаточно пассивная роль, не удавалось обойтись без привлечения субъективных потребительских оценок, поскольку норма процента соотносилась с ожидаемым изменением цен.

В теории Дж. М. Кейнса, который предпринял попытку вывести неоклассическую теорию за рамки стационарного равновесия для объяснения причин циклического развития, роль потребительских представлений возрастает. В кейнсианской теории совокупный потребитель уже выступает как самостоятельный экономический агент. Личные сбережения являются значимой экономической категорией, а в качестве объективных факторов, определяющих ключевое понятие теории - "склонности к потреблению", фигурирует ожидаемое отношение текущего и будущего уровня доходов [1]. И это не считая целого ряда субъективных факторов, вплоть до "удовлетворения чистой жадности".

Развитие теории потребительской функции в послевоенный период было связано в основном с желанием объяснить отсутствие предсказанного Дж. М. Кейнсом падения склонности к потреблению. Дж. Дьюзенберри, Ф. Модильяни и др. также уделяли много внимания таким понятиям, как ожидаемый доход и ожидаемая продолжительность жизни. Монетаристский подход к объяснению циклической динамики рыночной экономики, несмотря на свою противокейнсианскую направленность, во многом повторяет кейнсианские взгляды на потребительскую функцию. Гипотеза "перманентного дохода" М. Фридмена по сути дела является специфической формулировкой взаимосвязи между ожидаемыми уровнями дохода и потребления.

Наибольшее внимание влиянию субъективных факторов на макроэкономические явления уделяется в рамках теории поведенческой или психологической экономики. Дж. Катона, один из родоначальников этого направления, полагал, что экономика без психологии не будет успешной в объяснении важных экономических явлений, в то время как психология без экономики лишена шансов на объяснение некоторых из наиболее общих, широко распространенных видов человеческого поведения [2]. Таким образом, один из ключевых пунктов экономико-психологического подхода состоит в попытке учета (измерения) на макроуровне психологических факторов, являющихся по сути показателями индивидуального поведения.

Связь между психологией людей и макроэкономикой появляется, по мнению Катоны, благодаря тому, что в экономике, особенно современной, воздействие "объективных" условий на поведение людей неизбежно опосредуется их субъективными воззрениями. Никто не может предугадать направление хозяйственных процессов - ожидает страну подъём или депрессия. Но люди вынуждены постоянно принимать конкретные решения по поводу своего потребления и своих сбережений. На что они ориентируются? Дж. Катона исходил из того, что в условиях неопределённости экономические ожидания и общественное мнение существенно влияют на экономику в целом. Так, эти психологические по своей сути факторы могут повернуть или скорректировать течение бизнес-цикла, если большая группа людей одновременно изменит свое поведение, решив потратить или, наоборот, сберечь средства, воздействуя, тем самым, на макроэкономические процессы, например, на динамику инвестиций. Даже небольшие сдвиги во времени принятия потребителями решений о расходах и сбережениях приобретают существенное макроэкономическое значение, поскольку потребительские расходы играют огромную роль в экономике всех стран.

Желание покупать обусловлено личными представлениями, оценками и ожиданиями людей относительно своего материального положения, занятости, динамики цен, общеэкономических перспектив развития страны в целом. В данном случае речь идет не о значении потребительских ожиданий вообще, а об их роли в понимании динамики поведения потребителей в условиях рыночной экономики.

Когда мы говорим о потребительских ожиданиях, то речь не сводится к выявлению различий в мотивации потребителей в зависимости от действия культурных или институциональных факторов. Потребители так или иначе отдают предпочтение экономическому выбору, в наибольшей степени отвечающему их интересам. По существу, определяющим моментом является наличие у потребителей возможности действовать в соответствии со своими предпочтениями. Характерно, что когда речь идет о развитой рыночной экономике, для объяснения этой проблемы используют категории "ограничений ликвидности" или неспособности потребителей наладить структуру текущего потребления. Кроме того, для некоторых (даже многих) потребителей главное ограничение выбора состоит в недостатке дохода, причем их доходы просто оказываются слишком низкими для обеспечения как в настоящем, так и в будущем адекватного уровня жизни.

Как бы то ни было, все источники ограничений приводят к одинаковому результату: когда выбор полностью ограничен, изменения в ожиданиях потребителей не оказывают никакого воздействия на их решения по расходованию средств или накоплению сбережений. И наоборот: при уменьшении этих ограничений роль потребительских ожиданий возрастает. Даже в современных развитых странах доля потребителей, испытывающих подобные ограничения, колеблется приблизительно от 10% до 40%.

Достоверность и обоснованность потребительских ожиданий зависит от возможности потребителей получать и применять экономическую информацию. На эту возможность оказывают влияние объем и качество имеющейся информации и осведомленность населения в экономических вопросах, достаточная для истолкования полученных сведений. В процессе формирования своих ожиданий потребители не просто экстраполируют прошлые события в будущее. Их ожидания ориентированы на будущее в том смысле, что включают в себя ожидаемые сдвиги в доходах и занятости, ценах и процентных ставках, предполагаемые изменения в системе налогообложения, а также ожидаемые сдвиги в других "внеэкономических" сферах. Это вовсе не означает, что потребители - где бы то ни было - досконально разбираются в сложнейших экономических процессах, что составляет одну из предпосылок гипотезы рациональных ожиданий. Выражая другую, совершенно противоположную точку зрения, можно утверждать, что нет никаких признаков, позволяющих назвать подход потребителей нерациональным. Судя по накопленному опыту измерений, истина, видимо, состоит в том, что потребители обычно проявляют определенную степень "ограниченной рациональности", при которой конечные результаты обусловливаются скорее критерием достаточности, чем принципом строгой оптимизации. Самые общие данные опросов указывают на то, что потребитель способен учиться и познавать, а также на наличие у него адаптивных ожиданий.

Совершенно очевидно, что средства массовой информации представляют собой важный и влиятельный источник информации о настоящем и будущем экономики страны. Однако, оценивая, например, перспективы экономики люди, "пропуская" через себя пласт внешней информации, одновременно опираются и на собственный опыт и ощущения, касающиеся изменения доходов, цен, условий занятости и т.д. Именно личный опыт потребителей, приобретаемый ими в процессе изменений локальных условий дохода и занятости, цен и наличия товаров на местных рынках, а также многие другие ассоциативные связи с текущими событиями в обстановке быстро меняющейся конъюнктуры, зачастую оказывается наиболее значимым фактором, влияющим на экономическое поведение.

1. Suits D. B. The Determinants of Consumer Expenditure: A Review of Present Knowledge // Impacts of Monetary Policy. Commission on Money and Credit. Englewood Cliffs (NJ): Prentice-Hall, Inc., 1963. P. 11.

2. Katona G. Psychological Analysis of Economic Behaviour. N.Y.: McGrow-Hill, 1951. P. 9.


Концепция ИПН: как это начиналось в США

После Второй мировой войны деловые круги и правительство США были обеспокоены вопросом: что станет делать население с весьма значительными сбережениями, накопленными за время войны? Будут ли их тратить? Если будут - то как и на что? Иными словами, как поведет себя потребитель в условиях существующей свободы выбора? Это важно было знать потому, что в рыночной экономике именно рядовой массовый потребитель выступает главной фигурой, и его поведение является основным фактором экономики. Для изучения намерений, настроений и поведения потребителей по инициативе Дж. Катоны из Мичиганского университета (г. Энн Арбор) в 1946 г. начали проводиться первые опросы потребителей. А в 1950-е годы группа исследователей Мичиганского университета под руководством Дж. Катоны разработала методику построения агрегатного индекса потребительских настроений (Consumer Sentiment Index), которая с минимальными изменениями используется ныне во многих странах мира.

Индекс потребительских настроений (ИПН) строится на основе систематических социологических опросов населения. Вопросов может быть задано много, но для построения индекса используются ответы на пять основных [3]:

  1. We are interested in how people are getting along financially these days. Would you say that you (and your family living there) are better off or worse off financially than you were a year ago?
  2. Now looking ahead - do you think that a year from now you (and your family living there) will be better off financially, or worse off, or just about the same as now?
  3. Now turning to business conditions in the country as a whole - do you think that during the next twelve months we'll have good times financially, or bad times, or what?
  4. Looking ahead, which would you say is more likely - that in the country as a whole we'll have continuous good times during the next five years or so, or that we will have periods of widespread unemployment or depression, or what?
  5. About the big things people buy for their homes - such as furniture, a refrigerator, stove, television, and things like that. Generally speaking, do you think now is a good or bad time for people to buy major household items?

На основании ответов респондентов на каждый вопрос рассчитываются частные индексы, отражающие динамику отдельных факторов, формирующих потребительское поведение населения. Частные индексы строятся по следующей процедуре: из доли положительных ответов вычитается доля отрицательных и к этой разнице прибавляется 100, чтобы исключить появление отрицательных величин. Совокупный индекс рассчитывается как средняя арифметическая из частных индексов. Значения индексов могут изменяться в пределах от 0 до 200. Индекс равен 200, когда все население положительно оценивает экономическую ситуацию. Индекс равен 100, когда доля положительных и отрицательных оценок одинакова. Значения индекса ниже 100 означают преобладание негативных оценок в обществе.

По своей методологической природе любой сконструированный индекс - это величина, искусственно полученная в результате обработки ряда эмпирических данных. Такой индекс может служить показателем состояния или тенденции изменения изучаемого материала - в данном случае массового сознания потребителей - как некоего целостного образования. Естественно, при этом возникает вопрос о правомерности такого подхода, поскольку в рамках строго эмпирического, бихевиористского изучения массового поведения всякое допущение надындивидуальных "целостностей" недопустимо. Вместе с тем из практики повторяющихся массовых опросов известно, что имеются чрезвычайно устойчивые характеристики (состояния) общественного мнения, которые на протяжении ряда лет выражаются близкими величинами. Главным образом такие характеристики относятся к сфере обобщенных самооценок или установок респондентов в отношении определенных ценностей. Устойчивость, по мнению известного российского социолога профессора Ю. Левады, можно объяснить "инерционным" воздействием действующих стереотипов восприятия, которые укладывают разнообразные внешние воздействия в стандартизированные рамки и минимизируют эффекты дестабилизирующих факторов [4]. При этом высокой степенью устойчивости обладают не только характеристики общественного мнения, непосредственно получаемые в опросах, но также и обобщенные индексы, то есть показатели соотношения и тенденций изменения этих характеристик.

Вместе с тем в периоды ускоренных изменений общественной среды эти индексы лучше, чем какие-либо другие, объективные по своему характеру, показатели (например, статистические) отражают и в определенной мере прогнозируют развитие событий. Это связано с тем, что успешное использование традиционных (эконометрических и др.) моделей зависит от отсутствия структурных изменений во взаимосвязях, лежащих в их основе. А всякий разлом обнажает, выводит наружу те механизмы поддержания и/или разрушения социальных взаимосвязей, которые и структурируют общественные процессы. Поэтому сопоставление устойчивых долгосрочных тенденций и специфически кризисных феноменов массового сознания позволяет выявить пределы устойчивости общественных структур и, следовательно, возможности обратимости/необратимости происходящих изменений.

Появление ИПН в послевоенной Америке, как уже говорилось, в основном было стимулировано желанием бизнеса знать, собирается ли население тратить сбережения. Однако со временем выяснилось, что ИПН дает ответ и на более общий вопрос: об уровне и, самое главное, динамике оптимизма в отношении экономического и социального развития в целом. Индекс потребительских настроений - как совокупный индекс, так и отдельные его частные составляющие - показывает не абсолютные величины (т.е. распространенность) соответствующих оценок и мнений, а меру или степень их "позитивности" (знака) в каких-либо временных или групповых сопоставлениях. Кроме того, методика построения ИПН такова, что этот индекс агрегирует в себе частные мнения отдельных людей, не зависящих друг от друга и не влияющих друг на друга. ИПН строится на основе массовых опросов населения и поэтому он является показателем, отражающим настроения и поведение основной массы жителей страны, а не отдельных привилегированных или депривированных групп населения (например, очень богатых или очень бедных). Таким образом, изменение индекса связано с поведением именно массового потребителя. Это делает ИПН независимым обобщенным макроэкономическим показателем, рассчитанным на основе микроэкономической, по своей сути, информации, но характеризующим динамику экономического развития страны в целом.

Время показало, что ИПН обладает огромным прогнозным потенциалом. Эти прогнозные способности ИПН обусловлены тем, что вопросы, на основе которых он строится, фокусируются на понимании того, как потребители трактуют информацию о текущем и будущем развитии экономики. И хотя не предполагается, что обычные потребители глубоко понимают сложные экономические процессы, опыт измерения ИПН показывает, что потребители при принятии решений о своих текущих расходах и сбережениях учитывают и некую информацию о будущем.

Отдельный респондент, будучи покупателем, оценивает ситуацию на рынке товаров и услуг исходя из собственной, как правило, случайной информации. Он может серьезно ошибаться, но преобладающий вектор массы индивидуальных оценок, как оказывается, практически всегда верно предвосхищает краткосрочную перспективу экономической ситуации. Был поставлен эксперимент: одни и те же вопросы задали массе обычных людей и большой группе экспертов, специалистов по экономическим проблемам. Оказалось, что ответы отдельного рядового потребителя могут сильно отличаться от ответов эксперта, рядовой потребитель чаще ошибается. Но усредненный ответ "совокупного потребителя" получился поразительно близким к ответу экспертов: все вместе потребители не ошибаются. Другой эксперимент поставила сама жизнь в 1978 г., когда в США случился биржевой кризис. Специалисты предрекали крах всей экономики, но ИПН оставался неизменным. Потребитель оказался прав: общеэкономического кризиса не случилось.

И еще один очень важный момент. Индекс потребительских настроений является уникальным макроэкономическим индикатором, позволяющим проводить независимую негосударственную экспертизу эффективности экономической политики государства.

Уникальность ИПН заключается, во-первых, в оперативности его измерений и его "открытости". Результаты оценок ИПН, сразу же публикуемые в ведущих средствах массовой информации, а теперь и в сети Интернет, являются полностью доступными для широкой общественности. Большинство других существующих макроэкономических показателей (помимо официальной государственной статистики) предназначены либо только для агентов финансовых рынков, либо для клиентов инвестиционных компаний, т.е. используются для принятия инвестиционных решений частным бизнесом.

Во-вторых, поскольку ИПН агрегирует в себе мнения тысяч рядовых людей, то тем самым этот показатель предоставляет редкую возможность учета психологических, т.е. субъективных, факторов при выработке экономической политики. Субъективные оценки людей зачастую могут не соответствовать "официальному" положению дел, но, тем не менее, безусловно оказывают влияние на их поведение и, прежде всего, в отношении потребления и сбережений, а в макроэкономических терминах - на динамику внутреннего спроса.

В-третьих, ИПН является действительно единственным макроэкономическим индикатором, агрегирующим в себе мнения, оценки и ожидания всего населения страны. Другие известные экономические показатели, основанные на социологических опросах, ориентированы главным образом на поведение промышленных предприятий и крупного бизнеса. Тогда как именно население играет, в конечном счете, определяющую роль в динамике внутреннего спроса и, соответственно, ускорении или замедлении экономического роста.

Следует отметить, что ИПН - это сводный, но далеко не единственный индикатор, измеряемый в рамках опросов потребителей. ИПН подразумевает целую систему экономических показателей, отражающих оценки населением личного благосостояния, состояния и перспектив экономического развития страны, ситуации на потребительском рынке, инфляционные ожидания и ожидания относительно безработицы, оценки экономической политики правительства и т.д. Кроме того, методология исследования потребительских настроений разработана таким образом, что она позволяет включать в себя, помимо базовых, т.е. необходимых вопросов для построения собственно ИПН, и другие вопросы, так называемые "гибкие модули". Под ними подразумеваются комплексы дополнительных опросов, на основе которых строятся различные индикаторы (к примеру, сберегательного поведения, потребительского кредитования и т.д.), отражающие не только изменяющиеся экономические реалии, но и, будучи органично связанными с динамикой ИПН, перемены в настроениях и экономическом поведении людей. Иными словами, исследования ИПН представляют собой открытую, а не замкнутую систему.

3. Мы специально приводим здесь формулировки вопросов на английском языке, поскольку проблема адекватного перевода требует отдельного обсуждения (см. раздел "Методика построения ИПН").

4. Левада Ю. От мнений к пониманию. М.: МШПИ, 2000.


Распространение ИПН в мире

Экономика США одной из первых вступила в стадию развития, известную под названием "общество потребления". Поэтому не удивительно, что именно в США не только особенно интенсивно развивалась теория поведения потребителей, но и раньше всего были организованы регулярные наблюдения за настроениями потребителей. Уже первые годы наблюдения за ИПН, который стал рассчитываться с начала 1950-х годов Центром обследования потребителей Института социальных исследований Мичиганского университета на квартальной основе, продемонстрировали значимость индекса при объяснении и прогнозировании темпов роста личного потребления и экономики в целом.

Первые успехи привели к росту интереса к подобным исследованиям, и в 1960-е годы в США появился целый ряд дополнительных проектов в этой области. В рамках одного из дорогостоящих проектов Бюро цензов при Министерстве торговли США ежеквартально проводились обследования домохозяйств с целью выявления намерений населения относительно приобретения крупных товаров длительного пользования. В 1967 г. ассоциация американских предпринимателей (Conference Board) стала оценивать более оперативный (раз в два месяца, по сравнению с квартальным ИПН), хотя и более простой (в техническом исполнении) индекс уверенности потребителей (Consumer Confidence Index). Однако затухание циклических процессов в этот период привело к тому, что прогнозные качества обследований потребителей оказались невостребованными. Кроме того, результаты 14-летних наблюдений в проекте Бюро цензов показали, что обобщенные характеристики настроений и ожиданий населения лучше объясняют и прогнозируют ситуацию на потребительском рынке, чем выявленные намерения осуществить ту или иную крупную покупку. В итоге многие проекты по изучению поведения потребителей в начале 1970-х годов были закрыты.

Тем не менее кризисы 1970 г. и особенно 1973-1974 гг. вновь продемонстрировали достоинства регулярного наблюдения за оценками и ожиданиями населения в области экономики. Рост спроса на информацию такого рода со стороны государства, научных и деловых кругов привел к тому, что в конце 1970-х годов Conference Board, а затем и Мичиганский университет перешли к процедуре ежемесячных оценок соответствующих индексов. Свидетельством признания этих показателей является тот факт, что они входят практически во все списки индикаторов деловой активности в США, а курсы акций на крупнейших фондовых биржах чутко реагируют на сообщения об изменениях индексов настроений потребителей.

В Японии и некоторых странах западной Европы первые попытки оценить настроения потребителей предпринимались еще в конце 1950-х годов. В 1960-е годы в этих странах созрела необходимость и появилась возможность для организации регулярных наблюдений за настроениями потребителей. По данным CIRET (Центр международных исследований экономических тенденций на базе обследований), к концу 1960-х годов проводилось 14 опросов потребителей в разных странах. За 10 последующих лет число таких опросов удвоилось, а к 1995 г. CIRET зарегистрировал около 40 обследований потребительских настроений практически во всех государствах с развитой экономикой.

В 1990-е годы многие страны с переходной экономикой начали перенимать опыт развитых стран, в том числе в области статистического наблюдения за настроениями потребителей, хотя в большинстве бывших социалистических стран еще не было предпосылок, характерных для "общества потребления". Оценкой настроений потребителей в конце 1990-х годов стали интересоваться даже в таких странах как Бразилия и Китай. Так или иначе, в последние 10 лет индексы потребительских настроений начали разрабатываться во многих странах с переходной экономикой, в том числе и в России.


История ИПН в России

Реформы, восприятие принципов открытости, вступление России в международные экономические организации - все это потребовало освоения общепринятого в мире языка экономического общения. Поэтому 1990-е годы ознаменовали собой начало изменений в структуре и содержании российской официальной статистической информации, появление и развитие новых научно-исследовательских центров, включение в макроэкономические исследования, а затем и попытки использования в практической сфере новых показателей, отражающих различные факторы экономической динамики в рыночном хозяйстве. Одним из таких показателей и является индекс потребительских настроений, наибольшая ценность которого заключается, прежде всего, в регулярности и "единообразии" его измерений.

Первые пробные попытки измерения потребительских настроений были предприняты в 1993 г. во ВЦИОМе (ныне - Левада-Центр). По инициативе С. Николаенко и М. Красильниковой базовый набор вопросов ИПН начал включаться в ежемесячные опросы Левады-Центра (исследования "Факт"), проводившиеся по всероссийской репрезентативной выборке. В 1993 г. замеры индекса проводились на протяжении всего года, а в 1994-1995 гг. в силу различных причин измерения проводились лишь эпизодически и нерегулярно.

В 1996 г. начался качественно новый этап в исследовании потребительских настроений в России. Тогда в рамках российско-американского проекта по инициативе Министерства финансов РФ (при личном участии тогдашнего Зам. министра финансов О. Вьюгина) и при поддержке Бюро технической помощи Казначейства США возобновилось построение ИПН на регулярной основе.

Этому предшествовало несколько важных шагов. В начале 1996 г. Минфин РФ обратился к Казначейству США с просьбой об оказании технической помощи по разработке и внедрению в России макроэкономических показателей, соответствующих западным образцам. Казначейство США привлекло к этой работе сотрудницу Бюро цензов д-ра Альбину Бирман. Проект предусматривал построение ИПН на регулярной основе и использование его, наряду с другими макроэкономическими показателями, в моделях краткосрочного прогноза, бюджетного планирования, а также оценки вариантов экономической политики правительства. Именно А. Бирман, которую смело можно назвать идейным вдохновителем, организатором и "локомотивом" этого широкомасштабного и новаторского по своей сути проекта, была создана исследовательская группа "ИПН-Россия". Результаты работы этой группы под руководством А. Бирман впечатляющи: уже через несколько лет индекс потребительских настроений стал неотъемлемой частью экономической культуры; результаты исследований и измерений регулярно публикуются в ведущих СМИ.

Основное внимание исследователей на начальном этапе работ было сосредоточено на разработке самого опросника. Отметим, что и впоследствии, когда опросы потребителей станут регулярными, контроль за содержанием опросника и его адекватностью изменяющимся реалиям будет являться важнейшим этапом всей программы.

При организации проведения самих полевых работ по всероссийской репрезентативной выборке выбор пал на Левада-Центр, не только потому, что именно здесь были сделаны первые пробные шаги по измерению ИПН в России, но и вследствие большого опыта, уже накопленного к 1996 г. этой социологической службой, а, точнее сказать, "фабрикой опросов", в области изучения общественного мнения.

Важным этапом в развитии проекта ИПН стало создание в мае 1997 г. специальной некоммерческой организации - Фонда "Содействие развитию и построению индекса потребительских настроений" (Фонд ИПН), главной целью которой является содействие в оказании финансовой, технической и интеллектуальной поддержки исследованиям, направленным на изучение потребительских настроений.

В 1996-1997 гг. проект ИПН финансировался Бюро технической помощи Казначейства США, в 1998-2003 гг. - за счет грантов, полученных из Фонда Форда и из источников, относящихся к российским деловым кругам (в частности, из средств Московской межбанковской валютной биржи, Сбербанка России и др.), а также при поддержке Центра развития; в 2004-2005 гг. реализация программы ИПН осуществляется при поддержке Независимого института социальной политики, Левады-Центра и Сбербанка России.

Таким образом, к настоящему времени история регулярного мониторинга потребительских настроений насчитывает десять лет (а если считать и первые шаги в 1993 г., то все 13), и можно смело говорить, что индекс потребительских настроений в России получил "постоянную прописку". Разработка ИПН включает в себя целый комплекс мероприятий:

  • проведение регулярных измерений ИПН по одной и той же методологии;
  • осуществление обработки результатов опросов, вычисления ИПН, анализа взаимосвязи ИПН с макроэкономическими показателями;
  • создание и поддержание унифицированного кодификатора так называемых открытых вопросов (типа "Почему Вы так думаете?");
  • выпуск информационного бюллетеня по итогам каждого проведенного замера ИПН, с большим количеством графической, аналитической и наглядной информации;
  • оперативная публикация результатов в средствах массовой информации;
  • оказание методологической помощи региональным организациям, проводящим опросы для построения ИПН на местах (Вологодская, Ивановская области), а также исследовательским центрам Украины и Таджикистана;
  • проведение международных конференций, посвященных потребительским настроениям и поведению населения, результаты которых публикуются на русском и английском языках (к настоящему времени проведено три таких конференции).

С конца 1998 г. Обследования потребительских ожиданий населения (ОПОН) начали проводиться и Росстатом (ранее - Госкомстатом), включившим их в свой план статистических работ. Этому предшествовала серия рабочих семинаров и методологических консультаций с исследовательской группой Фонда ИПН, а также пилотный опрос в нескольких регионах Российской Федерации. Замеры Росстата проводятся 1 раз в квартал на основе сети для обследования бюджетов домашних хозяйств, осуществляемого органами государственной статистики, объем подвыборки - 5000 домохозяйств. Результаты опросов публикуются один раз в год в конце года, следующего за годом наблюдения, в сборнике "Социальное положение и уровень жизни населения России".

Чтобы представить масштабы распространения обследований потребительских настроений в мире, в заключение этого параграфа мы сочли целесообразным представить сводную таблицу по странам с указанием тех индексов, которые строятся на основе проводимых опросов (см. табл. 1.2).

Таблица 1.2. Годы начала мониторинга настроений потребителей по сопоставимым методикам в разных странах

Страны Год
Индекс потребительских настроений по методике Мичиганского университета  
США 1950
Россия 1993
Индекс потребительского доверия по методике Европейского союза 
Бельгия, Великобритания, Германия, Греция, Дания, Ирландия, Италия, Нидерланды, Франция 1985
Испания, Португалия 1986
Финляндия 1987
Венгрия, Эстония 1992
Австрия, Чехия, Швеция 1995
Словения 1996
Словакия 1999
Болгария, Кипр, Латвия, Литва, Польша, Румыния 2001
Люксембург 2002
Прочие индексы 
США (Индекс уверенности потребителей - Conference Board) 1967
Япония (Индекс настроений потребителей - Центр Шин Джо) 1980
Канада (Индекс уверенности потребителей - Conference Board / Canada) 1990
Россия (Индекс уверенности потребителей - Росстат) 1998

Как явствует из данной таблицы, различаются не только названия индексов, конструируемых на основе опросов потребителей, но и методика их построения. Именно вопросам методики посвящен специальный раздел.


Методика построения ИПН

Общие принципы оценки и построения индекса потребительских настроений изначально были разработаны, как отмечалось выше, исследователями Центра обследования потребителей Института социальных исследований Мичиганского университета в 1950-е годы. Все варианты индексов, отражающих настроения потребителей и используемые в разных странах мира, в целом близки к изначальной методике, хотя набор конкретных вопросов, включаемых в индексы, равно как и конкретная процедура их расчета могут варьироваться.

Например, в США, наряду с индексом потребительских настроений (Consumer Sentiment Index - CSI), рассчитываемым Центром обследования потребителей Мичиганского Института социальных исследований, существует, как отмечалось в предыдущих разделах, несколько отличающийся от него по методике построения индекс уверенности потребителей (Consumer Confidence Index - CCI), рассчитываемый Conference Board. В основе этого индекса лежит письменная анкета, ежемесячно рассылаемая по почте 5000 респондентам по репрезентативной на национальном уровне, неповторяющейся выборке, из которых, обычно, заполненными возвращается около 3500. Для построения индекса используются ответы на 5 вопросов относительно (1) текущей и (2) ожидаемой в течение ближайших 6 месяцев общеэкономической ситуации, (3) текущей и (4) ожидаемой в течение ближайших 6 месяцев ситуации с занятостью и (5) ожидаемых в течение ближайших 6 месяцев доходах семьи. Для каждого вопроса рассчитывается относительное значение, равное отношению доли положительных ответов к сумме долей положительных и отрицательных ответов. Сейчас эти значения соотносятся со средним для 1985 г. уровнем, который приравнен к 100, и рассчитывается среднее значение из 5 компонентов индекса.

Cреднесрочная динамика индекса потребительских настроений (CSI) и индекса уверенности потребителей (CCI) в большинстве случаев очень близка, что отражает объективность тех процессов, которые происходят в сознании потребителей (рис. 1.1). Вместе с тем различия в методологии сбора информации и построения индексов приводят к тому, что краткосрочная динамика индексов может существенно различаться, и это необходимо учитывать при ориентации на тот или иной показатель.

Рисунок 1.1. США: Индекс уверенности потребителей (CCI) и индекс потребительских настроений (CSI)

Помимо США, индексы потребительских настроений рассчитываются сейчас более чем в 40 странах. При общем сходстве принципов измерения, имеются определенные страновые различия в конкретной методике эмпирической оценки. В свое время Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) начала аккумулировать информацию об этих индексах в рамках построения системы лидирующих индикаторов для отдельных стран - участниц организации, не придавая особого значения унификации методологии их построения. Для каждой отдельной страны эти индексы выполняли схожие роли, однако возможности межстранового сравнения индексов были ограничены.

Объединительные тенденции в Европе привели к концентрации исследований потребительских настроений в Европейском союзе, для которого проблема унификации была важна. В 1990-годы вся статистика членов Европейского союза в этой области (в том числе ретроспективно, начиная с 1985 г.) была унифицирована, что позволило, в частности, начать рассчитывать общие для всего ЕС индексы с помощью взвешивания по объему потребительских расходов. Европейский индекс потребительского доверия (ИПД), ежемесячно рассчитываемый по единой методологии, объединяет 5-бальные ответы на 4 вопроса относительно ожидаемых изменений в (1) личном материальном и (2) общеэкономическом положении, (3) занятости и (4) личных сбережениях на протяжении следующих 12 месяцев. Отдельные индексы рассчитываются как баланс долей положительных и отрицательных ответов с половинным весом промежуточных ответов, т.е. изменяются от -100 до +100. Общий индекс представляет собой среднюю из индивидуальных.

Однако за пределами Европейского союза различия между страновыми индексами сохраняются. Например, в Японии опросы потребителей производятся Центром Шин Джо с периодичностью 1 раз в квартал. По 5-бальной шкале оценивается 5 показателей: (1) общее материальное положение, (2) намерения покупать товары длительного пользования и перспективы роста (3) дохода, (4) цен и (5) занятости. Нейтральным оценкам присваивается значение 0,5, положительным - 0,75 и 1, а отрицательным - 0,25 и 0. Обобщенный индекс потребительского доверия представляет собой простую среднюю из 5 индексов и изменяется в диапазоне от 0 до 100%.

Что касается России, то в качестве основы для построения ИПН изначально была взята методика Центра обследования потребителей Института социальных исследований Мичиганского университета в США. На первом этапе, в 1993-1995 гг., опрашивалось взрослое (16 лет и старше) городское и сельское население страны; техника проведения опроса - личные интервью, число опрошенных - 1600 человек. На основании ответов респондентов на каждый вопрос строились частные индексы, а затем совокупные индексы по описанной ранее процедуре.

Как отмечалось ранее, в 1993 г. замеры индекса проводились на протяжении всего года, а в 1994-1995 гг. в силу различных причин измерения имели нерегулярный характер. В частности, вопросы о текущем личном материальном положении и ожиданиях его изменения задавались лишь дважды в год (в марте и сентябре 1994 и 1995 гг.); вопросы об ожиданиях краткосрочных изменений в экономике страны - только в январе 1995 г., при этом вопрос об оценке долгосрочных перспектив развития страны не ставился вовсе, и только вопрос о целесообразности приобретения товаров длительного пользования задавался регулярно, 1 раз в 2 месяца. Вследствие этого невозможно построить для всего периода 1994-1995 гг. совокупный индекс (рассчитываемый как средняя арифметическая из частных индексов). Тем не менее экспертно-статистическим путем - построив несколько различных моделей регрессионных уравнений в порядке эксперимента и выявив закономерности, которым подчиняется тот или иной временной ряд, - нам удалось восстановить пропуски в данных.

При переходе к регулярной оценке ИПН в 1996 г. в качестве основы мы продолжали использовать методику Центра обследования потребителей при Мичиганском институте социальных исследований. Кроме того, был использован практический опыт Мичиганского Центра, который включает в ежемесячную анкету, помимо основных вопросов ИПН, до 40 дополнительных вопросов, позволяющих охарактеризовать различные стороны экономической жизни и проанализировать тенденции потребительских настроений во всех взаимосвязях.

Общие оценки прошлых и ожидаемых изменений личного финансового положения дополняются измерением ожидаемого изменения номинального дохода семьи, а также ожидаемого изменения реального дохода. Оценки краткосрочных и долгосрочных перспектив экономики дополняются показателями ожидаемого изменения уровня инфляции, безработицы, процентных ставок, доверия к экономической политике правительства. Оценки целесообразности совершения крупных покупок дополняются мнениями о состоянии конкретных потребительских рынков (автомобилей, недвижимости и т.п.).

Как подчеркивает директор Мичиганского Центра исследования потребителей д-р Р. Куртин, в каждой сфере вопросы обследования фокусируются на измерении изменений. Формулировка каждого вопроса направлена на отражение того, как потребители используют и оценивают информацию при принятии решений, а не на отражение точных совпадений с официальными источниками данных (хотя на практике их динамика часто оказывается сходной) [5].

Вместе с тем использование методики Центра исследования потребителей не означает ее слепое копирование, поскольку российские и американские респонденты могут вкладывать разное содержание в одни и те же вопросы и ответы. Главное здесь - соответствие самой концепции исследований. Была проведена тщательная экспертиза текстов вопросов (с использованием фокус-групп, пилотного обследования), в результате которой опросник был адаптирован к российским реалиям. Так, например, дословный перевод с английского языка 1-го вопроса характеризует оценку респондентами изменений в финансовом (!) положении их семьи за прошедший год. Однако, учитывая российскую специфику, где весьма распространено натуральное потребление, фраза "финансовое положение" была заменена на "материальное положение". Мы сочли этот термин для России более адекватным самой сути этого вопроса, заложенного в английском варианте. Хотелось бы еще раз подчеркнуть, что в формулировке вопросов при переводе с английского языка на русский (или любой другой) главное заключается в соблюдении концепции, в аналогичном (в различных странах) понимании вопросов. В настоящее время вопросы ИПН приводятся в анкетах в следующих формулировках:

  1. "Как изменилось материальное положение Вашей семьи за последний год? (скорее, улучшилось; осталось без изменения; скорее, ухудшилось; затрудняюсь ответить)".
  2. "Как, по-Вашему, изменится материальное положение Вашей семьи в ближайший год? (скорее, улучшится; останется без изменения; скорее, ухудшится; затрудняюсь ответить)".
  3. "Если говорить об экономических условиях в стране в целом, как Вы считаете, следующие 12 месяцев будут для экономики страны хорошим временем или плохим? (хорошим; хорошим, но не во всем; не хорошим, но и не плохим; плохим, но не во всем; плохим; затрудняюсь ответить)".
  4. "А если говорить о следующих пяти годах, то они будут для экономики страны хорошим или плохим временем? (хорошим; не хорошим, но и не плохим; плохим; затрудняюсь ответить)".
  5. "Если говорить о крупных покупках для дома (таких, как мебель, холодильник, бытовая электроника, телевизор), то как Вы считаете, сейчас в целом хорошее или плохое время для того, чтобы делать такие покупки? (хорошее; не хорошее, но и не плохое; плохое; затрудняюсь ответить)".

В нашем опросе используется как метод фиксированных вопросов и ответов, так и свободных ответов, позволяющий потребителям объяснить своими словами не только что, по их мнению, произойдет, но и почему они ожидают именно таких изменений. Используя открытые вопросы анкеты (типа "Почему Вы так думаете?"), можно выявить факторы (мотивации) формирования мнений населения, что необходимо, прежде всего, для понимания динамики ИПН в будущем. Однако именно работа с открытыми вопросами оказывается в наших условиях очень затрудненной в силу, в первую очередь, организационных причин. Единственно возможная технология проведения репрезентативных для России в целом выборочных исследований - это метод личного интервью (телефонные опросы, как на Западе, у нас невозможны из-за низкого уровня телефонизации - в среднем по России в 2002 г. только 61% городских домохозяйств и 11% сельских домохозяйств имели домашние телефоны). Поэтому в исследовании должны принимать участие сотни интервьюеров по всей стране. Учитывая сложности техники открытых вопросов по столь специфической теме как ИПН, проводить такую работу, да еще в режиме регулярных, а не разовых опросов практически невозможно по организационным причинам, не говоря уже о финансовых. Иными словами, между исследователями и респондентами стоит слишком много промежуточных звеньев, не слишком согласованных между собой, что особенно плохо при работе с таким тонким и чувствительным инструментом, как свободные (неформализованные) ответы многочисленных и столь различных жителей России.

В настоящее время для регулярных замеров используется система кодификаторов (довольно развернутая, снабженная подробными комментариями; респондент их не видит в ходе интервью), с которыми работают многие десятки кодировщиков в регионах. Для создания такой системы унифицированных кодификаторов ответов на открытые вопросы типа "Почему Вы так думаете?" исследовательской группой "ИПН-Россия" вместе с Левада-Центром, непосредственно проводившим полевые работы, было организовано несколько так называемых "больших" опросов (до 80 вопросов) с увеличенным количеством открытых вопросов и выполнена вся работа по кодировке ответов респондентов. Сразу отметим, что желательно проводить такие опросы минимум 1 раз в год (лучше всего - 1 раз в полгода) с целью изучения изменений в мотивации формирования людьми своих оценок и проверки адекватности кодификаторов. (К сожалению, последний такой опрос, после чего были внесены существенные изменения в систему унифицированных кодификаторов, состоялся осенью 1999 г.).

Некоторыми экспертами-экономистами при обсуждении программы исследования потребительских настроений в России (а было проведено несколько рабочих семинаров до и в процессе ее запуска) ставился под сомнение вопрос о самой правомерности задавать вопросы о краткосрочных и уж тем более долгосрочных перспективах экономического развития страны рядовому обывателю, тогда как самые ученые мира сего, которые владеют всеми научными методами и знают государственную статистику, не могут подчас ответить, что будет со страной не то что через год, а и через месяц. Это действительно серьезная проблема, потому что она связана с истолкованием, пониманием опросных исследований, или субъективной информации. Конечно, сумма ответов респондентов относительно того, что произойдет в экономике через год или несколько лет мало имеет отношение к экономическому прогнозированию. Спрашивая людей о будущем, мы получаем только картину их сегодняшних настроений, ожиданий, установок, и как раз это и важно, чтобы представить себе, как эти люди могут и собираются действовать (приобретать, сберегать, накоплять и т.д.).

Здесь естественным образом возникает вопрос о тех респондентах, которые по различным причинам указывают "затрудняюсь ответить" на предложенные им вопросы анкеты. Доля таких респондентов весьма различна в зависимости от вопросов - от 4% до 58%, составляя в среднем 28% по базовым пяти вопросам. По вопросам, касающимся личного благосостояния, частотность ответов "затрудняюсь ответить" является самой низкой, а по вопросам об экономике страны, в особенности ее долгосрочных перспективах - самой высокой. Необходимо отметить, что ответ "затрудняюсь ответить" может возникать из-за различных факторов. Первый представляет собой непонимание или незнание темы вопроса. Второй связан с неопределенностью в отношении будущего экономического развития, т.е. респондент обладает по крайней мере каким-то относительным знанием и имеет информацию по теме вопроса, но считает возможность того или иного развития событий - например, ухудшение или улучшение экономических условий - слишком неопределенной, чтобы дать четкий ответ [6].

Так или иначе, но, как показал анализ, учет изменения доли респондентов, затруднившихся дать определенный ответ на вопросы, формирующие индекс, не приводит к существенному изменению динамики ИПН (см. рис. 1.2). Попутно отметим также, что существует много методик расчета индекса (в частности, с учетом взвешивания каждого частного индекса и т.д.). Мы пробовали использовать различные методики, но в результате сравнения выводов существенной разницы между ними не обнаружилось, поскольку главное в индексе потребительских настроений - это его динамика, т.е. измерение изменений.

Рисунок 1.2. Динамика ИПН в 1996-2004 гг.: различные методики расчета

Социологические опросы для измерения ИПН проводятся 1 раз в два месяца (6 раз в год) по специально спроектированной трехступенчатой стратифицированной выборке, репрезентирующей мнение взрослого (16 лет и старше) населения страны. Для построения стратификации был проведен анализ предыдущих результатов опросов Левада-Центра, который показал, что распределения изучаемых переменных в наибольшей степени зависят от размера, географического расположения и административного статуса населенных пунктов, где проживают респонденты. Стратификация населенных пунктов проводилась следующим образом: сначала вся территория страны была разделена на 10 экономико-географических регионов [7], а затем в каждом из этих регионов независимо друг от друга все населенные пункты были разбиты на страты по численности проживающего в них населения (итого выделяется 66 страт). Общий объем выборки распределяется между всеми выделенными 66 стратами пропорционально доле взрослого населения каждой страты во взрослом населении России. В каждой страте случайным образом отбираются по одному или несколько городских населенных пунктов или сельских районов из числа всех населенных пунктов и районов, принадлежащих этой страте, с вероятностью, пропорциональной численности взрослого населения, проживающего в этих пунктах. Всего в выборку включается 103 населенных пункта и сельских района (из них 35 областных центров, 38 городских населенных пунктов и 30 сельских районов в 38 регионах России). Затем в городских населенных пунктах производится случайный отбор избирательных участков из числа всех избирательных участков этого населенного пункта; для сельских районов производится случайный отбор сел из общего списка всех сел этого района. Всего опрос проводится в 200 точках.

Отбор домохозяйств осуществляется на основе случайного маршрутного метода. В самой семье для отбора респондента используется метод ближайшего дня рождения. В случае отсутствия необходимого человека интервьюер делает до трех повторных визитов. Исследование проводится на дому у респондента методом самозаполнения опросника респондентом. Некоторые разделы опросника могут быть заполнены в режиме личного интервью. Для контроля за работой интервьюеров осуществляется контроль маршрутных карт, а также выборочный 10-процентный контроль проведенных интервью. Для достижения лучшей репрезентативности данные исследования взвешиваются по полу, возрасту, уровню образования, региону, типу населенного пункта и политическим предпочтениям (по голосованию на последних выборах). Общее число респондентов - 2100 человек. Кроме того, в выборке предусмотрено специальное превышение числа опрашиваемых (oversample) для Москвы. Общая статистическая погрешность выборки не превышает 3 п.п.

В заключение охарактеризуем и методику построения индекса уверенности потребителей (ИУП), рассчитываемого Росстатом по результатам Обследования потребительских ожиданий населения (ОПОН) [8]. Замеры ИУП проводятся Росстатом (ранее - Госкомстатом) с конца 1998 г. 1 раз в квартал на основе сети для обследования бюджетов домашних хозяйств, осуществляемого органами государственной статистики. Несмотря на значительный объем "бюджетной" выборки (свыше 49 тыс. домохозяйств), для исследования потребительских ожиданий используется лишь подвыборка в 5000 респондентов.

В ОПОН включены 11 вопросов, на основе которых рассчитываются частные индексы: 1) текущего состояния экономики России; 2) текущего экономического положения территории; 3) произошедших изменений экономической ситуации в России (в течение года); 4) ожидаемых изменений экономической ситуации в России на краткосрочную перспективу (через год); 5) ожидаемого изменения цен (через год); 6) ожидаемого изменения числа безработных (через год); 7) текущего личного материального положения; 8) произошедших изменений личного материального положения (в течение года); 9) ожидаемых изменений личного материального положения (через год); 10) благоприятности условий для крупных покупок; 11) благоприятности условий для формирования сбережений.

Каждый частный индекс определяется по относительным показателям распределения ответов респондентов на соответствующий вопрос опросного листа с пятью содержательными вариантами ответов: определенно положительный ответ (очень хорошее, намного улучшилось и т.д.), скорее положительный ответ (хорошее, улучшилось и т.д.), нейтральный ответ (среднее, осталось на прежнем уровне), скорее отрицательный ответ (плохое, ухудшилось и т.д.), определенно отрицательный ответ (очень плохое, намного ухудшилось и т.д.). В расчетах частных индексов потребительских ожиданий населения не учитывается число респондентов, отказавшихся ответить на данный вопрос или затруднившихся дать какой-либо конкретный ответ.

Величина частного индекса рассчитывается как значение процентного баланса, т.е. как разница между процентом положительных и процентом отрицательных ответов респондентов на соответствующий вопрос, с двойными весами "крайних" (определенно положительных и определенно отрицательных) и нулевым весом "нейтральных" ответов:

Обобщающий индекс уверенности потребителя рассчитывается как средняя арифметическая 3-го, 4-го, 8-го, 9-го и 10-го частных индексов (о произошедших и ожидаемых изменениях личного материального положения, о произошедших и ожидаемых изменениях экономической ситуации в России, о благоприятности условий для крупных покупок). Значения частных и обобщающего индексов могут изменяться в пределах от -100 до +100. Индекс равен 0, когда доли положительных и отрицательных ответов одинаковы. Отрицательное значение индекса означает преобладание негативных оценок в обществе, положительное - позитивных.

Методика, используемая Росстатом, в целом близка к описанной выше методике Европейской комиссии, хотя число и набор вопросов в агрегатном индексе Росстата и ЕК различаются. Методика Росстата немного отличается и от методики Мичиганского Центра опросов потребителей, как в способе расчета индексов (с присвоением весов ответам), так и в чуть ином наборе вопросов для построения сводного индекса. В обобщающий индекс Росстата не включается оценка респондентами ожидаемых изменений экономической ситуации в стране на долгосрочную (через пять лет) перспективу (хотя такой вопрос есть в опросном листе), вместо чего используются ответы на вопрос об оценке уже произошедших изменений в экономике России.

Сравнение данных Фонда ИПН и Росстата показывает, что направления изменений потребительских ожиданий являются идентичными - тренды практически совпадают, несмотря на различия в методике подсчета индексов и, соответственно, значений единиц измерения (рис. 1.3). Вместе с тем "чувствительность" данных Фонда к изменениям в настроениях потребителей несколько выше, что связано, прежде всего, с различиями в периодичности измерений - Росстат проводит обследования 4 раза в год, Фонд ИПН - 6 раз в год.

Помимо того, что данные Фонда ИПН имеют более длительную историю измерений по единообразной методологии - начало ряда относится к 1993 году (тогда как ряд Росстата лишь 7 лет), результаты опросов, проводимых Росстатом, публикуются только один раз в год в сборнике "Социальное положение и уровень жизни населения России", причем публикация результатов происходит, к сожалению, с большим запозданием (в конце года, следующего за годом проведения опросов).

Рисунок 1.3. Динамика ИПН: сравнение данных Фонда ИПН и Росстата

5. См.: Куртин Р. Измерение и использование потребительских ожиданий как ведущего экономического индикатора // Индекс потребительских настроений: технология, мониторинг, результаты (материалы международной конференции, Москва, январь 1997 г.) М.: Фонд ИПН, 1997. С. 29.

6. Подробный анализ этой темы см.: Curtin R., Presser S., and Singer E. The Impact of Nonresponse Bias on the Index of Consumer Sentiment // University of Michigan, 2000, http://www.sca.icr.umich.edu.

7. В выборку не включаются Чеченская Республика, Республика Северная Осетия (Алания) и малонаселенные регионы Российской Федерации. При определении численности населения не учитываются военнослужащие (которые не опрашиваются).

8. Подробное описание методики Росстата см. в: Об итогах обследования потребительских ожиданий населения в 1998-2001 гг. М.: Госкомстат, 2002.


  
 
Новости | Об институте | Научные программы | Публикации | Региональная программа | English