В начало
В начало
О программе
О программе

 
Тематические обзоры
Тематические обзоры

Типология регионов
Типология регионов

 
Портреты регионов
Портреты регионов

 
Интегральные
       индексы

Интегральные индексы
 
Грантовая программа
       в регионах

Грантовая программа в регионах
 

Независимый институт социальной политики


<%Language="VBScript" Response.Write "" %>
  <%Language="VBScript" Response.Write "версия для печати" %>

Социальный атлас российских регионов / Портреты регионов


Республика Саха (Якутия)

Социальные преимущества: более высокие доходы от экспорта ресурсов; значительное сокращение официального уровня бедности за годы экономического роста; сохранившийся естественный прирост и более молодая возрастная структура населения, особенно сельского; быстрое развитие профессионального образования; лучшая обеспеченность медицинскими услугами, позволяющая поддерживать здоровье населения на среднем для страны уровне, что отличает республику от большинства других северных территорий.

Социальные проблемы: усиление моноотраслевой специализации и, как следствие, внутрирегиональная поляризация экономического развития и доходов населения; низкие заработки в сельской местности, где живет треть населения, в основном титульного; рост избыточной занятости в экспортных производствах, находящихся в государственной собственности; значительные нагрузки на бюджет из-за высокой и растущей занятости в отраслях социальной сферы и управлении; острейшие проблемы алкоголизма; крайне низкое качество жилья и слаборазвитая инфраструктура.


Расселение. Гигантскую территорию самого большого региона России с площадью более 3 млн. кв. км почему-то принято сравнивать с Францией, которая в 7 раз меньше. По освоенности пространства между ними нет ничего общего. В Якутии живет уже меньше миллиона человек, плотность населения (0,3 человека на кв. км) — одна из самых низких среди регионов России. Четверть населения сконцентрирована в столице республики Якутске, есть также два средних по численности города — угледобывающий Нерюнгри и важнейший для экономики республики центр добычи алмазов Мирный. Сеть из 10 малых городов и 55 поселков городского типа (на территории размером почти в 1/6 часть России!) в основном привязана к местам добычи ресурсов и отличается крайне слаборазвитой инфраструктурой. В Якутии сохранился самый маленький город России — Верхоянск (1,4 тыс. жителей), который в XVI–XVIII вв. был одним из опорных пунктов колонизации обширного северо-востока страны, а затем местом политической ссылки.

Хотя Якутия расположена на севере, она имеет самую высокую долю сельского населения среди дальневосточных регионов, уступая только Корякскому АО, где вообще нет городов. За межпереписной период доля сельского населения выросла с 33 до 36%, хотя в предыдущие десятилетия она сокращалась. Изменения связаны с двумя причинами: сельское население, в основном якутское, сохранило естественный прирост, а из городов с преимущественно русским населением в переходный период шел мощный миграционный отток, как и всюду на Крайнем Севере. При этом Якутск, в отличие от большинства столиц северных регионов, продолжал пополняться мигрантами из села и его население выросло на 11%, до 246 тыс. человек (рис. 1). Относительно благополучное положение главного промышленного центра Якутии город Мирный также способствовало сохранению населения, но остальные города и поселки стремительно депопулировали. Например, Нерюнгри потерял почти четверть населения и перестал быть крупным городом.

Рис. 1. Динамика численности населения отдельных регионов и городов Севера за 1989–2002 гг., в % к 1989 г.

Демография и этнический состав. Более благополучная демографическая ситуация в республике объясняется высокой долей титульного населения, не завершившего демографический переход. Якутия — единственный регион Дальнего Востока, где сохранился естественный прирост населения (на Чукотке он близок к нулю), при этом показатели рождаемости в республике в 1,5 раза выше среднероссийских, а смертности — на 60% ниже из-за более молодой возрастной структуры населения. Однако это благополучие относительно, так как естественный прирост постепенно снижается, а по социально-демографическим индикаторам Якутия отстает от большинства регионов страны, в ней хуже показатели и младенческой смертности, и ожидаемой продолжительности жизни.

В возрастной структуре населения Якутии повышена доля и трудоспособного населения (63,5%), и детей (26,5%) по сравнению со средней по стране (61 и 18% соответственно). Наиболее омоложена возрастная структура сельского населения республики — 33% детей (при 23% для городского населения). Однако Якутия, как и другие северные регионы, уже столкнулась с проблемой постарения населения (рис. 2). В переходный период Север покидало более молодое и мобильное население, а жители старших трудоспособных возрастов и пенсионеры вынуждены были оставаться в республике, потеряв в период гиперинфляции свои сбережения. Хотя в Якутии эта проблема пока менее остра, чем на Европейском Севере, почти двукратный рост доли пожилого населения усиливает социальную напряженность, ведь пенсии северян не дотягивают до прожиточного минимума.

Рис. 2. Доля населения старше трудоспособного возраста в регионах Севера по данным переписей 1989 и 2002 гг.

По сравнению с другими северо-восточными регионами миграционный отток из Якутии был меньше (рис. 3), за 1990–2002 гг. чистая убыль составила около 20% населения. Это объясняется лучшим социально-экономическим положением республики в целом, но в отдельных малых городах и поселках при закрывшихся добывающих предприятиях ситуация в 1990-е годы была сверхпроблемной, вплоть до отсутствия тепла и света. К сожалению, власти Якутии не предпринимали необходимых шагов по переселению жителей депрессивных поселений, считая, что это должны делать федеральные власти, поскольку ресурсодобывающие города и поселки строились в советское время союзными министерствами. В результате маргинализация населения малых городов и поселков стала в Якутии острейшей проблемой.

Рис. 3. Коэффициент миграционной убыли (притока) в регионах Дальнего Востока

По доле титульного этноса в населении Якутия на востоке страны уступает только Тыве и двум бурятским АО. До 1990-х годов из-за притока мигрантов сокращалась доля якутов, а также живущих в республике представителей коренных малочисленных народов Севера — эвенков и эвенов, но в переходный период начался обратный процесс. Миграционный отток русского населения и более высокая рождаемость у якутов и КМНС привели к быстрому росту их доли в населении (табл. 1). Особенно быстро меняются пропорции в столице республики, хотя в промышленных городах (Мирный, Нерюнгри, Алдан) и на крайнем северо-востоке по-прежнему доминирует русское население. При сохранении тенденций переходного периода численность якутов превысит половину населения в ближайшие годы.

Таблица 1. Этнический состав населения республики Саха (Якутия) по данным переписей, %

Этносы

1970 г.

1979 г.

1989 г.

2002 г.

Якуты

43,0

36,9

33,4

45,5

Русские

47,3

50,4

50,3

41,2

Украинцы

3,1

5,4

7,0

3,6

Эвенки

1,4

1,4

1,3

1,9

Эвены

1,0

0,7

0,8

1,2

Буряты

0,3

0,5

0,8

0,8

Белорусы

0,6

0,8

0,9

0,4

Экономика. Якутия — экономический лидер Дальневосточного федерального округа, на нее приходится 29% объема промышленного производства ДВФО, а по объему экспорта республика уступает только Хабаровскому краю. По душевому ВРП она также заметно выделяется среди регионов Дальнего Востока, хотя на фоне нефтегазодобывающих тюменских округов республика выглядит намного скромнее (рис. 4). Относительное экономическое благополучие Якутии обеспечивается одним предприятием — "АЛРОСА", добывающим практически все российские алмазы. В первые годы переходного периода дополнительным преимуществом для экономики республики стали особые отношения с федеральным центром: Якутия получила право самостоятельно продавать до 10% добываемых алмазов и 20% производимого золота и при этом не платить налогов в федеральный бюджет. В конце 1990-х годов особый статус был утрачен, однако льготные условия позволили республике пережить наиболее трудный период значительно легче, чем ее северным соседям.

Рис. 4. Душевой ВРП (с поправкой на стоимость жизни в регионе) в 2002 г., в % к среднему по РФ (РФ=100%)

Динамика промышленного производства показывает, насколько ситуация в Якутии отличалась от экономической обстановки в остальных регионах Дальнего Востока, да и в стране в целом. Спад производства был намного слабее, поэтому к 2003 г. объем производства в республике приблизился к 90% от уровня 1990 г. (рис. 5). Но в последние годы темпы промышленного роста замедлились, это следствие моноотраслевой специализации и роста издержек.

Рис. 5. Динамика промышленного производства в регионах Дальнего Востока, в % к 1990 г.

В переходный период усилилась моноотраслевая специализация Якутии на добыче алмазов (табл. 2). На алмазную отрасль приходится 93% экспорта Якутии, остальное — каменный уголь. Мирненский улус, в который входят основные центры добычи алмазов города Мирный и Удачный, давал в 2000 г. более 67% промышленной продукции республики, 2/3 налоговых доходов бюджета Якутии и получал 56% всех инвестиций.

Производство в других отраслях, включая золотодобычу, сократилось в 2–7 раз, поэтому экономическая роль остальных городов уменьшилась. Так, на столицу республики в 2000 г. приходилось только 12% промышленной продукции, на самый крупный по численности населения промышленный центр Нерюнгри — менее 10%, на центр золотодобычи Алдан (с Алданским улусом) — менее 3%. Якутск все более трансформируется в центр услуг и управления, на него приходится более 40% товарооборота торговли республики и 44% всех платных услуг населению.

Таблица 2. Структура производства продукции по отраслям промышленности, %

Отрасли

1995 г.

2002 г.

Вся промышленность

100

100

В том числе добывающая

79,0

82,6

Электроэнергетика

10,2

12,7

Топливная

15,3

11,0

В том числе угольная

13,6

8,9

Цветная металлургия

59,9

71,2

В том числе золотодобывающая

12,0

6,9

добыча алмазов

46,8

64,1

алмазогранильная

0,3

2,9

Промышленность стройматериалов

4,8

0,8

Пищевая промышленность

5,5

2,0

Прочие

4,3

2,3

Чтобы увеличить доходы от добычи алмазов, власти республики в 1990-е годы финансировали программу развития гранильного производства, однако малый бизнес в этой сфере оказался убыточным из-за высоких издержек и низкой квалификации работников, а также сильной конкуренции более известных производителей. Кредиты, полученные малыми гранильными предприятиями, до сих пор не возвращены в бюджет Якутии. Помимо добычи алмазов, экономическое будущее республики связано с развитием нефтегазовой отрасли. Добыча газа на Вилюе ведется уже давно, но это небольшие месторождения. Для освоения новых более крупных запасов, строительства газо- и нефтепроводов нужны огромные средства, получить которые можно, только привлекая крупный бизнес. В последние годы Якутия стала местом острой борьбы ведущих российских компаний за лицензии на месторождения и контроль над перспективными ресурсами.

Занятость и рынок труда. Экономическая активность населения республики (70,5%) была и остается выше средней по стране из-за более высокой доли трудоспособного населения. Тенденции занятости в целом совпадают со среднероссийскими, хотя рост занятости начался несколько позже, с 2000 г., что типично для большинства регионов Дальнего Востока.

Особенность Якутии — более значительный рост занятости в промышленности: доля занятых выросла с 14,9% в 1998 г. до 18,4% в 2002 г., а среднегодовая численность увеличилась на 22% (с 71,6 до 87,1 тыс. человек). В целом по стране рост был незначительным (с 22,2 до 22,7%) и в 2002 г. сменился новым спадом. Кроме того, за весь переходный период в республике резко изменилась численность занятых в отраслях промышленности: в неэкспортных трудоемких отраслях (машиностроении, лесной и промышленности стройматериалов) она сократилась в 2,5–5 раз, а занятость в базовой отрасли — добыче алмазов — и ТЭК росла особенно быстро (рис. 6), хотя эти отрасли не относятся к трудоемким и не имели высоких темпов роста производства. Подобная динамика показывает, что в Якутии в полной мере проявляется феномен роста избыточной занятости в экспортных отраслях с более высокой оплатой труда, характерный для экспортно-сырьевых регионов с преобладанием государственной собственности. Контрольные пакеты акций ведущих компаний — "АЛРОСА", предприятий ТЭК — принадлежат государству и региональным властям, поэтому в них не проводится сокращение избыточной занятости для снижения издержек, в отличие от других регионов с преобладанием крупного частного бизнеса, прежде всего нефтяных компаний. Даже в золотодобыче, где объемы производства сократились вдвое, занятость уменьшилась только на четверть, так как ведущая компания "Алданзолото" также контролируется властями республики. Но в этом случае все же понятна необходимость смягчить социальные последствия спада в отрасли.

Рис. 6. Динамика численности занятых по отраслям экономики Якутии (1990=100%)

Помимо занятости в промышленности, в период экономического роста имела свою специфику занятость и в других отраслях экономики Якутии. Во-первых, после значительного спада начала расти занятость в сельском хозяйстве, что нехарактерно для регионов с суровыми климатическими условиями и объясняется двумя причинами: ростом численности сельского населения (рождаемость в якутских семьях остается более высокой) и дотациями государства, поддерживающими убыточную отрасль на плаву. Во-вторых, переток высвобождающихся работников в сферу торговли оказался в Якутии небольшим и кратковременным, т.е. типичный для большинства российских регионов механизм адаптации перестал работать. Схожие тенденции характерны и для других экспортных регионов Севера, где условия для развития малого бизнеса в торговле крайне неблагоприятны — мала численность потребителей, дефицитны и дороги стационарные торговые площади, невозможно торговать на рынках в течение длительного холодного периода. В-третьих, стала расти занятость в сфере бюджетных услуг (образовании, здравоохранении, культуре и социальной защите), хотя она была высокой и раньше. В-четвертых, в Якутии более стремительно росли численность и доля управленцев. Большинство отмеченных тенденций показывают усиление зависимости рынка труда от бюджетных выплат или дотаций.

Структура занятых по отраслям экономики стала менее диверсифицированной, в 2002 г. в ней явно доминировали бюджетные услуги и промышленность, хотя в последней почти не осталось трудоемких отраслей (табл. 3). Роль агросектора, транспорта и торговли осталась примерно равной. Как уже отмечалось, в структуре занятых в 2,5 раза выросла доля управленцев.

Таблица 3. Структура занятости по отраслям экономики, в % от всех занятых

Отрасли

Якутия

РФ

1990 г.

2002 г.

2002 г.

Промышленность

16,4

18,4

22,2

Сельское хозяйство

11,2

10,4

11,8

Строительство

15,6

6,0

7,6

Транспорт и связь

11,4

10,3

7,7

Торговля и общепит

9,7

11,6

16,6

Бюджетные услуги (здравоохранение, образование, культура)

19,4

25,7

17,8

Управление

2,4

5,6

4,5

"Кормящий" бюджет и избыточная занятость в основных экспортных отраслях позволили снизить остроту проблем безработицы, ее показатели в Якутии ниже по сравнению с большинством соседних регионов Дальнего Востока (рис. 7). В 2003 г. уровень безработицы по методологии МОТ стал расти, причем быстрее, чем в целом по стране, но это пока нельзя рассматривать как устойчивую тенденцию. За средними показателями скрываются большие внутренние различия, но данные по зарегистрированной безработице не дают достоверных оценок. Можно лишь отметить, что в начале 2000-х годов наиболее высокую зарегистрированную безработицу (5–6%) имели прежде всего заполярные, самые отдаленные улусы Приленского и Колымо-Индигирского округов (Булунский, Горный, Аллаиховский, Абыйский) с этнически смешанным населением, а также отдельные улусы центральной Якутии с преимущественно титульным населением (Жиганский улус). Минимальной была безработица в наиболее крупных городах — Якутске и Нерюнгри.

Рис. 7. Уровень безработицы по МОТ в некоторых регионах Дальнего Востока

Социально-экономическое положение домохозяйств. В Якутии даже сильнее, чем в других экспортных регионах, проявляется неадекватность средних показателей денежных доходов населения. В республике, с ее достаточно высокой долей сельских жителей, невооруженным глазом видно сосуществование двух экономик. Первая — экспортная с высокими доходами, которые имеют занятые в алмазодобывающей отрасли и городах, где она локализована, а также в столице, куда стекаются финансовые потоки и бюджетные доходы от алмазодобычи (хотя и в столице контрасты уровня жизни огромны: рядом с пятизвездочным отелем компании "АЛРОСА" стоят покосившиеся, полуразрушенные деревянные дома и облупившиеся пятиэтажки с прогнившими швами между панелями). К ресурсно-экспортной экономике относятся и города со специализацией на добыче угля и золота, хотя доходы там ниже. Занятость в управлении также обеспечивает гораздо более высокий уровень заработков по сравнению с социальной сферой, недаром этот вид занятости рос так быстро. Вторая — безнадежно убыточная аграрная экономика сельской местности и "бюджетная" экономика неблагоустроенных поселков с гораздо более низким уровнем и качеством жизни населения, преимущественно титульного и КМНС. Поэтому к средним показателям нужно относиться с большой осторожностью, они скрывают огромное неравенство доходов, которое очевидно при сравнении заработной платы по отдельным отраслям (рис. 8).

Рис. 8. Заработная плата по отдельным отраслям в 2003 г. (данные статкомитета республики)

Показатели среднедушевых денежных доходов населения, скорректированные на прожиточный минимум, можно использовать для сопоставления с другими регионами, а также для оценки динамики (рис. 9). На фоне регионов Дальнего Востока Якутия по этому показателю остается лидером, но по сравнению со всеми российскими "северами" она, скорее, "середняк". В конце 2003 г. (данные за ноябрь) покупательная способность доходов была заметно выше, чем до дефолта, при этом кризисный спад 1999 г. был слабее, чем в соседней Магаданской области с менее выраженной экспортной ориентацией экономики.

Рис. 9. Отношение душевых денежных доходов к прожиточному минимуму

Статкомитет Якутии рассчитывает и среднедушевые доходы по 33 районам (улусам) и двум городам. Даже несколько устаревшие данные 2000 г. показывают степень внутрирегионального неравенства (табл. 4). Улусы с минимальными доходами в основном расположены на юге, центре и западе республики, являются чисто аграрными и почти моноэтничны — доля якутского населения близка к 90% или выше. Среди лидеров преобладают города и улусы с русским населением, и только первые три имеют душевые доходы выше средних — это главный район добычи алмазов и крупнейшие города республики. В остальных доходы ниже средних, поскольку они складываются из сочетания более высоких заработков занятых в нефтегазовой, золотодобывающей и лесной промышленности и очень низких — в сельском хозяйстве. Большая же часть улусов имели душевые доходы на уровне 50–80% от средних по республике.

Таблица 4. Отношение среднедушевых доходов в городе или улусе к средним по республике в 2000 г.

Лидеры

Доходы к средним по Якутии, %

Доля русских, % (1989 г.)

Аутсайдеры

Доходы к средним по Якутии, %

Доля якутов, % (1989 г.)

Мирненский улус

216

71

Мегино-Кангаласский улус

36

86

Якутск

148

62

Намский улус

42

92

Нерюнгри

122

72

Верхневилюйский улус

42

95

Ленский улус

94

77

Таттинский улус

44

96

Анабарский улус

90

28

Амгинский улус

44

89

Алданский улус

87

77

Горный улус

45

94

По уровню бедности Якутия близка к среднероссийским показателям и отличается в лучшую сторону от всех остальных регионов Дальнего Востока, только в последние годы к ней приблизилась Магаданская область (рис. 10). Относительно низкий уровень бедности в республике (20% населения) вызывает немало вопросов, ведь заработная плата в сельском хозяйстве крайне мала, а в сельской местности живет треть населения, которое к тому же имеет очень высокую долю детей (33%, в среднем по РФ — 18%). Одна из причин — пониженный прожиточный минимум, используемый для расчетов, он на 10% меньше, чем на Сахалине, и на 20% по сравнению с Камчаткой. Есть и другая причина — социальная политика. В республике реализуется президентская программа "Дети республики Саха-Якутии", принят закон "О правах ребенка", вдвое повышено пособие одиноким матерям. Но в первую очередь помощь оказывается многодетным семьям с четырьмя и более детьми. Это направление социальной политики ориентировано в основном на якутские семьи, так как среди русского населения, уже завершившего демографический переход, многодетных семей мало. В середине 1990-х годов за счет бюджетных средств даже открывались банковские счета в размере 100 тыс. руб. для оказания помощи ученикам сельских школ республики (сельское население — преимущественно титульное). И сейчас по душевым расходам на социальную политику Якутия опережает все остальные регионы Дальнего Востока, за исключением Чукотского АО (данные 2003 г., скорректированные на стоимость жизни в регионах).

Рис. 10. Доля населения с доходами ниже прожиточного минимума в Якутии и соседних регионах Сибири и Дальнего Востока в 1997–2003 гг. (данные по автономным округам рассчитываются с 1999 г.)

Социальная сфера. Состояние здоровья населения Якутии можно оценить по социально-демографическим индикаторам. Ожидаемая продолжительность жизни в республике (64,8 лет) такая же, как и в среднем по стране, хотя природно-климатические условия намного хуже. При этом российские показатели снижались, а в республике последние 3 года продолжительность жизни почти стабильна. По младенческой смертности Якутия находится в середине рейтинга субъектов РФ, ее показатель хуже среднероссийского уровня (13,3), но снижение смертности в 2000–2002 гг. шло опережающими темпами (с 19,7 до 15,2 на 1000 родившихся). Даже заболеваемость активным туберкулезом, традиционно высокая в восточных регионах страны, в Якутии немного ниже среднероссийского уровня. Основные показатели обеспеченности медицинскими услугами (врачами, средним медперсоналом, койками, мощность амбулаторно-поликлинических учреждений) также лучше средних по стране. В целом ситуацию в здравоохранении республики можно было бы считать относительно благополучной по сравнению с другими регионами Дальнего Востока, если бы не острейшая проблема еще одного социального заболевания — алкоголизма. Показатели заболеваемости алкоголизмом в республике в 2,6 раза выше средних по стране, эта болезнь подрывает здоровье населения, особенно якутов и коренных малочисленных народов Севера.

В советское время северные регионы не имели развитой системы профессионального образования и получали специалистов в "готовом виде" благодаря миграциям, поэтому уровень образования на Севере был обычно выше, чем в среднем по стране. В переходный период этот источник иссяк, миграции стали вымывать наиболее квалифицированных работников, сократились и возможности учебных миграций для местного населения. Якутия одной из первых в стране стала уделять особое внимание созданию собственной системы профессионального образования, в течение 10 лет вкладывая в это большие средства. Расходы на образование в 1990-е годы составляли 1/3 всех расходов бюджета республики, в 2003 г. — 32% (или 46% всех социальных расходов). По душевым расходам на образование, скорректированным на стоимость жизни, Якутия на Дальнем Востоке уступает только Чукотке.

Благодаря финансовой поддержке число вузов за 1990–2002 гг. выросло с 2 до 15, все они государственные. Для регионов на Дальнем Востоке в целом характерна ориентация на развитие государственных вузов, в Якутии в них обучается 97% студентов, что заметно выше, чем в России в целом (88%). Число студентов только за 1995–2002 гг. выросло в 3,8 раза, а за весь переходный период — более чем в 5 раз. Несмотря на значительные бюджетные инвестиции, Якутия по численности студентов уступает не только регионам с давно развитыми центрами высшей школы (Хабаровскому и Приморскому краям), но и Камчатке, где рост начинался с такого же низкого уровня, но был 4-кратным (рис. 11). Дело в том, что Якутия в 1990-е годы шире использовала другую, намного более затратную стратегию развития образования. Например, в 1996 г. для подготовки национальных кадров финансировалось обучение 4,2 тыс. студентов и аспирантов в вузах за пределами республики, в том числе за рубежом, а в самой Якутии в это время было 12,6 тыс. студентов. Ставка на качественное образование оправданна, если затраты не оказываются чрезмерными, а эффективность — невысокой. Численность студентов средних специальных учебных заведений (ссузов) по всему Дальнему Востоку, в том числе и в Якутии, растет быстрее, чем в целом по стране, так как это образование отчасти заменяет менее доступное высшее из-за удаленности крупных городов — центров высшей школы.

Рис. 11. Динамика численности студентов высших и средних специальных учебных заведениях в некоторых регионах Дальнего Востока

Гораздо проблематичнее ситуация в общем образовании, хотя ему также уделяется немалое внимание. В республике строятся новые школы, но еще большее их число выбывает по причине ветхости и аварийности. Проблема второй смены в других регионах решалась сама собой, так как число детей быстро сокращалось из-за низкой рождаемости. В Якутии сохраняется естественный прирост, особенно в сельской местности, и дефицит школьных помещений не уменьшается: в последние 5 лет во вторую смену занимались около 1/4 учащихся. В результате унаследованная слаборазвитость инфраструктуры и спорность некоторых приоритетов социальной политики мешают Якутии более эффективно развивать образование, несмотря на большие расходы.

Жилищная сфера — еще более проблемная зона. За переходный период улучшилась только обеспеченность жильем, но "естественным путем", по причине сокращение численности населения на 10%. В результате показатель даже приблизился к среднему по стране (18,7 и 20,0 кв. м на человека, соответственно). Однако в Якутии, как и в Москве, до сих пор 1/3 жилищного фонда не переведена на баланс муниципалитетов и остается государственной. Передача затруднена не только полной зависимостью муниципального уровня управления от властей субъекта, как в федеральной столице, но и состоянием жилфонда. Якутия отличается очень низким качеством жилья и большими расходами на эксплуатацию и ремонт. Доля ветхого и аварийного жилфонда превышает 11% (в РФ — только 3%). Хотя на всем Дальнем Востоке состояние жилфонда плохое, якутский максимум сопоставим только со слабозаселенным Корякским АО (14% ветхого и аварийного жилья) или Сахалином, пережившим землетрясение (10%). По уровню благоустройства жилищного фонда Якутия занимает последнее место на Дальнем Востоке, ее показатели ниже, чем в самом бедном и полуаграрном регионе — Еврейской АО, не говоря о ближайшем соседе — Магаданской области (табл. 5).

Таблица 5. Уровень благоустройства жилищного фонда в 2002 г, %

 

Водопровод

Канализация

Центральное
отопление

Ванны

Горячее
водоснабжение

Якутия

52

49

66

47

47

Еврейская АО

57

54

67

49

50

Магаданская область

90

90

91

86

84

РФ

74

70

75

64

61

При низком благоустройстве стоимость услуг ЖКХ в Якутии — одна из самых высоких в стране. В связи с этим трудно объяснить причины сокращения доли семей, получающих жилищные субсидии, до уровня, близкого к среднему по стране (с 13,2% в 2001 г. до 12,4% в 2002 г.). Доля пользующихся льготами также снизилась с 24 до 20% населения, а в среднем по РФ их получают 30% населения. Такое сокращение только частично может объясняться ростом доходов населения, поскольку коммунальные тарифы также росли. Судя по всему, региональные власти пытаются снизить бюджетные расходы на ЖКУ и в форме льгот, и в форме жилищных субсидий, в последнем случае — используя более низкую черту бедности для сокращения числа претендентов на жилищные субсидии.

Интегральные индексы. По индексу развития человеческого потенциала Якутия выглядит вполне достойно. В 2001 г. республика занимала 12-е место в рейтинге регионов, а в 2002 г. вошла в пятерку регионов-лидеров благодаря сочетанию повышенных доходов, растущей доступности образования и средних показателей долголетия. Позиция республики в рейтинге по "кризисному" индексу качества жизни несколько ниже из-за худших показателей здоровья и занятости, ее место – в третьем десятке регионов. По индексу инновативности республика резко отстает и занимает место лишь в середине седьмого десятка регионов, не обладая многими условиями, необходимыми для создания и быстрой диффузии инноваций. Еще ниже интегральные показатели республики по индексу демократичности: в рейтинге за десятилетие 1991-2001 гг. Якутия находится среди регионов с наиболее авторитарным режимом управления, хотя по текущей оценке, отражающей политические изменения за последние 2000-2004 годы, Якутия – в середине рейтингового ряда.


  
 
Новости | Об институте | Научные программы | Публикации | Региональная программа | English