В начало
В начало
О программе
О программе

 
Тематические обзоры
Тематические обзоры

Типология регионов
Типология регионов

 
Портреты регионов
Портреты регионов

 
Интегральные
       индексы

Интегральные индексы
 
Грантовая программа
       в регионах

Грантовая программа в регионах
 

Независимый институт социальной политики


<%Language="VBScript" Response.Write "" %>
  <%Language="VBScript" Response.Write "версия для печати" %>

Социальный атлас российских регионов / Портреты регионов


Удмуртская республика
(Куликов. Г., географический ф-т МГУ)

Социальные преимущества: менее сильная естественная убыль населения при пока еще более молодой возрастной структуре; относительно низкая стоимость жизни и менее выраженная дифференциация населения по доходу, развитая система низших и средних этажей профессионального образования, устойчивое снижение младенческой смертности, что указывает на повышение качества медицинских услуг; более мягкие темпы промышленного спада в начале нового кризиса (2008-2009 гг.) по причине значительной доли госсектора в экономике.

Социальные проблемы: сильная зависимость экономики региона от нефтедобывающей отрасли и медленный выход обрабатывающей промышленности из депрессии в 2000-х гг.; низкий уровень развития малого предпринимательства и сектора услуг в целом, пониженный уровень доходов населения; невысокий уровень образования занятого населения, возрастающий миграционный отток.

Вотская автономная область была образована в 1920 г., позднее она стала Удмуртской республикой. История, население и экономика Удмуртии имеют общие черты и с регионами Урала, и с регионами Волжско-Камского бассейна. Советское административно-хозяйственное районирование относило данную территорию сначала к Волго-Вятскому региону, затем к Уралу (по сетке экономических районов), а после создания федеральных округов Удмуртия вошла в состав Приволжского ФО.

В X-XV вв. южная часть современной территории республики представляла собой периферию Волжской Булгарии, Золотой Орды и Казанского ханства. Северные удмурты длительное время сохраняли независимость, но после присоединения Вятской земли в конце XV в. подчинились Московскому государству. Юг республики вошел в состав русского государства в середине XVI в. после завоевания Казанского ханства.

До революции большая часть территории Удмуртии входила в Вятскую губернию, южная окраина – в Казанскую. Однако по своей специализации и экономическим связям территория тяготела к Уралу. Во второй половине XVIII - начале XIX вв. появились медеплавильный завод, четыре железоделательных завода, в том числе Ижевский и Воткинский, затем на базе Ижевского железоделательного был создан ружейный завод. Ижевск прямо подчинялся военному министерству и до конца XIX в. не имел официального статуса города, хотя в 1897 г. в селе Ижево проживало более 40 тыс. человек. В современной терминологии это был своего рода «закрытый город».

В советский период военно-промышленную специализацию усилила эвакуация оборонных производств во время войны и, позднее, создание предприятий ракетной и атомной промышленности. Вторая отрасль специализации Удмуртии - нефтедобыча, начавшаяся в 1960-е гг. вслед за другими регионами Поволжья. Распад СССР вызвал глубокий кризис и длительную депрессию военно-промышленного комплекса и машиностроения в целом, повысив роль нефтяной отрасли в экономике республики.

Расселение. Несмотря на индустриальный характер экономики, республика имеет несколько пониженную долю городского населения – 69% (в среднем по РФ – 73%), это следствие более позднего начала индустриализации и урбанизации. В региональном центре Ижевске проживает 40% населения республики, в трех городах с населением около 100 тыс. человек (Сарапул, Глазов и Воткинск) - почти 20%. Республика отличается более быстрым сокращением численности городского населения по сравнению с сельским: за 20 последних лет население Сарапула сократилось на 10%, Глазова и Воткинска – более чем на 5%. Вследствие депопуляции эти три города уже не попадают в категорию больших городов («стотысячников»). Единственный город с растущей численностью населения – Можга, что связано с административными преобразованиями (расширением границ). Стабилизация численности сельского населения также связана с административно-территориальными преобразованиями при подготовке реформы МСУ в середине 2000-х годов – переводом ряда городских поселений в статус сельских.

Таблица 1. Динамика численности населения Удмуртской республики в 1989–2008 гг.

Дата образования города

Получение статуса города

1989 г.

2003 г.

2008 г.

2003 г. к 1989 г., %

2008 г. к 2003 г., %

Респ. Удмуртия

1920

1609,0

1570,3

1532,7

97,6

97,6

Городское население

1122,3

1094,3

1060,6

97,5

96,9

Сельское население

486,7

476

472,1

97,8

99,2

г. Ижевск

1760

1918

635,1

632,1

613,3

99,5

97,0

г. Сарапул

1596

1780

110,4

103,1

99,4

93,4

96,4

г. Глазов

1678

1780

104,1

100,9

98,2

96,9

97,3

г. Воткинск

1759

1935

103,5

99,4

97,3

96,0

97,9

г. Можга

1835

1926

46,0

47,1

49,4

102,4

104,9

г. Камбарка

1767

1945

13,3

12,6

12,4

94,7

98,4

Плотность населения Удмуртии несколько выше, чем в среднем по Приволжскому ФО (36 и 29 чел. на кв. км). Сельская местность республики более плотно заселена в районах, входящих в агломерацию Ижевска – Завьяловском и Малопургинском (11 чел. на кв. км). Наиболее редко заселены западные «медвежьи углы» - районы, граничащие с Кировской областью (рис. 1).

Рис. 1. Плотность населения в муниципальных районах Удмуртской республики в 2007 г.

Демография. Удмуртская республика отличается более благоприятной демографической ситуацией, коэффициент естественного прироста населения заметно ниже среднего по стране (-0,6‰ при среднем по РФ -2,5‰ в 2008 г.). Среди регионов Урало-Поволжья республика уступает только Башкортостану (-0,3‰). Сокращение естественной убыли населения за счет повышения рождаемости и снижения смертности отмечается в последние три года во всей стране, но через 5-10 лет, с приходом в детородный возраст малочисленного поколения, рожденного в кризисный период 1990-х годов, эта тенденция должна смениться обратной.

Более высокая рождаемость характерна для сельской местности республики, а в городах, за исключением столичного Ижевска, ситуация хуже: в 2003-2006 гг. коэффициент естественного прироста в Глазове и Сарапуле был заметно ниже среднего по республике (рис. 2).

Рис. 2. Общий коэффициент естественного прироста в крупнейших городах Удмуртской республики, ‰

Возрастная структура населения Удмуртии пока еще более молода и отличается от среднероссийской повышенной долей населения моложе трудоспособного возраста (17,3 и 15,8% соответственно) и пониженной - старше трудоспособного возраста (18,5% и 21%). Это следствие более позднего начала демографического перехода и урбанизации. Доля пенсионеров (в эту категорию входят не только пенсионеры по возрасту) в населении муниципалитетов различается от 19% (Ижевск) до 30-35% в сильно постаревших «медвежьих углах» - периферийных Кинзерском и Красногорском районах на западе республики, это районы со значительной долей русского населения.

Ожидаемая продолжительность жизни населения региона ранее была близкой к средней по стране, но спад показателя в 2000-е гг. оказался более резким. Наряду с Пермским краем и Нижегородской областью, Удмуртия входит в число регионов Приволжского ФО с более остро выраженными проблемами низкого долголетия (рис. 3). Это отчасти следствие климатических факторов (более северного географического положения), но в значительно большей степени – недоразвитости социальных услуг и маргинализации, особенно сельского населения.

Рис. 3. Ожидаемая продолжительность жизни в развитых регионах Приволжского ФО, лет

На фоне относительно небольшой естественной убыли населения Удмуртия отличается сильнейшим миграционным оттоком. Миграционная ситуация непрерывно ухудшается с 2003 г. Даже Ульяновская область – регион с похожими социально-экономическими проблемами – в 2006-2008 гг. оказалась более привлекательной для мигрантов. Перед республикой стоит задача удержать собственное население, и этого можно достичь только при развитии ее крупных городов (Сарапула, Глазова, Воткинска) – именно они быстрее всего теряют население.

Рис. 4. Коэффициент миграционного прироста, мигрантов на 10 тыс. чел. населения

Удмурты относятся к финно-угорской группе, их доля составляет около 30% населения республики (табл. 2). Коренное население преобладает в 17 из 25 районов республики. Максимальна доля удмуртов (83%) в Шарканском районе, расположенном севернее Воткинска, и в Малопургинском районе к югу от Ижевска. Развитие промышленности в XIX-XX веке способствовало притоку русского населения, в основном в города. По переписи 1926 г. доля русских составляла 43%, в предвоенный период - 56%, а по данным последней переписи населения достигла 60%. Русские составляют большую часть населения восьми районов и всех городов республики, в Сарапуле их доля достигает 82%. Преобладание русских в юго-восточных районах связано с историей их освоения. По этим территориям протекает река Кама, по ее берегам строились торговые города (Сарапул, Камбарка), было более развито сельское хозяйство. В 1970-е гг. на юго-востоке стали разрабатывать нефть, что также привлекло русское население. Постепенно увеличивается и доля татарского населения (с 3% в 1939 до 7% в 2002 г.). Концентрация татар высока в северо-западном Юкаменском районе (19%), в городе Можга (16%). В Ижевске и Сарапуле доля татар выше, чем в среднем по республике – почти 10%.

Таблица 2. Национальный состав населения Удмуртской республики по переписи населения 1989 и 2002 гг.

2002 г.

1989 г.

тыс. чел.

%

тыс. чел.

%

Все население

1571,0

100,0

1609,0

100,0

Русские

944,5

60,12

947,2

58,87

Удмурты

460,8

29,33

497,5

30,92

Татары

109,3

6,96

110,7

6,88

Украинцы

11,5

0,73

14,2

0,88

Марийцы

9,0

0,57

9,5

0,59

Рис. 5. Этническая структура населения районов Удмуртской республики по переписи 2002 г.

Экономика. По основному индикатору экономического развития – душевому ВРП – Удмуртия занимает срединное положение в Приволжском ФО после Башкортостана и Нижегородской области. С корректировкой ВРП на стоимость жизни Удмуртия даже опережает Нижегородскую область из-за более низкой стоимости жизни в республике (рис. 6). Относительно неплохие показатели душевого ВРП обеспечены исключительно нефтедобычей, остальные отрасли экономики так и не вышли из депрессии.

Рис. 6. Душевой ВРП в 2007 году, скорректированный на стоимость жизни, к среднему по РФ (РФ=100%)

Даже обеспечивая более высокие показатели душевого ВРП, нефтедобывающая промышленность не способна играть роль драйвера роста экономики. Динамика ВРП республики была значительно меньшей, чем других нефтедобывающих регионов (Пермского края, Башкортостана, Самарской области), потому что развитие вторичного и третичного секторов экономики Удмуртии остается проблемным и серьезно отстает от регионов-соседей (рис. 7).

Рис. 7. Душевой ВРП в постоянных ценах 2007 года, тыс. руб. на человека

Главная особенность экономики Удмуртии – ее гипериндустриальный характер. В целом по России на промышленность приходится треть ВВП, но в Удмуртии она дает половину ВРП (табл. 3). Роль сектора услуг в экономике понижена за счет объективно низкого уровня его развития, а также за счет преобладания нефтедобывающей промышленности. Экономика республики сильно зависит от нефтедобычи – ее доля в ВРП почти в 3 раза выше, чем в среднем по стране. В 2007 г. было добыто 10,4 млн. тонн нефти после начала 2000-х гг. (8 млн. тонн). Разработка новых месторождений позволила приблизиться к докризисному уровню. По объему добычи республика схожа с Башкортостаном, Пермским краем и Самарской областью (11-12 млн. тонн). Однако, в отличие от этих регионов, Удмуртия не имеет собственной нефтепереработки, что тормозит ее развитие. В начале 2000-х гг. на нефтяном рынке Удмуртии закрепились крупные игроки. Частью ТНК-ВР стала «Удмуртнефть», которая добывает 60% удмуртской нефти. Компанию «Белкамнефть», добывающую 37% нефти, сначала купила «Русснефть», а после ее банкротства с 2007 г. ждет разрешения на приобретение «Базовый элемент» О. Дерипаски. Нефтедобыча концентрируется на юго-западе республики – в Каракулинском (25%), Воткинском (20%) районах, и в центральной части – в Игринском (13%), Якшур-Бодьинском (11%) районах.

Таблица 3. Отраслевая структура ВРП, 2007 г.

 

Сельское хозяйство

Добывающая промышленность

Обрабатывающая промышленность

Производство и распределение электроэнергии, газа и воды

Строительство

Сектор услуг

Россия

5,2

10,5

19,3

3,4

6,3

55,3

Приволжский ФО

7,7

13,7

24,5

3,8

6,7

43,6

Респ. Удмуртия

6,9

27,0

20,1

3,1

5,8

37,1

В период экономического кризиса 1990-х гг. промышленное производство Удмуртии сократилось почти на две трети (рис. 8). Сильнейший спад был обусловлен резким сокращением производства на предприятиях ВПК – главной отрасли специализации в советское время. В начале 2000-х гг. объем промышленного производства вырос незначительно – только за счет увеличения объемов нефтедобычи. С 2003 г. процесс восстановления промышленного производства вообще остановился. Даже более депрессивные Чувашия и Пензенская область за последние пять лет обошли Удмуртию по темпам восстановления промышленного производства. Зависимость объема промышленного производства республики от количества добытой нефти – свидетельство глубокой стагнации других отраслей. Тем не менее, в условиях нового кризиса 2008-2009 гг. ситуация в ВПК пока относительно стабильна, поскольку сохраняется государственное финансирование. Однако если кризис затянется и финансирование военной программы страны будет урезано, то может повторится спад начала 1990-х гг.

Рис. 8. Динамика промышленного производства в регионах Приволжского ФО, в % к 1990 г. (1990=100%)

Современную структуру обрабатывающей промышленности республики сложно анализировать по причине закрытости статистики ВПК. Так, 16% производства в республике относится к группе «производства материалов, не включенных в другие группировки». Для сравнения, в целом по стране на эту группу приходится 2% производства. Отраслевые пропорции стало сложнее отслеживать и в связи с переходом на новый классификатор ОКВЭД. Непосредственно на машиностроение по ОКВЭД приходится около 40% промышленного производства (табл. 4), а в 2001 году, согласно старому классификатору ОКОНХ, на эту отрасль приходилось 54% продукции обрабатывающей промышленности. Скорее всего, сейчас реальная доля машиностроения не ниже этого значения.

Таблица 4. Отраслевая структура обрабатывающей промышленности, 2007 г.

 

Пище-вкусовая

Производство нефтепродуктов

Химическая

Строительных материалов

Металлургия

Машино-строение

Другие

Россия

15,3

16,3

9,4

6,1

21,1

20,8

11

Приволжский ФО

10,4

19,5

15,8

4,5

11,2

30,6

8

Респ. Удмуртия

13,9

0,0

2,3

4,2

16,8

39,8

23

Военно-промышленная специализация машиностроения республики обусловила высокую роль государства в этой отрасли. Крупнейшие государственные предприятия – Ижевский механический завод, выпускающий стрелковое оружие и гражданскую продукцию, Воткинский завод, который помимо межконтинентальных ракет производит металлорежущие станки, нефтяное и горное оборудование, стиральные машины. У государства после частичной деприватизации в 2000 г. осталось 75% акций крупнейшего в республике концерна «ИжМаш», его предприятия выпускают оружие под маркой «Калашников», военную технику, автомобили, станки, мотоциклы. Градообразующее предприятие Глазова «Чепецкий механический завод» входит в корпорацию «ТВЭЛ» (производство ядерного топлива), принадлежащую «Росатому».

Процесс укрупнения российского бизнеса в 2000-х гг. затронул и Удмуртскую республику. В 2003 г. Ижевский автомобильный завод («Иж-Авто») вышел из состава государственного концерна «ИжМаш» и перешел под контроль самарской группы компаний «СОК». По договору с компанией «KIA Motors» завод производил около 20 тыс. автомобилей модели KIA в 2006-2008 гг., до нового кризиса продолжался выпуск моделей «ВАЗ», минифургонов «Иж». В 2004 г. челябинская металлургическая компания «Мечел» купила «ИжСталь» – передельный завод, выпускающий 0,5 млн. тонн качественной стали, которая в советское время поступала на предприятия ВПК. Ижевский завод нефтяного машиностроения вошел в 2008 г. в «Группу ЧТПЗ», объединившую трубопрокатные заводы и предприятия, обслуживающие транспорт и добычу нефти. Современный кризис затронул Удмуртию слабее, чем большинство других развитых и среднеразвитых регионов страны. Промышленное производство за январь-август 2009 г. снизилось всего на 8% к соответствующему периоду прошлого года («Мониторинг кризиса в регионах»). Это намного меньше, чем в других машиностроительных регионах ПФО (в Нижегородской и Ульяновской областях – 31-33%). Факторами стабильности для республики остаются нефтяная промышленность, спад в которой был значительно меньшим, чем в металлургии и машиностроении, а также госзаказ на предприятиях ВПК. Частный сектор машиностроения в кризисный период пострадал намного сильнее. «Иж-Авто» в апреле 2009 г. полностью остановил производство, на грани увольнения оказались около 5 тысяч рабочих. Осенью 2009 г. на заводе начата процедура банкротства.

Большая часть промышленного производства концентрируется в столице республики. В 2007 г. на Ижевск приходилось 61% продукции обрабатывающей промышленности. Второе место по уровню развития промышленности занимает Глазов – 14% производства. Сарапул и Воткинск заметно отстают, в них производится 5-7% продукции обрабатывающей промышленности. Большую часть промышленного производства городов республики дает машиностроение: Ижевск (41%), Воткинск (59%), Сарапул (52%). Значимой отраслью является пищевая промышленность, в том числе ликероводочная: в Можге и Сарапуле на нее приходится 28% производства, в Глазове – 20%, в Воткинске – 13%.

Уровень развития сельского хозяйства в Удмуртии несколько выше, чем в соседних Пермском крае и Кировской области. Помимо животноводства, сохранилась специализация на производстве льноволокна, по его сбору в 2007 г. Удмуртия заняла 3-е место в стране. Однако, как и в случае с нефтедобычей, сырье не перерабатывается внутри региона, Удмуртия не имеет своей текстильной промышленности.

Душевой оборот розничной торговли в 2008 г. составил только 60% от среднероссийского показателя, столь же невелики душевые показатели Ульяновской и Саратовской областей. Общая проблема этих регионов – низкий уровень развития третичного сектора из-за невысокого платежеспособного спроса населения. Новый кризис сильно сказался на розничной торговле Удмуртии, ее оборот в 1 квартале 2009 г. сократился почти на 10% к соответствующему периоду прошлого года. Сокращение потребления стало следствием снижения доходов населения.

Регионы Урало-Поволжья ведут между собой острую конкурентную борьбу за инвестиции. Машиностроительные регионы, испытав сильнейший дефицит инвестиций в 1990-е гг., стремились привлечь крупных или средних инвесторов для модернизации предприятий и создания новых сборочных производств. Но даже по сравнению с полудепрессивной Ульяновской областью инвестиционная привлекательность машиностроения Удмуртской республики невысока (рис. 9). По притоку инвестиций лучше других в 2000-х гг. выглядело автомобилестроение («Иж-Авто»), однако именно оно испытывает сильнейший спад в ходе кризиса, начавшегося в конце 2008 г. Уровень развития жилищного строительства в Удмуртии также отстает от других среднеразвитых регионов ПФО (рис. 10). Помимо невысоких доходов населения, причиной является сильный миграционный отток.

Рис. 9. Инвестиции в основной капитал на душу населения, в постоянных ценах 2008 года, тыс. рублей на человека

Рис. 10. Ввод жилья в развитых регионах Урало-Поволжья, кв. метров на 1000 населения

Но в то же время Удмуртия, наряду с республикой Марий Эл, оказалась лидером среди регионов ПФО по темпам роста цен на новое жилье в 2000-х гг. (рис. 11). Это типично для менее развитых, проблемных, регионов с исходно низкой стоимостью жилья. При повышении уровня доходов население этих регионов стало активно реализовывать отложенный во время экономического спада спрос на жилье, что привело к быстрому росту цен на рынках с недостаточным предложением нового жилья. Строительный комплекс Удмуртии вяло реагировал на повышение спроса: темпы роста цен на жилье были намного выше темпов роста жилищного строительства.

Рис. 11. Регионы ПФО с наибольшими индексами роста цен на первичном рынке жилья, в % к постоянным ценам 1999 года

Внутренняя неоднородность Удмуртии проявилась в концентрации жилищного строительства в муниципалитетах с более благоприятной социально-экономической ситуацией (рис. 12). В Ижевске концентрируется 45% жилищного строительства. Завьяловский район, входящий в агломерацию Ижевска, концентрирует 11% вводимого в республике жилья и по душевому вводу жилья (870 кв. м на 1000 чел.) опережает средний показатель по республике почти в 3 раза. Активное смещение строительства в пригороды характерно и для Глазова: в районе вводится в 1,4 раза больше жилищных площадей, чем в самом городе. Самый высокий душевой показатель ввода жилья среди городов республики имеет Можга (362 кв. м на 1000 чел.), строительство ведется на недавно вошедших в черту города территориях.

Рис. 12. Ввод жилья в муниципальных образованиях Удмуртской республики в 2007 году, кв. метров на 1000 населения

Ижевск, несмотря на наличие нескольких городов второго порядка, концентрирует больше половины регионального объема инвестиций, строительства и розничной торговли (рис. 13). По сравнению с другими региональными центрами ПФО, в Ижевске была понижена только концентрация жилищного строительства, в 1999 г. только 20% жилья вводилось в столице Удмуртии. Для сравнения, в это же время в Нижнем Новгороде и Саратове концентрировалось 40% вводимого в регионе жилья, в Ульяновске – 60%.

Рис. 13. Удельный вес Ижевска в экономических показателях Удмуртской республики, %

В последние несколько лет бюджет Удмуртии не получал трансфертов на выравнивание бюджетной обеспеченности, формально республика стала регионом-«донором». Но в данную категорию попадают развитые регионы, чего нельзя сказать об Удмуртии. В ее случае это следствие роста ВРП за счет нефтяных доходов, из которых в бюджет республики поступает только небольшая часть НДПИ (5%) и значительная часть налога на прибыль, но при этом его налогооблагаемая база занижается компаниями всеми доступными способами. Республика осталась среднеразвитой, ее статус «донора» - результат несовершенной методики определения бюджетного потенциала. Понимая это, федеральный центр оказывает поддержку бюджету Удмуртии через другие механизмы, в том числе дотации на сбалансированность и другие виды перечислений. Как следствие, в последние предкризисные годы бюджет региона формировался из собственных доходов на 81-84%, что близко к среднему уровню по регионам ПФО (табл. 5).

Таблица 5. Доля собственных доходов (налоговых и неналоговых) во всех доходах консолидированного бюджета по регионам Приволжского федерального округа, %

2002 г.

2004 г.

2006 г.

2007 г.

Самарская область

94,6

95,2

94,6

92,0

Респ. Татарстан

67

74

82,7

87,1

Оренбургская область

86,9

89

89,7

86,5

Нижегородская область

71,1

88

88,3

86,1

Пермский край

73,2

83,7

93,6

85,9

Респ. Башкортостан

76,8

80,4

81,7

83,7

Респ. Удмуртия

72,5

83,7

84

80,9

Саратовская область

64,9

73,8

74

76,6

Кировская область

68,1

68,3

69,6

67,0

Респ. Чувашия

48,9

60,4

68

63,3

Ульяновская область

65,6

64,1

63,1

62,4

Пензенская область

43,5

67,1

59,2

59,1

Респ. Марий Эл

41

51,5

59,5

58,6

Респ. Мордовия

31,7

84,5

64,1

56,5

Среди муниципалитетов наибольшую бюджетную обеспеченность в 2007 г. имели Глазовский (собственные доходы – 76%), Ижевский (72%) и Сарапульский (67%) городские округа. Воткинск и Можга сильнее зависели от трансфертов из вышестоящих бюджетов, их собственные доходы составляли только 33-36%. Среди муниципальных районов более высокой долей собственных доходов выделяется только Кезский (66%). В целом более чем в трети муниципальных районов и городских округов республики доля собственных доходов бюджета не превышает 50% (рис. 14).

Рис. 14. Собственные доходы муниципальных бюджетов на душу населения в 2006 г., тыс. руб. на человека

Объективным индикатором уровня развития муниципалитетов служат душевые показатели собственных доходов бюджета. Среди городских округов лидером в 2007 г. был Глазов (8,9 тыс. руб. на чел.), заметно отставали Ижевск (7,5) и Сарапул (6,6), аутсайдерами были Можга (2,8) и Воткинск (4,2). Среди муниципальных районов выделялись нефтедобывающие (Воткинский и др.) и районы с более развитой лесной промышленностью (Юкаменский и др.).

Рис. 15. Собственные доходы муниципальных бюджетов на душу населения в 2006 г., тыс. руб. на человека

Занятость и рынок труда. В индустриальных регионах России экономическая активность населения, как правило, выше. Это характерно и для Удмуртии, где уровень экономической активности населения (69,3%) заметно выше среднего по стране и по Приволжскому ФО (66,8%). Для сельской местности республики этот показатель также повышен (68%, при среднем по РФ – 63%), что связано с более широким распространением несельскохозяйственной занятости.

Структура занятых по уровню образования смещена в сторону общего образования - среднего и основного, которое типично для занятых в сельской местности и рабочих поселках (табл. 6). Не имеют профессионального образования более трети занятых в республике, это серьезный социальный риск в кризисный период из-за пониженной адаптивности и мобильности данной группы населения. Благодаря специализации на машиностроении и отраслях ВПК в республике много специалистов, закончивших технические ВУЗы, поэтому доля имеющих высшее образование среди занятых почти не отличается от средней по ПФО.

Таблица 6. Уровень образования занятого населения в 2007 г., %

 

Доля занятых, имеющих образование:

Высшее (с незаконченным)

Среднее профессиональное

Начальное профессиональное

Среднее общее

Основное и начальное

Россия

27,7

26,1

18,1

22,2

5,9

Приволжский ФО

24,2

25,4

20,3

24,2

6,0

Респ. Удмуртия

23,8

22,5

19,4

26,8

7,5

В связи с переходом на новый классификатор ОКВЭД структура занятых до и после 2005 г. не вполне сопоставима. Но по укрупненным отраслям экономики она почти не изменилась (табл. 7). Доля занятых в промышленности Удмуртии сокращалась теми же темпами, что и в целом по стране, однако в 2007 г. все еще на 5% превышала среднероссийскую, т.е. характерный для республики промышленный «флюс» занятости сохранился. При этом в высокодоходной нефтедобыче работает всего 1,5% занятых. В условиях нового кризиса индустриальная структура занятости усиливает социальные риски для Удмуртии. Структурной проблемой рынка труда республики является также пониженная доля занятых в малом предпринимательстве (11%) и в секторе услуг.

Таблица 7. Структура занятых по отраслям экономики (на основе классификатора ОКВЭД), %

Отрасли экономики

Удмуртская республика

Приволжский ФО

Россия в целом

2000 г.

2007 г.

2000 г.

2007 г.

2000 г.

2007 г.

Промышленность

29,0

26,3

27,3

24,5

23,7

21,0

Сельское и лесное хозяйство

16,6

12,5

16,4

13,2

14,1

10,4

Строительство

5,1

5,4

5,9

7,2

6,7

7,8

Транспорт и связь

5,6

6,8

7,0

7,1

7,8

8,0

Отрасли социальной сферы

19,6

20,2

19,5

19,3

19,7

19,4

Торговля и другие виды услуг

24,1

28,8

24,0

29,6

28,0

33,4

В 2000-х гг. уровень безработицы в Удмуртской республики сокращался значительно медленнее, чем в развитых регионах ПФО. В 2004-2008 гг. он держался на уровне 8%. Причина стагнации на рынке труда – медленный рост экономики республики. В период кризиса уровень безработицы по МОТ вырос незначительно: в феврале 2009 г. он превысил 10% и к августу 2009 г. сократился до 9%. Адаптация рынка труда к кризисным условиям идет в основном через механизм скрытой безработицы. Доля занятых неполное время выше средней по стране (4-5% от всех занятых), а при более точном подсчете по крупным и средним предприятиям она достигает 7-8%. Практика неполной занятости особенно широко распространена на машиностроительных предприятиях (до 15-20% занятых в целом).

Индустриальная структура занятости привела к гендерному перекосу в структуре безработных: доля мужчин среди безработных достигала в 2007 г. 57% (в целом по стране - 53%). Высока и доля безработных в возрасте 40-49 лет (30%, в РФ – 22%). Статистика отражает проблемы низкого качества трудовых ресурсов, дисбаланса спроса и предложения на рынке труда, который усиливается в условиях нового кризиса.

Рис. 16. Уровень безработицы по МОТ в регионах Урало-Поволжья, %

Социально-экономическое положение домохозяйств. Проблемы пониженного уровня жизни населения республики сохраняются. По душевым денежным доходам, скорректированным на стоимость жизни в регионе, а также по средней заработной плате Удмуртия сопоставима с Ульяновской и Саратовской областями (рис. 17), хотя по душевому ВРП значительно опережает эти области. Несоответствие низкого уровня душевых доходов и повышенного душевого показателя ВРП еще раз подтверждает, что статистические оценки реального вклада нефтяной отрасли в экономику Удмуртии завышены. Нефтяные деньги не доходят до домохозяйств. Большинство населения занято в проблемных сферах экономики, где уровень заработков невысок. Кроме того, доходы населения республики в период экономического подъема росли медленнее, чем в развитых регионах ПФО. Отставание уровня доходов населения Удмуртии подтверждается косвенным индикатором обеспеченности легковыми автомобилями, которая ниже средней по стране (170 и 195 автомобилей на 1000 населения в 2007 г. соответственно). Кризисное сокращение доходов населения проявилось в республике в самом начале 2009 г.вследствие проблем крупных предприятий («Иж-авто», «Ижсталь») По данным статистики, сокращение пока невелико (на 3% за январь-июль 2009 г. к соответствующему периоду 2008 г.).

Рис. 17. Отношение душевых доходов к прожиточному минимум, %

Из-за невысоких доходов неравенство населения Удмуртии меньше среднего по стране. Коэффициент фондов (отношение доходов 10% населения с самыми высокими и самыми низкими доходами) составляет 10,2 раз, в среднем по РФ – 16,8 раз. Схожий уровень неравенства имеют регионы со значительно более низким уровнем экономического развития, но схожими доходами населения (Кировская и Пензенская области, Мордовия, Чувашия). Заработная плата остается главным источником доходов. В середине 2000-х гг. наиболее высокооплачиваемыми отраслями были финансы, транспорт и управление (рис. 18). Уровень оплаты труда в обрабатывающей промышленности несущественно выше средней по республике, что свидетельствует о серьезных социально-экономических проблемах в базовой отрасли ее экономики, в которой сконцентрировано 22% занятых. Как и всюду, заработная плата в управлении выше средней по региону. Но в Удмуртии различия относительно сглажены, заработки в управлении опережают средние на 39%, в среднем по экономике РФ - на 65%.

Рис. 18. Заработная плата по отрасли экономики к средней по региону (стране) в 2004 г., %

Сохраняется существенная внутрирегиональная дифференциация в уровне оплаты труда: в три раза в 2006 г. В 10 муниципальных районах средняя заработная плата была меньше половины от среднереспубликанской. В крупнейших городах Удмуртии уровень заработной платы отражает их социально-экономическое положение. В конце 1990-х гг. наиболее стабильным было положение Глазова, зарплата на «Чепецком механическом заводе» (предприятии топливно-ядерного комплекса) значительно превышала среднюю по республике. Однако в 2000-х гг. отрыв Глазова сократился, это типично и для других промышленных центров России. Уровень оплаты труда в Ижевске стабильно выше среднего по региону (на 19-24%), и отрыв нарастает благодаря преимуществам крупного города и статусу административного центра республики. В Сарапуле и Воткинске уровень оплаты труда в начале 2000-х гг. был ниже среднего по республике. Помимо предприятий ВПК, ситуация на которых была более-менее стабильной, в этих городах много проблемных машиностроительных заводов, производящих гражданскую продукцию.

Рис. 19. Отношение средней заработной платы в крупнейших городах к средней заработной плате населения Удмуртской республики, %

Второй компонент доходов населения – социальные выплаты, их доля выше средней по стране (16 и 12% соответственно), и основную часть составляют пенсии. Положение пенсионеров Удмуртии несколько лучше, чем в других регионах Приволжского ФО, средний размер пенсии на 24% выше прожиточного минимума пенсионера вследствие относительной дешевизны жизни в республике.

Уровень бедности в Удмуртской республике за 2000-2008 гг. сократился в 2,5 раза - до 16,5%, но он все выше среднего по стране (13,1%). Тем не менее в ПФО Удмуртия переместилась в группу регионов с относительно низкими показателями благодаря менее сильной дифференциации населения по доходу (рис. 20). Большая часть малоимущих семей проживает в сельской местности и в основном это семьи с детьми. Численность «работающих бедных», занятых на промышленных предприятиях, с большой вероятностью повысится по мере снижения уровня доходов населения в ходе кризиса 2009-2010 гг.

Рис. 20. Уровень бедности в развитых регионах России, %

Социальная инфраструктура (здравоохранение, образование, ЖКХ). Все основные показатели, отражающие обеспеченность населения услугами здравоохранения, в Удмуртской республике выше средних по стране. Обеспеченность врачами самая высокая в ПФО – 58 на 10 тыс. населения (в РФ – 50), значительно выше средней обеспеченность средним медперсоналом (124 и 108 работников на 10 тыс. населения), больничными койками (129 и 107 на 10 тыс. чел.), что указывает на незавершенность процесса оптимизации сети медицинских учреждений в республике. В то же время сложившаяся система здравоохранения позволила устойчиво снижать коэффициент младенческой смертности, в последние три года он ниже среднего по стране (8-10 на тысячу родившихся).

Востребованность дошкольного образования в промышленных регионах обычно выше, поэтому охват этой услугой в Удмуртии значительно превышает средний показатель по стране (76% и 59% детей соответственно). Число посещающих детские сады превысило число мест в них только к 2007 г., но в городах общероссийская проблема нехватки мест в дошкольных образовательных учреждениях проявилась в полной мере (рис. 21). Доля школьников, обучающихся во вторую смену, почти не отличается от средней по стране (14-15%), однако уровень компьютеризации в школах Удмуртии на 20% ниже среднероссийского.

Рис. 21. Число детей в дошкольных образовательных учреждениях на 100 мест (городские округа)

Для Удмуртии менее характерна общероссийская тенденция сокращения числа учащихся в системе начального профессионального образования, в 2007 г. их численность в расчете на 10 тыс. чел. была на 20% выше средней по стране (рис. 24). Популярность среднего профессионального образования даже выросла за постсоветский период, и в расчете на 10 тыс. населения она значительно выше средней по РФ (200 и 161). Наоборот, число студентов ВУЗов (на 10 тыс. населения), отстает от среднероссийского показателя на 10%, т.к. Ижевск никогда не был ведущим центром высшей школы. В 2008 г. в республике насчитывалось всего 7 ВУЗов, два из которых негосударственные, они появились в 2003 г. Четыре из пяти государственных ВУЗов находятся в Ижевске (Удмуртский госуниверситет, Ижевский технический университет, медицинская и сельскохозяйственная академии), один государственный ВУЗ - в Глазове (Педагогический институт им. В.Г. Короленко).

Рис. 22. Численность учащихся в системе профессионального образования, на 10 тыс. чел. населения

Жилищная обеспеченность в Удмуртии ниже средней по стране (19,4 и 21,5 кв. м. на чел. в 2007 г.), уровень благоустройства жилищного фонда также отстает от среднего (табл. 8). Худшие показатели объясняются низкими темпами ввода жилья и в советский, и в постсоветский период. Кроме того, медленно решались проблемы перевода жилого фонда из категории ведомственного, т.е. закрепленного за многочисленными предприятиями, особенно ВПК, в категорию муниципального. До сих пор в республике повышена доля государственного жилья – 8% (по РФ – 5%). Пониженный уровень благоустройства жилищного фонда связан с более высокой долей сельского населения, а также общим отставанием развития социальной среды индустриальных городов.

Таблица 8. Благоустройство жилищного фонда некоторых регионов Приволжского ФО в 2007 г.

Доля общей площади (%), оборудованной

водо-проводом

канализацией

отоплением

газом (сетевым, сжиженным)

горячим водоснабжением

Россия

76,3

72,2

81,1

69,7

63,8

Приволжский ФО

75,2

69,0

85,1

86,3

59,9

Пермский край

77,2

72,1

76,6

76,9

63,2

Кировская область

76,0

54,4

54,5

77,1

46,4

Респ. Удмуртия

76,0

66,1

76,3

78,4

55,9

Рост расходов населения на услуги ЖКХ в Удмуртии идет немного медленнее: на оплату жилищно-коммунальных услуг приходится 10% потребительских расходов населения (по стране – 11,6%). Однако из-за невысоких доходов населения немного повышена доля семей, получающих жилищные субсидии (10 и 9% соответственно в 2007 г.). Среднемесячный размер субсидии был равен среднему по стране – 650 руб. на человека.

Социальный портрет Удмуртии получился противоречивым. В 2000-е гг. и вплоть до начала нового кризиса экономика республики медленно выходила из депрессии, хотя формально уровень экономического развития республики был выше других среднеразвитых регионов Урало-Поволжья. Если бы нефтяной отрасли не было, то по индикаторам экономического развития Удмуртии оказалась бы близкой к депрессивным регионам. В отличие от регионов со схожим социально-экономическим положением, в 2000-х гг. в Удмуртии не было значительного роста жилищного строительства, инвестиций, розничной торговли. Регион явно проигрывал в конкурентной борьбе за человеческий капитал, рос миграционный отток населения. Однако мониторинг кризисных процессов 2009 г. показал, что ухудшение социально-экономической ситуации в республике оказалось более мягким по сравнению с динамикой регионов, быстро развивавшихся в 2000-е гг. Пока трудно прогнозировать, сохранится ли режим «мягкой посадки» республики при длительном и более глубоком кризисе.

Интегральные индексы. Удмуртская республика относится к группе регионов со значениями индекса ИРЧП выше среднего. В 2006 году она незначительно опережала Пермский край и Новосибирскую область, занимая 19 место. В 2005 регион занимал 20 место, в 2004 – 24 место. Положение региона было бы еще выше, если бы не пониженный уровень душевого ВРП. Положение республики в рейтинге кризисного индекса качества жизни в 2000-х годах значительно ухудшилось за счет медленного роста доходов населения. Удмуртия занимала 43 место в 2003 г. и 58 – в 2006. По индексу инновативности республика занимала не очень высокое 29 место. Как ни парадоксально, в регионе с гипертрофированно развитым ВПК мала доля персонала, занятого в науке и научном обеспечении. По индексу демократичности Удмуртия занимала в 2000-2004 годах 28 место.


  
 
Новости | Об институте | Научные программы | Публикации | Региональная программа | English