В начало
В начало
О программе
О программе

 
Тематические обзоры
Тематические обзоры

Типология регионов
Типология регионов

 
Портреты регионов
Портреты регионов

 
Интегральные
       индексы

Интегральные индексы
 
Грантовая программа
       в регионах

Грантовая программа в регионах
 

Независимый институт социальной политики


<%Language="VBScript" Response.Write "" %>
  <%Language="VBScript" Response.Write "версия для печати" %>

Социальный атлас российских регионов / Портреты регионов


Томская область
Социальный портрет обновлен на основе данных, характеризующих социально-экономическое развитие региона до 2008-2009 гг.

Социальные преимущества: относительно высокий уровень экономического развития и повышенные доходы населения благодаря нефтяной экономике; пока еще пониженная демографическая нагрузка и высокий уровень образования населения, обеспеченный устойчивым развитием Томска как ведущего центра высшей школы; значительный инновационный потенциал и активная политика инновационного развития, проводимая властями области, относительно слабый удар кризиса благодаря нефтяной специализации.

Социальные проблемы: сильный контраст в развитии областного центра и районов области, повышенный уровень безработицы из-за депрессивности экономики периферийных и сельских районов, худшее состояние здоровья населения и повышенный уровень детской и материнской смертности при невысоких душевых расходах на здравоохранение; проблемы социальной инфраструктуры - переполненность детских садов и рост доли аварийного и ветхого жилфонда.


Расселение. Томская область в современных границах возникла только в середине XX в., но Томск был одним из первых поселений в Сибири, а в XIX в. стал центром обширной губернии. В его развитии большую роль сыграли торговые капиталы сибирских купцов, а также деятельность ссыльных русских и поляков. В конце XIX в. были созданы первый в Сибири университет и технологический институт, заложившие основу развития города как крупного центра высшей школы. Важным этапом развития стало строительство Транссиба, и хотя железнодорожная магистраль прошла южнее, на Томск была проложена отдельная ветка. Однако в XX в. город стал терять центральные функции, уступив их стремительно растущему Новосибирску.

В советский период было три волны освоения территории области, связанные с развитием разных отраслей экономики. В 1930-е гг. началось строительство дорог в центральные и восточные районы для развития лесозаготовок и переработки леса, на месте старых поселений выросли небольшие города Асино и Колпашево. В 1940-1950-е гг. толчок развитию Томска дала эвакуация машиностроительных заводов из Европейской части страны, а после войны – строительство Сибирского химкомбината по производству оружейного плутония и закрытого г. Северска вблизи областного центра. В 1970-х гг. началось развитие нефтедобычи на периферии области, почти в тысяче километров от Томска. Центр района нефтедобычи г. Стрежевой расположен на Оби в 60 км от Нижневартовска (Ханты-Мансийский АО), поэтому освоение шло с территории ХМАО. Круглогодичной дороги от Стрежевого до Томска нет до сих пор. В 1980-е годы началось освоение еще одного глухого «угла» - на западе области в болотах Васюганья, где появился новый город нефтяников Кедровый, связанный с Томском только зимником.

Система расселения области похожа на более удаленный восток страны обширностью внутренней периферии. Томск и более обжитая зона вокруг него расположена на самом юге, на основном пути колонизации Сибири. Остальная территория области до сих пор слабо освоена из-за труднопроходимости болотистой низменности Приобья. Плотность населения – самая низкая в Западной Сибири (3 чел. на кв. км), не считая тюменских округов. Область занимает пограничное положение между нефтедобывающими тюменскими округами с их точечным освоением, слабозаселенной лесной периферией Восточной Сибири и более освоенным югом Западной Сибири, поэтому в ее развитии проявляются черты всех трех типов.

В области всего 6 городов, в Томске сконцентрирована половина населения, остальные города по численности жителей относятся к средним и малым (табл. 1). Из 16 поселков городского типа (пгт) в годы кризиса и затем при подготовке муниципальной реформы остался только один, остальные были переведены в статус сельских поселений либо присоединены к Томску. Из-за административных преобразований доля городского населения сократилась с 71% в 1990 г. до 66% в 1995 г. В последующие годы доля городских жителей в области возросла до 68-69% (2003-2008 гг.), но все же остается заметно ниже средней по стране (73%).

Таблица 1. Численность городского и сельского населения Томской области, тыс. чел.

2008 г.

2005 г.

2002 г.

1991 г.

Томская область

1037

1037

1046

1086

городское население

715

706

709

770

г. Томск

516

507

488

507

г. Северск с подчиненными его администрации населенными пунктами

114

115

116

н.д.

г. Стрежевой

44

44

44

45

г. Асино

27

28

28

33

г. Колпашево

25

27

28

31

г. Кедровый с подчиненными его администрации населенными пунктами

5

5

5

5

сельское население

322

331

338

316

Многочисленные административно-территориальные преобразования переходного периода не позволяют оценить реальную динамику городского и сельского населения, но тенденции в целом понятны. Наиболее быстро теряют население депрессивные и небольшие лесопромышленные города. Сокращается численность населения и в областном центре, в конце 1990-х годов он выпал из числа городов-полумиллионников. И хотя присоединение пригородных поселков в 2004-2005 гг. помогло Томску временно нарастить численность, дальнейшее ее сокращение неизбежно. Только нефтяные города и ЗАТО г. Северск пока сохраняют почти стабильную численность благодаря недавнему миграционному притоку и более молодому населению. Сельское население, пополнившееся за счет пгт, сосредоточено в более освоенной южной части области.

Демографическая ситуация. Основные показатели рождаемости и смертности в Томской области типично сибирские, они немного лучше средних по стране благодаря менее выраженному постарению населения. За счет меньшего коэффициента смертности (14,6 на 1000 населения по сравнению с 16,1 в среднем по РФ в 2005 г.) естественная убыль в середине 2000-х гг. была в полтора раза меньше среднероссийской (-3,8 и -5,8 на 1000 населения соответственно). Демографические тенденции 2007-2009 гг. – увеличение рождаемости до 13,2 промилле и стабилизация смертности на более низком уровне 12,9 промилле – обеспечили Томской области небольшой естественный прирост. Однако это не долговременный тренд, поскольку улучшение показателей было в основном обусловлено "демографической волной" (в детородный возраст вошла более значительная по численности когорта рожденных в 1980-е годы, а в пожилой возраст – малочисленная когорта военных лет рождения). Возрастная структура населения области моложе средней по стране: выше доля населения трудоспособного возраста (66 и 63%, соответственно), а доля старших возрастов ниже среднероссийской (18 и 21%). Однако предшествующее снижение рождаемости уже привело к нивелированию различий по доле детей (16%), постепенно утрачиваются и остальные преимущества.

Социально-демографические индикаторы более проблемны. Уровень младенческой и материнской смертности выше среднего по стране, т.к. более высокие доходы не конвертируются в лучшее качество жизни. При этом еще 5-7 лет назад показатели младенческой смертности в городах области хуже, чем в сельской местности, хотя обычно города опережают село из-за более высокой доступности и качества медицинских услуг (рис. 1). Только во второй половине 2000-х гг. благодаря увеличению финансирования здравоохранения, в том числе в рамках приоритетного национального проекта «Здоровье», удалось существенно снизить младенческую смертность, особенно в наиболее проблемных малых городах и поселках. По ожидаемой продолжительности жизни Томская область почти не отличается от южных соседей - Омской и Новосибирской областей, показатели близки и к средним по стране (67,7 и 67,9 лет соответственно) и, как и в целом по России, растут в течение последних лет.

Рис. 1. Младенческая смертность (на 1000 родившихся живыми)

Миграционная ситуация отражает пограничное положение Томской области на «водоразделе» между зонами оттока и притока, сформировавшимися в 1990-е гг. Миграционный отток характерен почти для всей Восточной Сибири, а зона миграционного притока сформировалась на юге Западной Сибири в 1990-е гг. за счет миграций из стран СНГ. Приток из Средней Азии был наиболее интенсивным в первой половине 1990-х, а из Казахстана – в 1996-1997 гг. После завершения периода стрессовых миграций приток резко сократился, только наиболее экономически благополучный Ханты-Мансийский АО еще 3-4 года оставался привлекательным для мигрантов (миграции в ХМАО в наибольшей степени обусловлены экономическими факторами). В остальных регионах Западной Сибири миграции почти перестали добавлять население или даже переменили знак (рис. 2). В начале 2000-х гг. Томская область была похожей на Красноярский край по потерям населения в миграционном обмене. Действовали схожие выталкивающие факторы – дороговизна жизни и проблемы занятости, которые не компенсировались более высокими доходами. (В более южных регионах Сибири, например, в Алтайском крае, изменение направления миграций обусловлено низкими доходами населения.) Однако с 2005 г. положительный миграционный прирост в Томской области восстановился благодаря росту инвестиций в науку и высшее образование, созданию новых рабочих мест в малом бизнесе и секторе услуг.

Рис. 2. Коэффициент миграционного прироста (убыли) регионов Сибири,
на 1000 населения

В целом демографическая ситуация в Томской области в последние годы улучшилась: миграционный приток усиливает благоприятные тенденции в естественном воспроизводстве населения, хотя еще в середине 2000-х гг. оба компонента работали в «минус». Однако за средними значениями скрывается нарастающая дифференциация между северными и южными районами области, относительно благополучными городами (Томск, Северск, Стрежевой) и обширной периферией.

В большинстве центральных и южных районов области аграрной и смешанной специализации (Молчановский, Шегарский, Зырянский, Асиновский и др.) демографическая ситуация характеризуется сильной депопуляцией, постарением населения, миграционным оттоком жителей в областной центр, особенно молодежи. Теряют население слабозаселенные северные районы нефтедобычи (Каргасокский, Парабельский, Александровский) и лесной специализации (Колпашевский, Верхнекетский районы). Они постепенно утрачивают демографические преимущества повышенной рождаемости и сниженной смертности, которые им давала омоложенная структура населения. Эти преимущества пока сохраняются только в городах-центрах – Кедровый и Стрежевой. Относительно благополучной демографическая ситуация может считаться только в Томске (вместе с Северском), где естественный прирост подкрепляется притоком мигрантов.

Экономика. Томская область входит в группу относительно развитых регионов, ее душевой ВРП (с корректировкой на стоимость жизни в регионе) до последнего времени превышал средний по стране и был максимальным среди регионов Сибирского федерального округа, лишь в 2008 г. уступив показателям Красноярского края (рис. 3). Основа экономики области – нефтедобыча (10 млн тонн или 2% российской добычи), сконцентрированная на границе с Ханты-Мансийским АО. До 2005 г. душевой ВРП рос быстрее среднероссийского благодаря повышению цен на нефть, однако в 2005 г. положение базовой отрасли ухудшилось из-за «дела ЮКОСа», что отразилось в относительном сокращении душевого ВРП. После смены собственника добыча нефти ведется госкомпанией «Роснефть». Другие значимые отрасли – атомная и химическая промышленность – размещены в агломерации областного центра и в переходный период пережили сильный спад, сопровождавшийся сокращением занятости. В последние годы развитие Сибирского химического комбината (предприятие «Росатома») в бывшем ЗАТО г. Северск и Томского нефтехимкомбината (принадлежит дочерней компании Газпрома СИБУР) стало более стабильным.

Рис. 3. Душевой ВРП регионов Сибирского ФО с корректировкой на стоимость жизни,
к среднему по регионам РФ (среднее = 100)

В современной России наиболее индустриальный профиль имеет экономика ресурсно-экспортных регионов. По классификатору ОКОНХ за 2004 г. доля промышленности в ВРП Томской области составляла 45,5%, как и Кемеровской (47%), что на треть выше средней доли по стране (31,5%). В Сибири эти области уступают только сверхиндустриальным нефтяным тюменским округам, искусственно приписанным к Уралу при создании федеральных округов, и Красноярскому краю (54-55%). Данная пятерка индустриальных лидеров резко выделяется на фоне остальных восточных регионов с менее развитыми сырьевыми отраслями.

Промышленный рост в области был одним из самых высоких в стране, и к 2004 г. показатели 1990 г. были превышены на 8% (в сопоставимых ценах). Однако разгром ЮКОСа привел к резкому спаду в нефтяной отрасли и, как следствие, в показателях промышленной динамики Томской области (рис. 4). Она ухудшалась всю вторую половину 2000-х гг. после передачи активов ЮКОСа "Роснефти". К сожалению, развитие регионов сырьевой экономики с доминированием крупных компаний зависит не только от ценовой конъюнктуры, но и от политических решений федеральных властей.

Рис. 4. Динамика промышленного производства к 1990 г., % (1990 г. = 100)

Как и в других крупных нефтедобывающих регионах, экономический кризис 2008-2009 гг. слабо отразился на показателях промышленной динамики Томской области. По итогам 2009 г. ее промышленное производство сократилось всего на 2% (в целом по России – на 11% ). В гораздо большей степени (на 20% от уровня 2008 г.) снизился объем инвестиций в основной капитал, что будет иметь негативные последствия для экономики области в перспективе.

За переходный период структура промышленного производства Томской области стала более узкопрофильной и нефтяной, доля этой отрасли выросла с 10% в 1991 г. до почти половины в 2004 г. по классификатору ОКОНХ (табл. 2). Другие базовые отрасли либо частично сохранились как отрасли специализации (газохимия и цветная металлургия, к которой приписано производство плутония), либо так и не вышли из глубокой депрессии. Например, доля лесной и деревообрабатывающей промышленности по сравнению с началом переходного периода сократилась в 10 раз, хотя нужно делать поправку на различия отраслевой динамики цен. Основные центры лесопереработки – небольшие города Асино и Колпашево, их лесозаготовительные и перерабатывающие предприятия работают на 10-20% мощности. В 2000-х гг. местный частный бизнес пытался модернизировать переработку древесины, в г. Асино было создано производство мебели на экспорт, на предприятия механической переработки древесины привлекалась китайская рабочая сила (вахтовым методом) для снижения издержек. Но удаленность от основных рынков сбыта, значительное истощение сырьевой базы и отсутствие крупных инвесторов не позволили модернизировать отрасль.

Почти вдвое сократился вклад машиностроения, представленного предприятиями электротехники и электроники, приборостроения, кабельной промышленности и др. Значительная их часть специализировалась на продукции ВПК. В советское время Томск выделялся сочетанием высокотехнологического машиностроения и квалифицированных кадров, поставляемых развитой высшей школой, но в переходный период предприятия ВПК с трудом адаптировались к рыночным условиям и не преодолели кризисного спада. Давняя проблема области – слаборазвитость пищевой отрасли, обслуживающей потребление местного населения, особенно на фоне соседних областей с городами-миллионниками.

Таблица 2. Отраслевая структура промышленности Томской области и соседних регионов в 2004 г. (по ОКОНХ), %

Отрасли промышленности

Томская область

Ханты- Мансийский АО

Кемеровская область

Новоси-бирская область

Омская область

В среднем по РФ

Топливная промышленность

52,8

89,9

31,0

2,5

13,0

21,7

в т.ч. нефтедобывающая

48,5

87,1

-

2,2

1,9

14,7

Машиностроение

12,6

2,6

5,1

21,4

14,6

18,9

Цветная металлургия

8,9

-

2,0

8,2

0

7,3

Пищевая и мукомольная

7,7

0,2

3,4

25,3

32,2

13,7

Химия

7,3

0

2,9

4,8

15,6

5,9

Электроэнергетика

6,1

6,6

11,1

19,2

16,9

10,7

черная металлургия

0,1

0

42,3

4,1

0,5

11,8

Доминирование нефтяной отрасли приводит к тому, что на Томск приходится только 30% промышленной продукции области (данные 2004 г., без субъектов малого предпринимательства). Однако потребление в основном концентрируется в областном центре, его доля в товарообороте торговли и вводе жилья достигает 75-80% (2008 г.). Томск сохранил позиции ведущего учебного и научного центра Сибири, уступая Новосибирску по абсолютному числу студентов, но значительно опережая в расчете на 10 000 населения. Инновационный потенциал обеспечивается 13 вузами и многочисленными научными учреждениями, однако вклад образования и науки в экономику невелик (2% ВРП). Научно-образовательная специализация города более заметно воздействует на модернизацию потребления. Примером может служить ускоренное распространение сотовой связи: в 2004 г. по уровню проникновения Томская область лидировала среди всех восточных регионов страны (54%), уступая только агломерациям федеральных городов, Самарской области и трем пограничным регионам с развитой инфраструктурой. В 2008 г. уровень проникновения сотовой связи достиг 123%.

Одним из драйверов развития области в последние годы стало создание технико-внедренческой зоны в Томске. Под нее выделены две площадки, одна из которых размещена на территории Томского нефтехимического комбината. Область получила федеральные средства в рамках нового закона об особых экономических зонах и дополнительно вкладывает собственные средства в инфраструктуру. Цель создания зоны – увеличить инновационный потенциал области и нарастить число новых рабочих мест в наукоемких отраслях.

Томская область получает относительно небольшие трансферты на выравнивание бюджетной обеспеченности из федерального бюджета (4% доходов бюджета области в 2008-2009 гг.) и поэтому не имеет статуса донора. До середины 2000-х гг. в структуре собственных доходов ее бюджета более половины составлял налог на прибыль. Это типично для сырьевых регионов, в которых базируются крупные компании, но создает большие риски в случае колебаний мировых цен на сырье и других причин. С приходом «Роснефти» наполняемость областного бюджета «нефтяными» деньгами заметно сократилась. Так, в 2007 г. доля налога на прибыль в ее бюджете составляла 19%, в 2008 г. – 16%, в то время как в других крупных нефтегазодобывающих регионах – 25-41%. Используемый «Роснефтью» механизм трансфертного ценообразования негативно влияет на доходы бюджета области. Сокращаются и другие поступления: налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) давал 5% доходов бюджета в 2008 г., но с 2010 г. он полностью передан на федеральный уровень. «Пострадавшим» регионам планируется возмещать выпадающие доходы из средств федерального бюджета, но львиную долю получит Тюменская область. Поддержка будет предоставляться только 3-4 года, при этом уровень возмещение будет постепенно сокращаться.

Недополучение налогов от нефтяного бизнеса в предыдущие годы способствовало тому, что в бюджете Томской области не было "жировой прослойки", поэтому бюджетный кризис 2009 г. оказался более мягким, чем в крупных нефтедобывающих регионах. Снижение налоговых и неналоговых доходов за 2009 г. было небольшим – на 2% к 2008 г. (в среднем по РФ – на 14%), поступления налога на прибыль сократились на 8% (в среднем по РФ – на 39%), а поступления НДФЛ выросли.

Томская область никогда не отличалась высокой бюджетной обеспеченностью. Если пересчитать душевые расходы консолидированного бюджета области с учетом стоимости жизни (для корректировки использован коэффициент стоимости товаров и услуг для межрегиональных сопоставлений, рассчитываемый Росстатом), то оказывается, что они составляют только 84-87% (2005-2008 гг.) от средних по регионам РФ (рис. 5). Для сравнения, в другом сибирском регионе-доноре – Красноярском крае – скорректированные душевые расходы выше среднероссийских на 15-16%, а в Кемеровской области, не относящейся к донорам, – на 9-12%. Подобные странности обусловлены методикой Минфина, которая иначе, чем Росстат, учитывает удорожающие факторы, влияющие на бюджетные потребности регионов. Томской области с этой методикой не повезло.

Рис. 5. Душевые расходы* консолидированного бюджета Томской области и бюджетов соседних регионов в 2005 и 2008 гг.,
к средним по субъектам РФ (средние =100)
(* с корректировкой на коэффициент стоимости товаров и услуг для межрегиональных сопоставлений Росстата,
для ЖКХ – на коэффициент федерального стандарта стоимости услуг ЖКХ за 2005 и 2008 гг.)

В результате Томская область по душевым расходам гораздо ближе к дотационной Новосибирской, чем к схожим по уровню экономического развития соседям на юге и востоке – Кемеровской области и Красноярскому краю. Близки к среднероссийскому уровню только душевые расходы бюджета Томской области на образование и социальную политику (напомним, что среднее значение по регионам сильно завышено гигантскими расходами бюджета Москвы). Душевые расходы на здравоохранение в 2005 г. отставали от среднего более чем на 20%, на культуру – более чем на треть. К 2008 г. отставание последних уменьшилось, однако расходы на здравоохранение остаются пониженными. При этом суммарная доля расходов на образование, здравоохранение, культуру и социальную политику в консолидированном бюджете области сопоставима со среднероссийской (в 2005 г. – 54 и 52% соответственно, в 2008 г. - 49%).

Занятость и рынок труда. Уровень и динамика экономической активности населения Томской области практически не отличается от среднероссийской. За кризисные 1990-е гг. доля экономически активного населения сократилась с 70 до 61-62%, а к середине 2000-х гг. выросла до 65-68%. Особенность области – схожие показатели городского и сельского населения (65-66%), в то время как в среднем по стране сельские жители менее экономически активны. Это объясняется меньшей аграрностью сельской местности, в ней шире представлены лесозаготовительные предприятия.

Изменения отраслевой структуры занятых отличаются от среднероссийских только скоростью (табл. 3). Более резкое и длительное сокращение промышленной занятости обусловлено кризисом машиностроения в 1990-е гг., а затем оптимизацией занятости в нефтяной отрасли. Последующий небольшой рост связан с некоторым улучшением положения крупнейших предприятий Томска и Северска – химического и атомного. К середине 2000-х гг. занятость в промышленности сравнялась со средней по стране, несмотря на более индустриальный характер экономики области, т.к. «выжившие» отрасли менее трудоемки, чем машиностроение и лесозаготовки. Занятость в сельском хозяйстве ниже средней по стране и сокращается быстрее, как и в других регионах с маргинальными климатическими условиями. Для северных сырьевых регионов также типичен замедленный рост доли занятых в торговле. Это объясняется многими причинами: возможностью альтернативной занятости в отраслях с относительно высокой оплатой труда, неразвитой транспортной инфраструктурой, удорожающей издержки бизнеса, более слабыми торговыми функциями Томска по сравнению с городами-миллионниками, а также значительным «внешним» (за пределами области) потреблением домохозяйств нефтяной столицы – г. Стрежевого, удаленного почти на 1000 км от областного центра. Занятость в остальных отраслях экономики близка к средним показателям по стране при более заметном росте занятости в социальной сфере и в управлении, а также более высокой занятости в науке.

Таблица 3. Структура занятости по отраслям экономики (по ОКОНХ), %

Отрасли экономики

Томская область

Российская Федерация

1995 г.

2001 г.

2004 г.

1995 г.

2001 г.

2004 г.

Промышленность

26,3

20,7

21,3

25,8

22,7

21,5

Сельское хозяйство

9,4

8,5

6,8

14,7

12,3

10,4

Строительство

12,7

7,7

9,5

9,3

7,8

7,9

Транспорт и связь

7,8

11,8

11,0

7,9

7,8

8,0

Торговля и общепит

10

14,6

14,6

10,1

15,4

17,2

ЖКХ, бытовые услуги

4,4

5,9

4,9

4,5

5,0

4,8

Здравоохранение и соцобеспечение

6

6,7

7,0

6,7

7,0

7,1

Образование

10,4

11,4

10,5

9,3

9,0

9

Культура

1,6

1,7

1,8

1,7

1,8

1,9

Всего отрасли социальной сферы

18

19,8

19,4

17,7

17,8

18,0

Наука

2,4

2,2

1,9

2,5

1,8

1,7

Финансы, кредит, страхование

1,1

1,1

1,4

1,2

1,2

1,4

Управление

3,1

5,0

5,2

2,9

4,5

4,8

Томская область отличается повышенной занятостью в малом предпринимательстве, и доля занятых продолжает расти: в 2004 г. она составляла 14% от среднесписочной численности занятых в экономике (21% с учетом ПБОЮЛ), а в 2006-2007 гг. – уже 16,6% (около 25% с учетом ПБОЮЛ). По доле занятых в малом бизнесе область уступает только четырем крупнейшим агломерациям Европейской части страны и приграничной Калининградской области, хотя не имеет таких преимуществ как высокая концентрация населения или статус особой экономической зоны. Следовательно, развитость малого бизнеса в области может служить индикатором более благоприятного предпринимательского климата. Малое предпринимательство концентрируется не только в сфере торговли, в нем выше доля инновационных услуг.

Рынки труда почти всех сибирских регионов, включая Томскую область, отличаются более высоким уровнем безработицы по сравнению со средним по стране (рис. 6). В Томской области пик общей безработицы пришелся на 1999 г. (16,2%), затем до 2003 г. наблюдались колебания этого показателя, после чего уровень общей безработицы последовательно сокращался с 13,9% в 2003 г. до 7-9% в 2006-2008 гг., оставаясь по-прежнему выше среднероссийского показателя.

Сохранение повышенной безработицы в годы экономического роста обусловлено целым комплексом факторов. В восточных регионах мало городов, по этой причине ниже мобильность и неразвиты трудовые миграции, снижающие напряженность на локальных рынках труда. Кроме того, в экспортно-сырьевых отраслях, особенно в нефтедобывающей, частные компании проводят оптимизацию занятости, сокращая издержки. Это заметно по скачку безработицы в Томской области в 2002-2003 гг. Еще одна проблема сибирских регионов - депрессивные монопрофильные города и поселки лесной промышленности. В результате уровень безработицы в Томской области не только был на четверть выше среднего по стране, причем для обоих полов, но еще и отличался нестабильностью из-за конъюнктурных изменений, что затрудняет проведение региональной политики в сфере занятости.

Новый экономический кризис сопровождался ростом безработицы не столько в открытой форме, сколько в виде скрытой незанятости (административные отпуска, неполная рабочая неделя). В Томской области, по данным последнего за 2009 г. выборочного обследований Росстата, уровень безработицы по методологии МОТ превысил 10% экономически активного населения (хотя помесячные измерения в региональном разрезе неточны).

Рис. 6. Уровень безработицы по методологии МОТ в некоторых регионах Сибирского ФО, %

Проблемы рынка труда отражаются и в показателях зарегистрированной безработицы: в 2003-2005 гг. ее уровень (4,4-4,6%) почти вдвое превышал средний по РФ (2,3-2,5%), а напряженность, измеряемая числом безработных на одну вакансию, была почти в три раза выше (6,1 на начало 2006 г.). К концу 2007 г. различия в уровне зарегистрированной безработицы несколько сгладились (соответственно 2,8 и 2,1%). Локальные рынки труда имеют общие для всех регионов центро-периферийные различия, но в Томской области они выражены более явно из-за обширности и экономической слаборазвитости периферии: показатели муниципалитетов различаются более чем в 20 раз, 11 сельских районов в 2005 г. имели повышенную и высокую (10-20%) безработицу (рис. 7). Ситуация усугубляется тем, что некоторые районы на севере и западе области не имеют нормальных дорог для сообщения с другими районами и областным центром. В результате уровень мобильности рабочей силы в этих районах крайне низок, а проблемы рынка труда локализуются и «консервируются».

Рис. 7. Уровень зарегистрированной безработицы по городам и районам Томской области, % от экономически активного населения (данные за 2007 г. неполные)

Кризис 2009 г. не привел к резкому обострению ситуации на рынке труда Томской области, уровень зарегистрированной безработицы вырос незначительно – до 3,5%. Сохраняются те же проблемы занятости в небольших городах и лесопромышленных поселках в северной части области, а также в большинстве аграрных районов.

Социально-экономическое положение домохозяйств. Благодаря нефтяной экономике Томская область наряду с Красноярским краем и Кемеровской областью входит в число экономически развитых регионов Сибирского федерального округа с лучшим отношением душевых денежных доходов населения к прожиточному минимуму, т.е. покупательной способности доходов (рис. 8). Это лидерство относительно, т.к. показатели автономных округов Тюменской области, искусственно включенных в Уральский ФО, почти в два раза выше. С 2003 г. ресурсодобывающие регионы, в том числе Томская область, начали отставать от динамики средних показателей по стране из-за концентрации доходов от стремительного роста цен на нефть в федеральном бюджете и последующего перераспределения в виде трансфертов менее развитым регионам, что позволило им ускорить рост заработной платы бюджетников. Только в регионах черной металлургии, в том числе Кемеровской области, доходы от сверхблагоприятной конъюнктуры цен не так жестко изымались в федеральный бюджет, что способствовало росту заработной платы. В Омской области относительное «благополучие» обусловлено пониженным прожиточным минимумом.

Рис. 8. Отношение среднедушевых денежных доходов населения к прожиточному минимуму в регионах Сибирского федерального округа, %

Основную роль в структуре доходов населения играет заработная плата (49%, с дооценкой на скрытые заработки – 69%). Томская область, как и другие ресурсно-экспортные регионы, отличается более высокой легализацией заработков, в среднем по РФ доля заработной платы без дооценки ниже (45%). Благодаря более развитому малому бизнесу повышена доля доходов от предпринимательской деятельности (13,3%). Вклад социальных выплат в доходы населения области в 2004 г. был чуть ниже среднего по стране, но массированное повышение пенсий и пособий в 2007-2008 гг. увеличило долю этого вида доходов в общей структуре. В целом структура доходов, хотя и ненамного, но лучше среднероссийской.

Различия заработной платы по отраслям экономики приходится рассматривать по двум разным классификаторам: до 2004 г. включительно действовал отраслевой (ОКОНХ), с 2005 г. – по видам экономической деятельности (ОКВЭД). Тем не менее можно сравнить уровень отраслевых различий и их динамику, во многом схожую со среднероссийской (табл. 4). Как и в других более развитых регионах, в Томской области велик разрыв между отраслями с высокой и низкой оплатой труда, к последним относится сельское хозяйство и социальная сфера. До середины 2000-х гг. этот разрыв нарастал, после чего начались позитивные изменения. Новый классификатор позволяет сопоставить заработки в добывающих и обрабатывающих отраслях промышленности: в машиностроении и пищевой отрасли они ниже среднеобластных, а в нефтедобыче выше в 2,7 раза. При этом темпы роста заработной платы в нефтяном секторе отставали от средних по области. Постепенно растет относительный уровень оплаты труда в науке, что положительно сказывается на перспективах сохранения научных кадров в области. Судя по статистическим данным, в последние годы в Томской области наметилась тенденция сглаживания межотраслевых различий в оплате труда за счет замедления роста заработков в наиболее высокооплачиваемом сегменте – нефтедобыче.

Таблица 4. Заработная плата по отраслям экономики и видам экономической деятельности, в % в средней по области

 

Томская область

РФ

Отрасли экономики

2008**

2006**

2004*

1995*

2004*

Промышленность

-

-

119

107

117

добыча полезных ископаемых*

269

313

-

-

-

обрабатывающая*

92

89

-

-

-

Сельское хозяйство

49

44

38

69

41

Строительство

71

78

107

125

118

Транспорт

131

143

154

140

141

Связь

120

116

133

Торговля общепит

64

55

60

83

72

ЖКХ и быт обслуж населения

-

-

82

92

85

Здравоохранение и социальное обеспечение

74

74

63

70

70

Образование

75

74

66

62

62

Культура и искусство

-

-

57

58

64

Наука и научное обслуживание

128

118

108

73

129

Финансы, кредит, страхование

177

205

211

157

247

Управление

135

140

134

105

118

* по ОКОНХ, 1995 и 2004 гг.
** по ОКВЭД

Уровень бедности населения Томской области весь переходный период был одним из самых низких в географической Сибири, заметно уступая только Тюменской области с автономными округами (рис. 9). Барьером для дальнейшего снижения уровня бедности стало сильное неравенство по доходу, типичное для сырьевых регионов. Высокие среднедушевые доходы в регионе всегда подтягивают вверх прожиточный минимум, и для поддержки малоимущих требуются более значительные денежные ресурсы по сравнению с «бедными» регионами, где такая же рублевая добавка заработной платы, пенсий или социальных выплат дает более ощутимый результат. Замедление темпов снижения уровня бедности характерно не только для Томской области, но и для других регионов экспортно-сырьевой экономики. Пока нет региональных данных по кризисному 2009 г., но данные в целом по стране показывают рост уровня бедности, хотя и не очень существенный (с 13 до 15%).

Рис. 9. Уровень бедности (доля населения с доходами ниже прожиточного минимума) в регионах Сибири, %

На муниципальном уровне показатели бедности не рассчитываются Росстатом, но в Томской области в 2002-2003 гг. было проведено совместное исследование Фонда «Институт экономики города» и областного Департамента социальной защиты, позволившее измерить долю малоимущих в городах и районах с учетом местного прожиточного минимума. Показатели бедности за последующие годы снизились в полтора раза, поэтому данные исследования устарели, но они позволяют оценить неравенство в доступе к доходу по муниципалитетам области, т.к. факторы неравенства очень инерционны.

Исследование показало, что экономическая периферийность не вполне совпадает с географической. Депрессивным оказался не только удаленный Верхнекетский район на границе с Красноярским краем, но и более близко расположенные лесопромышленные районы - Асиновский и Зырянский. В них доля бедного населения в 2002 г. превышала средний показатель по области в 2-3 раза (43-65%) (рис. 10). В крупных и нефтяных городах экономика более устойчива, поэтому уровень бедности в 2002 г. был относительно низким: в закрытом Северске – 10% (в 2 раза ниже среднего по области), в Кедровом и Томске –15%, в Стрежевом –17%. Более успешная адаптация жителей Северска к изменившимся условиям обусловлена не только максимальной долей экономически активных возрастов в возрастной структуре. Не менее важный фактор – высокий уровень образования, повышающий конкурентоспособность и мобильность населения на рынках труда своего города и близлежащего Томска.

Рис. 10. Уровень бедности по городам и районам Томской области в 2002 г.
(данные Департамента социальной защиты Томской областной администрации)

Проблемы локальных рынков труда на обширной периферии области обусловлены долговременными социально-экономическими факторами и поэтому трудно устранимы. Региональные власти пытаются решать их с помощью стимулирования мобильности населения. Для депрессивных районов в первой половине 2000-х гг. была разработана программа сселения неперспективных лесопромышленных поселков, чтобы снизить безработицу и оптимизировать бюджетные расходы, повысить доступность социальных услуг. Областные власти взяли за основу советскую политику сселения неперспективных деревень Нечерноземья, которая проводилась в 1970-е гг. и оказалась затратной и мало результативной. В Томской области также обозначились трудности: часть жителей лесопромышленных поселков отказывались переселяться, а те, кто согласился и получил жилищный сертификат на покупку жилья в других населенных пунктах, обнаружили, что стоимость жилья быстро растет и выделенных средств не хватает. Простого решения проблемы депрессивных территорий не существует, стимулирование переселения – лишь одна из возможных мер, при этом только добровольный переезд дает экономический и социальный эффект.

Социальная сфера. Социально-демографические индикаторы состояния здоровья населения Томской области не совсем типичны для «богатых» экспортно-сырьевых регионов. Как правило, в них ниже показатели младенческой смертности благодаря лучшему финансированию медицинских услуг, но одновременно понижена ожидаемая продолжительность жизни, которая сильнее зависит от образа жизни населения и климатических условий. В Томской области, наоборот, младенческая, детская (в возрастах до 5 лет) и материнская смертность выше средних, а ожидаемая продолжительность жизни близка к средней по РФ. Повышенные показатели детской и материнской смертности обусловлены невысокими душевыми бюджетными расходами на здравоохранение, что снижает доступность и качество медицинской помощи, в том числе родовспоможения. К тому же эти расходы менее эффективны: по показателю обеспеченности местами в медицинских стационарах область опережает средний уровень по стране на 15%, а по обеспеченности врачами - более чем на треть, поэтому недостаточное финансирование еще более «размазывается» на дополнительные койки и персонал. В результате не хватает финансовых ресурсов для закупки необходимого медицинского и диагностического оборудования, повышения заработной платы квалифицированным кадрам. Требуются ресурсы и для борьбы с туберкулезом, т.к. заболеваемость этой социальной болезнью выше средней по стране, как и в других сибирских регионах.

На ожидаемую продолжительность жизни воздействует иной круг факторов, она сильнее зависит от образа жизни населения, который, в свою очередь, тесно связан с уровнем образования. Как показали исследования российских демографов Е.Андреева и А. Школьникова, каждый дополнительный год обучения дает увеличение ожидаемой продолжительности жизни на 0,7 лет. Проще говоря, образованное население более внимательно относится к своему здоровью. В Томской области уровень образования населения заметно выше, чем в других сырьевых регионах Сибири (табл. 5), и позитивное влияние этого фактора на долголетие частично компенсирует негативное воздействие климата и недофинансируемой инфраструктуры. Со времени переписи 2002 г. в образовательной структуре занятого населения произошел сдвиг в сторону еще большего увеличения доли лиц с высшим образованием (33,7% в 2007 г.) за счет сокращения относительной численности сотрудников со средним профессиональным образованием (до 25,7% в 2007 г.).

Таблица 5. Уровень образования занятого населения по данным переписи 2002 г.

Доля (%) имеющих образование:

профессиональное

общее

высшее

среднее

начальное

среднее

основное

начальное

РФ

26,3

35,6

15,2

16,2

5,6

0,9

Томская область

30,5

36,1

13,6

13,3

5,5

1,0

Красноярский край

24,1

35,5

14,2

17,6

7,3

1,2

Иркутская область

24,6

36,6

13,3

16,4

7,7

1,3

Кемеровская область

21,2

38,3

18,4

14,6

6,2

1,2

Очевидное преимущество Томской области – более развитая система образования. С советских лет область остается российским лидером по численности студентов вузов на 10 000 населения, уступая только федеральным городам; ее показатель более чем в полтора раза выше среднего по РФ (в 2008 г. 884 и 529 соответственно) и на треть выше, чем в Новосибирской области. Количественное лидерство дополняется более высоким качеством высшего образования, т.к. рост численности студентов в 2,5 раза за 1995-2004 гг. базировался не на создании филиалов или мелких негосударственных вузов, а на расширении приема в давно существующие вузы с более квалифицированными преподавательскими кадрами и лучшим контролем качества обучения. Такой тип развития характерен для многих старых вузовских центров, за исключением Москвы, где треть студентов учится в новых вузах.

На фоне устойчивого роста высшей школы остальные формы образования развиты хуже. Хотя сеть средних специальных учебных заведений за 1990-2008 гг. осталась прежней, удельная численность студентов ссузов в Томской области сократилась в 1,3 раз и гораздо меньше среднероссийской. Еще более выраженным было снижение численности учащихся в начальном профессиональном образовании, хотя показатель в расчете на 1000 жителей все еще больше среднего по стране. Томская область, как и все сибирские регионы, отличается слаборазвитой инфраструктурой общего образования, поскольку в советское время доминировали инвестиции в промышленное освоение. Доля школьников, обучающихся во вторую смену, превышает 20% (в среднем по РФ -13% в 2008 г.), хотя для Сибири это средний показатель, особенно на фоне Тывы (почти 30%) и Иркутской области (23%). Кроме того, на фоне роста рождаемости в 2000-х гг. возросла до советского уровня переполненность детских дошкольных учреждений (116 детей на 100 мест). Перегрузка детских учреждений Томской области выше, чем во всех регионах страны, за исключением некоторых республик Северного Кавказа. Дефицит создан перепрофилированием зданий детских садов в 1990-х гг., а новые детские учреждения практически не строились. В результате меры по увеличению рождаемости, предпринимаемые федеральными властями с 2006-2007 гг., не подкреплены должной политикой развития институциональных услуг по уходу за детьми.

Жилищные проблемы в Сибири всегда были более острыми, но за переходный период изменилось их соотношение. Раньше основной проблемой был дефицит жилья, но за 1990-2008 г. уровень жилищной обеспеченности в Томской области существенно вырос - с 14 до 20,7 кв. м на человека, в основном из-за сокращения численности населения, поэтому сближение со средними показателями по РФ можно считать «статистическим» успехом. По уровню благоустройства жилищного фонда область и раньше, и сейчас почти не отличается от средних показателей по стране (за исключением минимального охвата газоснабжением), а в Сибирском федеральном округе входит в группу лидеров наряду с другими урбанизированными регионами - Красноярским краем, Новосибирской и Кемеровской областями. Стали более острыми проблемы низкого качества жилфонда, доля ветхого и аварийного жилья возросла до 5,5%, .в 1,7 раза превысив среднюю по стране. Впрочем, такая же ситуация в соседней Кемеровской области и во всем Прибайкалье, не говоря уже о Тыве и слаборазвитых автономных округах Сибири (11-17%).

На первый план вышли проблемы удорожания содержания жилищного фонда для местных бюджетов и роста стоимости жилищно-коммунальных услуг для населения, особенно в последние годы. В северных регионах содержание жилищного фонда – более серьезная «головная боль» для местных властей не только из-за удорожающих факторов. Муниципалитетам было передано обширное ведомственное жилье, медленней шла его приватизация, меньше доля частных домов в городах и сельской местности, поэтому в собственности местных органов власти оказалась значительная часть жилищного фонда. Так, в 2004 г. в Томской области только 2/3 жилья было частным (в среднем по стране - 74%), а доля муниципального жилищного фонда достигала 30% (в среднем по РФ -20%). Это ложилось повышенной нагрузкой на местные бюджеты. Однако уже к 2008 г. доля приватизированного жилья выросла до 83% и сравнялась со среднероссийской.

Власти Томской области более активно проводят реформу ЖКХ, перераспределяя финансовую нагрузку с местных бюджетов на домохозяйства. В 2005-2008 гг. душевые расходы консолидированного бюджета области на ЖКХ составляли только 57-60% от средних по стране с корректировкой на коэффициент федерального стандарта стоимости ЖКУ. Следует напомнить, что среднероссийские показатели завышены из-за гигантских расходов на ЖКХ в бюджете Москвы. Тем не менее, перенос финансовой нагрузки на домохозяйства области очевиден, он позволяет не распылять бюджетные средства на неэффективные льготы производителям услуг и небедным семьям. Однако такая политика может быть социально приемлемой только при наличии защитных мер для малоимущих домохозяйств в виде жилищных субсидий. До 2003 г. включительно охват этим видом адресной помощи непрерывно рос и достиг почти трети семей (рис. 11). Вполне вероятно, что среди них были не только малоимущие, поскольку эффективной системы учета доходов в России нет. За 2004-2005 гг. охват сократился более чем вдвое - до 15%, а в последующие годы – до уровня менее 10%. Теперь он ниже доли бедного населения области. Обвальное сокращение охвата жилищными субсидиями вряд ли можно объяснить только более точным учетом доходов. Судя по всему, в 2004 г. произошло административное «торможение» непрерывно растущих расходов бюджета на жилищные субсидии, а в 2005 г. все регионы вынуждены были мобилизовать бюджетные средства на выплаты региональным категориям льготников при монетизации льгот. В результате адресность социальной помощи уменьшилась за счет монетизации, а доступность социальной защиты - за счет резкого сужения круга получателей жилищных субсидий. Подобная политика, во многом вынужденная, идет в разрез с реформированием системы социальной защиты, осуществляемым профильным департаментом администрации Томской области для повышения адресности и эффективности социальной помощи населению.

Рис. 11. Доля семей, получающих жилищные субсидии в регионах Сибирского ФО, %

В целом Томская область сохраняет позиции продвинутого региона с уникальным для России сочетанием сырьевого (нефтяного) базиса развития и постиндустриальной экономики знаний с высоким инновационным потенциалом. В то же время по развитию инфраструктуры, в том числе социальной, область остается типичной Сибирью, хотя и не худшей ее частью. В человеческом капитале велик дисбаланс между высоким уровнем образования населения и худшим состоянием здоровья, усугубляемый невысокими бюджетными расходами на здравоохранение. Противоречиво развитие социальной защиты населения, хотя реформы в этой сфере идут давно.

Интегральные индексы. Область устойчиво входит в первую десятку по индексу развития человеческого потенциала, занимая 5-9-е места во всех рейтингах ИРЧП 2001-2006 гг., но отстает по более детализированному кризисному индексу качества жизни, находясь в середине третьего десятка рейтинга регионов. Влияние крупного вузовского центра и стандартны потребления, диктуемые экспортной ориентацией экономики, обеспечили ей высокие позиции в рейтинге индекса инновативности (4-5-е места в зависимости от методики). Область отличается ровными оценками по всем компонентам индекса демократичности, в сумме выводящими ее на 29-е место.


  
 
Новости | Об институте | Научные программы | Публикации | Региональная программа | English