В начало
В начало
О программе
О программе

 
Тематические обзоры
Тематические обзоры

Типология регионов
Типология регионов

 
Портреты регионов
Портреты регионов

 
Интегральные
       индексы

Интегральные индексы
 
Грантовая программа
       в регионах

Грантовая программа в регионах
 

Независимый институт социальной политики


<%Language="VBScript" Response.Write "" %>
  <%Language="VBScript" Response.Write "версия для печати" %>

Социальный атлас российских регионов / Портреты регионов


Свердловская область

Социальный портрет обновлен с использованием данных, характеризующих социально-экономическое развитие региона до 2010 гг.

Социальные преимущества: наличие крупнейшего на Урале центра торговых услуг и высшей школы; повышенная экономическая активность населения; опережающий рост доходов населения в годы экономического подъема до одного из самых высоких в стране уровней; менее выраженные различия заработной платы по отраслям и муниципалитетам, значительная доля городов с заработной платой выше средней по области; низкий уровень бедности.

Социальные проблемы: монопрофильность малых и средних городов, препятствующая их стабильному социально-экономическому развитию; депопуляция на большей части территории области за счет естественной убыли и миграционного оттока; пониженный уровень образования населения со смещением в сторону рабочих специальностей; крайне неблагоприятная обстановка с заболеваемостью социально значимыми болезнями (туберкулез, наркомания, ВИЧ); слаборазвитая социальная инфраструктура в подавляющем большинстве городов и районов; острые проблемы загрязнения окружающей среды во многих промышленных центрах.


Расселение. Свердловская область – один из крупнейших субъектов РФ по численности населения (4,3 млн человек) и масштабу индустриальной экономики. Освоение Среднего Урала началось в петровские времена и было изначально промышленным. Многие города, в том числе столица области Екатеринбург, основанный в 1723 г., выросли из поселков при заводах. Индустриальное развитие Урала переживало подъемы и спады: за ускоренным ростом экономики в XVIII – начале XIX вв. последовала депрессия конца XIX века, когда Урал стал проигрывать быстро растущему Донбассу, затем – мощная волна советской индустриализации, усилившая роль тяжелой промышленности в экономике, а в конце XX века – сильнейший кризис, восстановившись после которого область вновь оказалась под ударом экономического кризиса 2008-2009 гг.

Под воздействием раннего индустриального освоения формировалась и система расселения. Свердловская область – один из наиболее урбанизированных регионов в стране, в городских поселениях проживает 84% ее населения. Екатеринбург, расположенный на пересечении широтной трассы в Сибирь и меридиональных дорог, стал главным центром Урала еще в XVIII века, а в конце 1960-х годов его население превысило миллион жителей. Сейчас это крупнейший город Урала с населением 1,39 млн человек (включая населенные пункты, подчиненные городской администрации), в нем сконцентрировано 32% всего населения Свердловской области.

Среди остальных 46 городов только Нижний Тагил относится к крупным (361 тыс. чел.), еще в двух живет от 100 до 200 тыс. чел. (Каменск-Уральский, Первоуральск), в девяти – более 50 тыс. чел., а остальные 70% городов – малые, с населением менее 50 тыс. чел. Для городов области типична монопрофильность, 33 остаются городами при заводах, как и почти три десятка рабочих поселков (поселков городского типа) – еще одно наследие индустриализации. Раньше в области насчитывалось около сотни пгт, но в 2004 г. большинство из них были преобразованы в сельские поселения. В области несколько оборонных городов, бывших ЗАТО – Лесной, Новоуральск. В монопрофильных городах и поселках проживает более 40% городских жителей области, ставших «заложниками» ситуации на градообразующем предприятии.

Темпы сокращения численности населения Свердловской области выше средних по стране (табл. 1). Все города, кроме областного центра, теряют население, особенно быстро – небольшие города, население которых наиболее постарело, а социально-экономическая ситуация, как правило, хуже. Еще быстрее сокращается численность сельского населения, большая часть его сосредоточена в более заселенной южной части области. Рост численности сельских жителей во второй половине 2000-х гг. обусловлен исключительно административно-территориальными преобразованиями – переводом многочисленных пгт в категорию сельских населенных пунктов.

Таблица 1. Численность и динамика городского и сельского населения Свердловской области

Численность населения, тыс. чел.

Темпы роста численности населения, %

2010 г. *

2004 г.

1989 г.**

2010 г. к 2004 г.

2004 г. к 1989 г.

Свердловская область - все население

4297,5

4448

4717

97

94

Городское население

3605,1

3914

4108

92

95

г. Екатеринбург

1353,2

1287

1296

105

99

г. Нижний Тагил

361,4

386

434

94

91

г. Каменск-Уральский

174,6

185

208

94

89

г. Первоуральск

124,7

131

135

95

97

г. Серов

99,3

99

103

100

96

Сельское население

692,4

538

609

129

88

* На 01.01.2011 г. с учетом итогов Всероссийской переписи населения 2010 г.
** По ретроспективным расчетам Госкомстата (2001 г.)

Особенностью области является четырехуровневая система управления, существующая с 1996 г.: региональные органы власти, 5 управленческих округов (без Екатеринбурга и его агломерации), объединяющих муниципальные органы местного самоуправления двух уровней. В соответствии с федеральным законом о реформе местного самоуправления (№131-ФЗ), чтобы избежать дробления на муниципальные поселения (если буквально следовать закону, их должно было быть около 600), власти области создали 68 городских округов, для которых законом не предусмотрено уровня поселений, и только 5 муниципальных районов, включающих несколько десятков муниципальных образований низового уровня – городских и сельских поселений.

Демография. Демографические показатели Свердловской области, как и соседних областей Урала и Предуралья, близки к среднероссийским (рис. 1). Депопуляция началась на год раньше, чем в среднем по стране, но население Урала постарело не так сильно, поэтому в годы экономического подъема рост рождаемости был более явным, а уровень смертности остается не таким высоким, как в давно депопулирующих областях промышленного Центра (на рис. 1 для примера приведена Тульская область).

Рис. 1. Общие коэффициенты рождаемости и смертности в отдельных индустриальных регионах РФ, промилле

За средними данными по области скрываются значительные внутренние различия. При среднеобластном уровне смертности 14‰ в половине районов он достигает 17‰ и выше. В ряде районов (Ачитский и Шалинский на юге области, Туринский и Слободо-Туринский – на востоке) это отчасти компенсируется повышенной рождаемостью, но в наиболее демографически депрессивных Верхнесалдинском, Нижнесергинском, Тугулымском районах естественная убыль достигает 7-8‰ в год. Из 32 городов области, по которым публикуется статистика, быстрее других депопулируют старопромышленные малые и средние города преимущественно в центральной и западной частях области (Алапаевск, Верхняя Салда, Кировград, Красноуральск, Кушва, Нижняя Тура и др.). В более молодом по возрастной структуре Екатеринбурге уровень смертности заметно ниже среднеобластного значения, так же как и в молодом городе Заречный при Белоярской АЭС (11,9 и 10,6 на 1000 населения соответственно), в последние годы в этих городах наблюдается небольшой естественный прирост.

Возрастная структура населения области близка к среднероссийской, однако постарение населения происходит быстрее. В целом по характеристикам возрастного состава населения Свердловская область схожа с другими «несеверными» регионами Уральского федерального округа (табл. 2).

Таблица 2. Возрастная структура населения регионов Уральского ФО в 2003 и 2011 гг. (на 01.01.2011 г. с учетом итогов ВПН-2010)

Год

Доля населения (%) в возрастах:

моложе трудоспособного

трудоспособном

старше трудоспособного

Российская Федерация

2003

17,3

62,4

20,3

2011

16,2

61,6

22,2

Свердловская область

2003

16,6

63,0

20,4

2011

16

61,1

22,9

Курганская область

2003

18,0

60,5

21,5

2011

16,5

59,0

24,4

Челябинская область

2003

17,5

62,2

20,3

2011

16,4

60,9

22,7

Тюменская область*

2003

20,7

68,7

10,6

2011

19,6

67,0

13,4

* с автономными округами

До середины 2000-х гг. естественное движение населения вносило основной вклад в изменение численности населения региона, роль миграций была минимальна. Во второй половине 2000-х гг. миграционный приток в Свердловскую область вырос до 13-20 человек на 10 тыс. населения и почти полностью восполнял естественную убыль населения. Однако привлекательными для мигрантов являются только областной центр и несколько средних промышленных городов в пределах его агломерации (Березовский, Верхняя Пышма, Ревда, Первоуральск) с более устойчивым экономическим положением ведущих предприятий, повышенным уровнем оплаты труда. В большинстве же районов (20 из 30) и в 1/3 городов, по которым публикуется статистика, численность населения продолжает сокращаться под однонаправленным действием естественной убыли и миграционного оттока.

В остальных регионах Урала (без добавленной к федеральному округу Тюменской области, расположенной в Сибири) миграционная ситуация хуже: в Челябинской области приток мигрантов в 2005-2010 гг. был незначительным, а из Курганской области, так же как и из соседнего Пермского края, исторически относящегося к Уралу, продолжается устойчивый отток населения. Фактически весь Урал, кроме крупнейших городов-миллионников, теряет привлекательность для жителей.

Как и все регионы Поволжья и Урала, Свердловская область отличается более этнически смешанным населением по сравнению с мононациональными областями Центральной России. В этнической структуре доминируют русские (90,6% по переписи 2010 г.), вторым по численности этносом являются татары (3,5%), на юго-западе проживают башкиры (0,8%).

Экономика. Свердловская область – один из крупнейших индустриальных регионов страны, в докризисном 2007 г. на ее долю приходилось 2,9% суммарного валового регионального продукта (ВРП), по объему ВРП она занимала 5-е место в стране, уступая только федеральным городам, Московской и Тюменской области (с автономными округами). Показатель ВРП на душу населения Свердловской области, в которой живет 4,3 млн человек, на этапе экономического роста приблизился к среднему по стране (98% с корректировкой на стоимость жизни в регионе). Однако кризис конца 2000-х годов сильно ударил по индустриальной экономике региона, объем ВРП в 2009 г. снизился на 11,6% к уровню предыдущего года – это один из сильнейших спадов в регионах России.

Основа экономики области – промышленность, в период экономического подъема 2000-х на нее приходилось до 40% ВРП, из них более 33% ВРП давали обрабатывающие производства (в среднем по регионам России – 34 и 20%, соответственно). По стоимостному объему промышленного производства область уступает только Московской агломерации и Ханты-Мансийскому АО. Исторически сложившаяся специализация на тяжелой и оборонной промышленности оказалась нелегкой ношей в переходный период 1990-х гг. Спад в Свердловской области был сильнее среднего по стране, как и в соседней Челябинской области, промышленное производство к 1998 г. сократилось до 35% от уровня 1990 г. (рис. 2). Два самых крупных региона Урала схожи и по динамике выхода из кризиса: темпы роста промышленного производства в них были близкими к средним по стране, что не позволяло догнать другие промышленно развитые регионы России, на которые кризис 1990-х не оказал столь разрушительного воздействия.

Рис. 2. Динамика промышленного производства в регионах Уральского ФО и отдельных промышленных регионах, % к 1990 г.

Факторы роста были разными. В первые годы шел восстановительный рост, в 2000 г. ВРП вырос на 12%, быстрее всего росло машиностроение (на 41%). Затем основным фактором стала благоприятная конъюнктура цен в экспортных отраслях, прежде всего в металлургии. Уже к середине 2000-х гг. по многим видам продукции область приблизилась, а по некоторым и превысила объемы производства 1990 г. (чугун, сталь, готовый прокат, стальные трубы, черновая медь, грузовые вагоны), а производство рафинированной меди (1-е место в России) и первичного алюминия (4-5-е место) перекрыло этот уровень.

Несмотря на ускоренный рост экспортных отраслей, максимальный уровень восстановления промышленного производства Свердловской области в 2007 г. не достиг среднего по стране (75 и 82% от уровня 1990 г. соответственно). Многие отрасли, прежде всего оборонный комплекс, который был «лицом» экономики области в советский период, не смогли адаптироваться к рынку. В отраслевой структуре промышленности уменьшилась доля отраслей ВПК, и значительно выросла доля металлургии. В настоящее время в ней производится более половины стоимости продукции всех обрабатывающих производств региона (табл. 3). Предприятия Свердловской области обеспечивают более 15% всей металлургической продукции страны (в стоимостных показателях). Однако, став менее «военизированной», область осталась экологически «грязной». Сильнейшее загрязнение Урала существует с советских времен, и эта проблема далека от решения.

Свердловская область, как и другие регионы с металлургической специализацией, одна из первых пострадала от падения цен на мировом рынке на экспортируемую продукцию и снижения спроса на нее во время экономического кризиса 2008-2009 гг. Темпы спада промышленного производства в конце 2008 – начале 2009 г. достигали -30% (в помесячной динамике). В целом по итогам 2009 г. промышленное производство сократилось на 18% от уровня 2008 г. В течение 2010-2011 гг. шло восстановление производства, но докризисный уровень так и не был достигнут.

Таблица 3. Структура объема отгруженной продукции (выполненных работ, услуг) по ВЭД "Обрабатывающие производства" в 2010 г., %

Виды экономической деятельности

Свердловская область

Челябинская область

РФ

Производство пищевых продуктов, включая напитки, и табака

6,6

8,8

17,5

Химическое производство, резиновых и пластмассовых изделий

4,8

1,8

10,3

Производство прочих неметаллических минеральных продуктов

4

6,5

4,4

Металлургическое производство и производство готовых металлических изделий

57,8

62,8

18,4

Производство транспортных средств, различных машин и оборудования

15,5

11,8

19,7

Другие производства

11,3

8,3

29,7

С середины 1990-х гг. ведущие предприятия Свердловской области, прежде всего металлургические, перешли в собственность крупных бизнес-групп. К названиям многих монопрофильных городов теперь можно добавить логотип компании, владеющей основным производством. Нижний Тагил и Качканар – зона влияния «ЕвразХолдинга», владеющего металлургическим и горно-обогатительными комбинатами; металлургические предприятия Верхней Пышмы, Серова, Кировграда, Ревды и Красноуральска принадлежат Уральской горно-металлургической компании (УГМК); Каменск-Уральский, Краснотурьинск, Североуральск – зона влияния РУСАЛа. В г. Каменск-Уральский также базируется Трубная металлургическая компания, она же владеет основным предприятием г. Полевского – Северским трубным заводом. Верхняя Салда – город при крупнейшем в стране заводе по производству титана (ВСМПО) и т.д. При таком разделе городов по зонам влияния крупных компаний политика последних неизбежно становится не только производственной, но и социальной.

На ведущие индустриальные центры Свердловской области приходится 87% производства обрабатывающей промышленности области (рис. 3-а). За исключением Екатеринбурга, все это центры черной и цветной металлургии. Вклад региональной столицы в объем инвестиций в основной капитал гораздо более весом (рис. 3-б), здесь средства в основном вкладываются не в промышленность, а в жилищное строительство и сектор услуг. Помимо металлургических центров, инвестиции идут также в г. Заречный, где продолжается строительство четвертого энергоблока на Белоярской АЭС.

Рис. 3-а. Доля отдельных городов и районов Свердловской области в объеме производства продукции обрабатывающей промышленности в 2009 г., %

Рис. 3-б. Доля отдельных городов и районов Свердловской области в объеме инвестиций в основной капитал в 2009 г., %

Свердловская область расположена в неблагоприятных климатических условиях, поэтому сельское хозяйство играет подчиненную роль в экономике, частично обеспечивая население молоком, мясом и картофелем. Агросектор дотируется из регионального бюджета. Пищевая промышленность развивается успешнее благодаря наличию большого рынка сбыта в городе с населением более миллиона человек, по объемам производства цельномолочной и мясной продукции область занимает 5-6-е место в стране.

На примере Екатеринбурга особенно заметна структурная трансформация экономики крупнейших городов страны, долгое время развивавшихся по индустриальному пути. В советское время город был одним из важнейших центров тяжелого и оборонного машиностроения (заводы "Уралмаш", "Уралхиммаш" и др.). В переходный период 1990-х гг. крупнейшие заводы, определявшие лицо города, резко сократили объемы производства и теперь занимают более скромную экономическую нишу. Екатеринбург постепенно превращается в ведущий центр услуг Урала, он давно уже сформировался как крупный центр высшего образования, науки и культуры, а в последние годы стал одним из крупнейших торговых центров среди городов-миллионеров Поволжья и Урала (рис. 4), а не только самой Свердловской области, где на его долю приходится 2/3 оборота розничной торговли. С середины 2000-х гг. темпы роста потребительского рынка области опережают среднероссийские, быстро развиваются региональные торговые сети, которые проникли и в соседние Челябинскую и Курганскую области.

Рис. 4. Оборот розничной торговли на душу населения в крупнейших городах Поволжья и Урала в 2008-2009 гг., тыс. руб. / чел.

Занятость и рынок труда. Свердловская область имеет большой рынок труда (численность ее экономически активного населения превышает 2,3 млн чел.) и отличается повышенным уровнем экономической активности (69% населения в возрасте 15-72 лет), что типично для высокоурбанизированных индустриальных территорий. За 1990-е гг. наиболее резко – на треть – сократилась численность занятых в промышленности, в то время как общая численность занятых в экономике снизилась только на 15%. В целом сдвиги в отраслевой структуре занятых были такими же, как и других регионах: на фоне сокращения занятости в промышленности более чем вдвое выросла доля занятых в торговле, повысилась занятость в бюджетных отраслях. На протяжении 2000-х гг. эти тенденции сохранились, в результате доля занятых в сфере торговли и других рыночных услуг стала сопоставима с долей занятых в промышленности (табл. 4).

Таблица 4. Распределение занятых по видам экономической деятельности, %

Виды экономической деятельности

Свердловская область

Челябинская область

Пермский край

РФ

2000 г.

2010 г.

2010 г.

Сельское и лесное хозяйство

7,6

5,3

7,6

8,4

10,1

Промышленность

33,5

27,6

27,0

26,2

19,7

Строительство

5,2

6,4

7,7

7,8

8,0

Торговля, гостиничные услуги и пр.

13,7

21,3

17,9

16,0

19,6

Транспорт и связь

7,2

6,6

8,2

7,7

7,9

Госуправление, обеспечение военной безопасности

4,6

5,3

5,0

6,1

8,2

Отрасли социальной сферы*

20,3

18,1

18,7

18,2

19,2

Прочие виды деятельности

7,9

9,4

7,9

9,6

7,3

* Образование, здравоохранение, предоставление коммунальных, социальных и персональных услуг

Несмотря на трансформации, структура занятости в Свердловской области остается более индустриальной по сравнению со среднероссийской, это ее главная особенность. Различия даже усилились: если в 1990 г. доля занятых в промышленности региона превышала среднероссийскую на треть, то в 2010 г. – на 40%. Это означает, что темпы сокращения занятости в промышленности на сверхиндустриальном Урале были ниже средних по стране. Те же тенденции характерны и для соседней Челябинской области, а в округах Тюменской области промышленная занятость даже выросла. Вслед за концентрацией экономики в регионах добычи и переработки экспортных ресурсов происходит и концентрация индустриальной занятости в таких регионах.

Сохранившееся преобладание индустриальной занятости объясняется структурой экономики и унаследованными особенностями развития, в частности, принадлежностью области к числу так называемых старопромышленных регионов, в которых индустриальная экономика сформировалась еще в XIX веке. До сих пор такие регионы отличаются повышенной занятостью в промышленности: Свердловская область (28%) сопоставима с Пермским краем (26%), Челябинской областью (27%), Владимирской и Ивановской областями (29-30%). Промышленный «флюс» отчасти связан с преобладанием монопрофильных городов, где возможностей альтернативной занятости немного, и с привычными моделями поведения на рынке труда – если три-четыре поколения семьи трудились на заводе, то и следующее настроено на такую работу.

Металлургическая специализация экономики области определяет еще одну особенность занятости – высокую долю работающих во вредных и опасных условиях труда, которая продолжает расти. В обрабатывающей промышленности области во вредных условиях труда работают 38% занятых, еще почти 15% заняты на тяжелых работах, что выше среднероссийских показателей (29,6 и 9,1% соответственно).

Благодаря ускоренному развитию Екатеринбурга как центра торговли и услуг, занятость в малом бизнесе во второй половине 2000-х гг. превысила средние показатели по стране. В целом по области на малых предприятиях (без внешних совместителей) занято более 18% от всей численности занятых (в РФ – 15%). Официальная статистика не дает возможности оценить ситуацию по городам области, хотя вполне очевидно, что структурное перераспределение избыточной промышленной занятости в сектор услуг в Екатеринбурге шло быстрее. В монопрофильных городах занятые оказались «привязанными» к градообразующему предприятию, даже если оно едва держалось на плаву, потому что возможности занятости в малом бизнесе ограничивалась более низким платежеспособным спросом населения.

Почти весь период экономического роста 2000-х гг. уровень безработицы в области был немного ниже среднего по стране. Из соседних регионов со схожей экспортной экономикой примерно такие же показатели имеет Пермский край (рис. 5). Лучшая динамика уровня безработицы в Челябинской области – это следствие большей металлургической моноспециализации региона, с одной стороны, и лучших возможностей для самозанятости населения в сельском хозяйстве – с другой. Показатели зарегистрированной безработицы в Свердловской области до экономического кризиса конца 2000-х гг. также были ниже среднероссийских (1,2 и 2,1% в 2007 г. соответственно).

Рис. 5. Уровень безработицы (по МОТ) в регионах Уральского ФО и Пермском крае, %

Внутрирегиональные различия на рынке труда Свердловской области определяют несколько факторов. С одной стороны, в области среди занятых высока доля жителей миллионного областного центра, где рынок труда диверсифицирован, и второго промышленного центра – Нижнего Тагила, оба они отличаются минимальной безработицей. С другой стороны, в области множество монопрофильных городов, рынок труда которых сильно уязвим в случае кризисов в отрасли специализации. Крупные компании, которые уже во второй половине 1990-х гг. получили контроль над ведущими предприятиями моногородов, начали модернизацию производства, но политику оптимизации занятости проводили осторожно, понимая, что высвобождаемым работникам просто некуда идти. Можно назвать это социальной ответственностью бизнеса, можно – рациональной политикой смягчения социальной напряженности в месте локализации основного производства. Для сравнения, нефтяным компаниям Тюменской области не удалось избежать значительного роста безработицы при оптимизации занятости, но они и не ставили такой задачи в регионе, заселенном недавними мигрантами. В отличие от тюменских округов, население монопрофильных городов Урала немобильно, несколько поколений семей работали на одном заводе, поэтому значительное сокращение занятости могло обернуться социальным взрывом. Кроме того, более проблемная ситуация с безработицей сложилась в восточных и северных районах Свердловской области, где «хорошие» рабочие места сосредоточены в Серовско-Североуральском промышленном узле, а на остальной территории преобладают депрессивные сельско- и лесохозяйственные поселки.

Наиболее ярко уязвимость рынка труда многочисленных промышленных городов Свердловской области продемонстрировал резкий рост зарегистрированной безработицы: с 1,6% в 2008 г. до 3,9% в 2009 г. В наихудшем положении оказались города и районы, в которых нет крупных производств, с преобладанием занятых в машиностроительной, лесной, легкой и пищевой отраслях (Ирбитский, Алапаевский, Артемовский районы и их центры) (рис. 6). В центрах черной и цветной металлургии, несмотря на кризис ведущих производств, рост зарегистрированной безработицы был умереннее: крупные предприятия чаще использовали для снижения издержек другую стратегию – вводили режим неполной занятости, отправляли рабочих в вынужденные отпуска, участвовали в организации общественных и временных работ. Таким образом, часть фактической безработицы (до 9% всех занятых в 1-м квартале 2009 г.) была переведена в скрытый режим.

Рис. 6. Уровень зарегистрированной безработицы в городах и районах Свердловской области в 2009 г., %
Примечание: Уровень зарегистрированной безработицы рассчитан как соотношение числа
зарегистрированных безработных к численности трудоспособного населения.

Социально-экономическое положение домохозяйств. Уровень жизни населения Свердловской области за годы экономического роста повысился очень существенно. Реальные денежные доходы населения за 1999-2007 гг. выросли втрое благодаря опережающему росту заработков в ведущих отраслях, прежде всего в металлургии, повышению оплаты труда на предприятиях оборонного машиностроения. По темпам роста доходов область лидирует не только в Уральском ФО, но и среди всех относительно развитых регионов России. По соотношению душевых денежных доходов и прожиточного минимума в 2010 г. область заняла 6-е место среди субъектов РФ, хотя до начала 2000-х гг. уровень доходов ее населения был не выше, чем у большинства более развитых регионов (рис. 7). Закрепившись в группе регионов с относительно высокими доходами населения, Свердловская область значительно отстает только от Москвы, Санкт-Петербурга, Ненецкого и Ямало-Ненецкого автономных округов.

Рис. 7. Отношение среднедушевых денежных доходов населения к величине прожиточного минимума в более развитых регионах Урала, Поволжья и Западной Сибири, %

Помимо лучшей динамики доходов, область отличается менее резким неравенством заработной платы в отраслевом и в территориальном разрезах. По большинству видов экономической деятельности диспропорции ненамного меньше среднероссийских (табл. 5), но заработки в сельском хозяйстве ближе к средним по области по сравнению со среднероссийскими различиями. «Подтягивание» отрасли с самой низкой оплатой труда крайне важно, ведь именно она, наряду с бюджетной сферой, вносит основной вклад в формирование бедности среди занятого населения. Гендерное неравенство в заработной плате меньше, чем в среднем по стране, заработная плата женщин составляет 67-69% мужской. В регионах с высокой долей занятых в отраслях тяжелой промышленности (металлургия, добывающие отрасли), неравенство обычно сильнее, но на Урале в этих «мужских» отраслях работает немало женщин, в основном на вспомогательных производствах.

Таблица 5. Средняя заработная плата по видам экономической деятельности к средней по области (стране), %

Виды экономической деятельности

Свердловская область

Российская Федерация

2002 г.

2010 г.

2010 г.

Сельское и лесное хозяйство

55

64

51

Добыча полезных ископаемых

117

105

135*

Обрабатывающие производства, из них

113

103

91

производство пищевых продуктов

103

88

83

химическое производство

117

113

106

металлургическое производство

130

110

101

производство машин и оборудования

104

99

96

Производство и распределение электроэнергии, газа и воды

126

119

115

Строительство

101

99

101

Транспорт и связь

120

120

122

Оптовая и розничная торговля и пр.

76

88

88

Финансовая деятельность

246

188

239

Научные исследования и разработки

112

139

153

Государственное управление, обеспечение военной безопасности

116

118

120

Образование

69

73

67

Здравоохранение и социальные услуги

74

87

75

* Указано значение для добычи полезных ископаемых, кроме топливно-энергетических.

Наиболее специфична картина внутрирегиональных различий в заработной плате. По городам области в 2008 г. они были двукратными, что не так много на фоне других регионов экспортной экономики. Различия заработной платы по муниципалитетам области не похожи на типичное для России сильное центро-периферийное неравенство. Дело в том, что промышленные предприятия с более высокими заработками рассредоточены по многим городам области, поэтому в трети из тех 25 городов, по которым публикуются данные, заработки выше или равны среднеобластным (рис. 8). Не так сильно отстает по заработной плате и большая часть административных районов. Почти все они урбанизированы, а входящие в их состав небольшие города – не типичные для Центральной России местные центры с низкооплачиваемой «бюджетной» занятостью, а старопромышленные города-заводы. Далеко не все предприятия в таких городах твердо стоят на ногах, но заработки все равно выше, чем в бюджетной сфере. В результате средний уровень заработной платы в подавляющем большинстве районов составляет от 60 до 88% от среднеобластного, за исключением нескольких наиболее проблемных (Красноуфимский, Байкаловский, Гаринский). В Верхнесалдинском районе, где расположен титано-магниевый комбинат (ВСМПО), почти полностью работающий на экспорт, заработная плата равна среднеобластной.

Рис. 8. Среднемесячная заработная плата в городах и районах к средней по области, %

В Свердловской области менее заметна типичная для большинства регионов страны пространственная поляризация – опережающий рост заработной платы в сильных муниципалитетах и нарастающее отставание слабых. Хотя заработки в областном центре за 2005-2008 гг. значительно выросли относительно средних по области, в большинстве городов соотношение почти не изменилось, в том числе и в экономически слабых, а во многих районах области относительный уровень оплаты труда даже увеличился. Такой эффект достигается только при значительных объемах бюджетного перераспределения в пользу слабых. Заработки в промышленных городах экспортной экономики менялись в зависимости от экономической конъюнктуры и политики компаний: в большинстве городов черной металлургии (Первоуральск, Полевской, Нижний Тагил, Березовский) они повышались относительно средних по области или как минимум оставались на прежнем уровне, так же как и в городах медной промышленности (Верхняя Пышма, Ревда, Красноуральск), а в городах, связанных с алюминиевым производством, особенно северных, исходные преимущества уменьшались.

Сглаженные внутрирегиональные и межотраслевые различия в заработках, тем не менее, не позволили избежать усиления доходного неравенства населения – типичной черты российских регионов с преобладанием экспортно-ориентированной экономики: коэффициент фондов (соотношение среднего уровня денежных доходов 10% самых богатых и 10% самых бедных) в Свердловской области больше среднероссийского – 18,5 и 16,9 раз соответственно в 2008 г. (в кризисном 2009 г. неравенство уменьшилось до 17,9 раз – в кризис в первую очередь пострадали доходы относительно высокооплачиваемых работников).

Быстрый рост доходов населения позитивно отразился на динамике уровня бедности. На протяжении всего периода экономического подъема он сокращался быстрее, чем в других относительно развитых регионах страны (рис. 9). Конечно, Свердловская область не может сравниться с нефтегазодобывающими тюменскими округами, где доходы населения намного выше, как и объемы бюджетного перераспределения, позволяющие снизить бедность, но она опередила остальные регионы лидирующей группы и даже федеральную столицу. Особенно значительным было сокращение бедности в 2002-2005 гг., оно тесно коррелирует с динамикой экономического роста в области. Такая взаимосвязь показывает, что из бедности в первую очередь выводилось работающее население, а основным механизмом был рост заработной платы. В результате бедность все более концентрируется в социально уязвимых группах населения, и для борьбы с ней нужны другие механизмы – социальная защита и адресная перераспределительная политика.

Рис. 9. Уровень бедности в более развитых регионах Урала, Поволжья и Западной Сибири в 2000-х гг., %

О социальной политике в Свердловской области следует сказать особо, настолько ярко она воспроизводит типичные для многих «богатых» регионов черты прошлого. В области всячески стимулируется «социальная ответственность» бизнеса, которая очень похожа на шефскую помощь советских лет, особенно в монопрофильных городах. Это не только помощь ветеранам и детям, но и ремонт объектов социальной и/или коммунальной инфраструктуры, финансирование многочисленных культурных мероприятий и т.д. Кроме того, в области в дополнение к федеральным действуют несколько региональных законов о социальной поддержке, в основном они ориентированы на категориальный принцип, причем перечень категорий весьма широк, в то время как актуальность задачи перехода к адресной помощи нарастает. В период экономического кризиса расходы на социальную поддержку населения в области росли опережающими темпами (при том, что доходы регионального бюджета в реальном выражении сократились на 15%). В результате доля этих затрат в консолидированном региональном бюджете за 2008-2010 гг. выросла с 11 до 20%.

Социальная сфера. Как правило, в индустриальных регионах, к числу которых относится Свердловская область, структура населения по уровню образования сильнее смещена в сторону среднего профессионального при пониженной доле имеющих высшее. В Свердловской области образование занятого населения смещено еще дальше вниз – в сторону начального профессионального образования, т.е. рабочих специальностей, и даже в сторону занятых без специального образования (рис. 10). Это смещение воспроизводится и в гендерном разрезе, особенно для мужчин, и в территориальном – в городах и в сельской местности. Худшая структура образования занятых есть следствие доминирования тяжелой и добывающей промышленности в течение многих десятилетий. При такой специализации экономики наиболее востребованы рабочие специальности. Социальные последствия худшей структуры образования – более низкое качество населения, пониженная мобильность и адаптивность, проблемы асоциального поведения.

Рис. 10. Распределение занятых в экономике по уровню образования, %

Насколько современные образовательные процессы меняют исторически сложившуюся структуру? «Профиль» образования детей и молодежи Свердловской области схож с другими индустриальными и урбанизированными регионами страны и отчасти – с соседней Челябинской областью (табл. 6). Для индустриальных регионов типичен высокий охват детей дошкольным воспитанием: в советское время доля детей, посещающих дошкольные учреждения, достигала в Свердловской области 80%, к 2000-м годам она снизилась на четверть, но все равно превышает среднероссийский показатель. Со снижением рождаемости в высокоурбанизированной области проблема обеспеченности школами становилась все менее значимой, доля школьников, обучающихся во вторую смену быстро снижалась. Однако через несколько лет она может вновь обостриться, когда в школу пойдет микропоколение детей, родившихся в период современного «всплеска» рождаемости. Охват начальным профессиональным образованием практически выровнялся со средним по стране: несмотря на возросшую востребованность рабочих профессий, перевешивает социальный престиж более высокого уровня образования. Унаследованный от советских лет более высокий охват средним профессиональным образованием рос до середины 2000-х гг. почти в три раза быстрее среднероссийских темпов, число учащихся по сравнению с 1990 г. выросло на 37%: при неразвитости высшей школы во многих промышленных городах области, ссузы играли компенсирующую роль. Однако в последние годы с развитием филиальной сети высших учебных заведений в небольших городах охват молодежи средним специальным образованием снижается.

Таблица 6. Основные показатели образования детей и молодежи.
 

Свердловская область

Челябинская область

В среднем по РФ

2003/2004 гг.

2010/2011 гг.

2010/2011 гг.

Доля детей, посещающих дошкольные учреждения, %

65

64

79

59

Доля школьников, обучающихся во 2-ю смену, %

16,0

12,4

17,4

13,1

Численность учащихся начальных профессиональных учебных заведений на 10 000 населения

130

72

84

70

Численность учащихся средних профессиональных учебных заведений на 10 000 населения

221

175

160

142

Численность студентов высших учебных заведений на 10 000 населения

441

475

521

493

Темпы роста удельной численности студентов вузов (к 1995 г.), раз

2,3

2,6

3,4

2,6

Доля обучающихся в негосударственных вузах, %

14

16

11

17

Екатеринбург был и остается ведущим центром высшей школы на Урале, хотя стандартные показатели числа студентов вузов на 10 000 населения в Свердловской области ниже среднероссийских (табл. 6). По этому показателю область с советских лет значительно отстает от Томской и Новосибирской областей, столицы которых – ведущие центры высшей школы Сибири. Одна из причин отставания кроется в системе расселения: в Екатеринбурге живет только треть населения области, а в Новосибирске – половина, при этом в многочисленных промышленных городах Урала высшее образование развито слабо, даже во втором по численности населения городе области Нижнем Тагиле.

Еще одна причина – выбранные вузами стратегии развития. Вузы Екатеринбурга, вслед с вузами федеральных городов, усилили образовательную экспансию в наиболее платежеспособный субъект Уральского округа – Ханты-Мансийский АО, где численность учащихся выросла почти в 13 раз. Сеть вузов и их филиалов в «родной» Свердловской области также развивалась (число филиалов в области в 2010 г. достигло 54, из них треть – негосударственные), но темпы роста числа учащихся не отличались от средних по стране, в соседней Челябинской области они были выше. В Свердловской области негосударственное высшее образование получило достаточно широкое распространение, но только по количеству учебных заведений – 13 из 32 вузов области, в то время как доля учащихся в них (16%) близка к среднероссийской.

По характеру адаптации высшей школы к рыночным условиям Свердловская область похожа на урбанизированную и индустриальную Самарскую область. Для обеих характерна более широкая сеть негосударственных вузов, повышенный уровень платности обучения, но без форсированного роста численности студентов, как это происходит в регионах с менее развитой высшей школой. Екатеринбург сохранил статусные позиции ведущего центра высшей школы Урала, но в промышленных городах Свердловской области, особенно средних и малых, сохраняется худшая доступность высшего образования и нередко меньший спрос на него, т.к. ценность образования в семьях, где родители его не имеют, ниже и для детей. В целом профиль образования молодого поколения постепенно улучшается, но с разной скоростью в областном центре и других городах.

Еще одна проблема качества населения – неблагополучное состояние здоровья. Худшие показатели обусловлены не только сильным загрязнением окружающей среды, но и пониженным уровнем образования жителей, влияющим на образ жизни, а, следовательно, на здоровье и долголетие. Во второй половине 2000-х гг. Свердловская область в целом преодолела отставание по ожидаемой продолжительности жизни населения от среднероссийской (табл. 7). Отчасти этому способствовали наращивание бюджетного финансирования здравоохранения в 2005-2007 гг., инвестиции в развитие первичной медицинской помощи в небольших городах и на селе. Однако для мужчин, особенно сельских, проблема пониженного долголетия все еще остается актуальной. Одна из основных причин – проблемы алкоголизма и маргинализации, приводящие к сверхсмертности в трудоспособном возрасте. Еще один индикатор маргинализации – очень высокие показатели заболеваемости активным туберкулезом (на 41% выше средней по стране, в абсолютных цифрах в области проживает максимальное по стране число больных туберкулезом) и смертности от него (на 17%), при этом, судя по статическим данным, об улучшении ситуации говорить не приходится. Кроме того, Свердловская область – один из наиболее проблемных регионов страны по распространению наркомании и численности ВИЧ/СПИД инфицированных (почти 1,2% населения).

Таблица 7. Ожидаемая продолжительность жизни при рождении, лет

Год

Все население

Городское население

Сельское население

мужчины

женщины

мужчины

женщины

Свердловская область

2002

63,8

57,7

71,3

55,4

68,8

2006

66,5

60,8

73,6

57,4

70,5

2009

68,4

62,8

75,0

59,7

72,6

Российская Федерация

2002

65,0

59,1

72,2

57,5

71,1

2006

66,6

61,0

73,7

58,7

71,9

2009

68,7

63,5

75,1

60,9

73,4

Показатели младенческой и материнской смертности сильнее зависят от уровня развития здравоохранения в регионе, в Свердловской области они относительно благополучны на фоне среднероссийских значений и соседних регионов. По обеспеченности медицинскими услугами область занимает среднее положение, за исключением несколько худшей обеспеченности врачами (45,7 на 10 000 населения). Однако квалифицированная медицинская помощь централизована в Екатеринбурге (83,4 врача на 10 000 населения), в большинстве остальных городов области обеспеченность врачами в 1,5-3 раза ниже, даже во втором по численности населения городе Нижнем Тагиле. С учетом обширной территории области доступность врачебной помощи в удаленных городах явно недостаточна. В сельской местности ситуация еще хуже, и для решения проблемы доступности введена система общих врачебных практик, которая в перспективе должна охватить всё сельское население области.

Свердловская область длительное время отставала от многих относительно развитых Урало-Поволжских регионов по вводу жилья (рис. 11). Ускоренный рост доходов населения способствовал быстрому развитию жилищного строительства, но среднероссийский уровень был достигнут только после кризиса 2008-2009 гг. Жилищное строительство концентрируется в Екатеринбурге (более половины областного ввода) и его агломерации (Березовский, Верхняя Пышма), в совокупности на эти три города приходится почти две трети ввода жилья и только треть жителей. В то же время Нижний Тагил существенно отстает по жилищному строительству – экологические и социальные проблемы города снижают его привлекательность как места проживания.

Рис. 11. Ввод жилья в более развитых регионах Урала и Поволжья, кв. м на 1000 населения

Показатели жилищных условий – как обеспеченности жильем, так и благоустройства жилищного фонда – близки к среднероссийским. Наиболее проблемны средние и малые города, особенно Ивдель (водопроводом обеспечено менее 50% жилищного фонда), Алапаевск (54%) и Нижняя Салда (58%). Для сельского жилищного фонда основная проблема – слабая газификация, ее уровень значительно ниже среднероссийского (44% и 74% соответственно). В области уже 15 лет реализуются программы газификации, но на начало 2011 г. доля сельских населенных пунктов, к которым подведен природный газ, составляла только 15%. Отставание в благоустройстве еще раз говорит о запущенности уральского села.

В целом анализ межрегиональных и внутренних различий показывает несколько трендов развития Свердловской области. Ее областной центр постепенно наращивает функции крупного межрегионального центра торговли, в нем строятся целые кварталы элитного жилья на месте старых деревянных домов, город концентрирует статусные услуги образования и здравоохранения, хотя по внешнему облику еще во многом остается «индустриальной столицей Урала». Большинство остальных городов – монопрофильные города-заводы, они разделены между крупными компаниями, «выплавляют и куют» металл, трубы, вагоны, обеспечивая быстрый рост доходов населения в последние годы, но перспективы стать полноценными городами с устойчивой экономикой и развитыми услугами для них не улучшились. И, наконец, стагнирующие малые города без ресурсов развития и деградирующая сельская местность, их малоподвижное население имеет низкие доходы и живет в самых худших условиях. Такое разделение существует по всей стране, но на Урале эти три группы сопоставимы по численности и поэтому наиболее зримы.

Интегральные индексы иллюстрируют улучшение тенденций развития области, сложившихся благодаря реализации выгод от экономического подъема 2000-х гг. Если в 2004 г. по индексу развития человеческого потенциала область занимала 22-е место в рейтинге регионов, то в 2006 г. она поднялась уже на 11-е место благодаря существенному улучшению показателей долголетия и быстрому росту ВРП. Индекс качества жизни в середине 2000-х гг. также был достаточно высоким (7-е место) за счет повышенных душевых денежных доходов населения и пониженных значений уровня бедности и безработицы. По индексу инновативности область занимала одну из лидирующих позиций (5-е место) благодаря потенциалу областного центра. По экспертной оценке индекса демократичности в течение десятилетия 1991-2001 гг. Свердловская область была вторым регионом в России по степени демократизации политического процесса, в 2000-2004 г. область стала лидером среди регионов РФ, опередив Санкт-Петербург.



  1. Сабирьянова К.З. Структурные изменения, адаптация работников и равновесие на локальных рынках труда.

  2. Бухвальд Е.М. Стартовые малые предприятия в российских регионах после кризиса 1998 г.: занятость, трудовые отношения и взаимодействие с локальными рынками труда (Москва, С.-Петербург, Московская и Свердловская области).

  3. Трефилов В.А. Анализ социальной напряженности в закрытых административных территориальных образованиях (ЗАТО) как необходимое условие обеспечения социальной защиты населения в ходе реформирования Вооруженных Сил (РВСН) (Пермская, Саратовская, Свердловская и Новосибирская области).

  4. Стребков Д.О. Развитие системы кредитования в России: анализ потребностей и предпочтений населения (Москва, Самара, Екатеринбург, Псков, Краснодар).



  
 
Новости | Об институте | Научные программы | Публикации | Региональная программа | English