В начало
В начало
О программе
О программе

 
Тематические обзоры
Тематические обзоры

Типология регионов
Типология регионов

 
Портреты регионов
Портреты регионов

 
Интегральные
       индексы

Интегральные индексы
 
Грантовая программа
       в регионах

Грантовая программа в регионах
 

Независимый институт социальной политики


<%Language="VBScript" Response.Write "" %>
  <%Language="VBScript" Response.Write "версия для печати" %>

Социальный атлас российских регионов / Портреты регионов


Социально-экономическое развитие республик в составе РФ: сравнительный анализ

Этнические регионы были лидерами децентрализации 1990-х годов, поэтому особое внимание к их развитию и взаимоотношениям с федеральными властями вполне понятно. Но с начала 2000-х годов в России выстраивается так называемая "вертикаль власти", тенденции децентрализации сменились на противоположные и, как это обычно бывает, маятник перемен достиг крайней точки. Даже по признанию государственных чиновников, в частности министра регионального развития Д. Козака, степень централизации полномочий и ресурсов на федеральном уровне стала чрезмерной. Тенденции централизации проявились и в отношении республик, президенты которых демонстрируют лояльность федеральным властям столь же активно, как и губернаторы.

Тем не менее, представления 1990-х годов об особых отношениях с этническими регионами сохранились, в политических дискуссиях и в СМИ упорно повторяются несколько суждений:

  1. Этнические регионы отстают по уровню развития.
  2. В этнических регионах больше социальных проблем.
  3. Этническим регионам федеральная власть перечисляет больше ресурсов, чтобы держать ситуацию под контролем.
  4. Благодаря этому этнические регионы имеют лучшие условия жизни и бюджетную обеспеченность, чем "русские" регионы.

Попробуем оценить, актуальны ли для современной России эти суждения, сформировавшиеся в ельцинскую эпоху, или они стали отголосками прошлого, превратившись в мифы.

В статье не рассматриваются автономные округа. Во-первых, половина из них уже объединена с так называемыми "материнскими" регионами. Во-вторых, среди оставшихся доминируют автономные округа с крайне низкой (1-5%) или невысокой (менее четверти) долей титульных этносов. Минимальна доля титульного этноса и в искусственно образованной Еврейской автономной области (2%). Этнический фактор не является значимым в политике, проводимой по отношению к этим автономиям. Тем не менее, некоторые сравнения социально-экономических и бюджетных показателей автономных округов и республик сделаны.

В России 21 республика, это четверть всех субъектов РФ (на начало 2008 г. их было 85). В республиках проживает почти 17% населения страны и создается 10,7% валового регионального продукта (ВРП). Означает ли разница в долях между населением и ВРП, что республики менее развиты по сравнению с так называемыми «русскими» регионами? При ответе на этот вопрос нужно учитывать, что более трети (!) суммарного ВРП регионов приходится на два из них – Москву (22%) и Тюменскую область (12% с автономными округами). Если исключить эти во всех отношениях особые регионы (столицу, в которой размещены штаб-квартиры почти всех крупных российских компаний, и основной нефтедобывающих регион страны), то доля республик будет выше – более 16% ВРП при 19% населения.

По уровню экономического развития можно выделить три группы – относительно развитые, среднеразвитые и наименее развитые республики. Развитых республик, в которых душевой ВРП выше среднего по стране, немного – это Татарстан и, с большой натяжкой, Коми и Якутия, показатели которых обеспечены добычей экспортных минеральных ресурсов. Относительно развитой республикой считается и Башкортостан, хотя его показатели немного ниже средних по стране, но объем экономики велик. К среднеразвитым относятся республики Карелия, Удмуртия, Бурятия. В группе аутсайдеров республик значительно больше, чем областей, этим и обусловлено общее представление о слаборазвитости этнических регионов. Но не стоит забывать, что на долю двух крупных и развитых республик – Татарстана и Башкортостана – приходится 5% ВРП всей страны.

Рис. 1. Душевой ВРП регионов России в 2005 г. (тыс. руб.), с корректировкой на стоимость жизни в регионе (красным цветом выделены республики)

Экономика этнических регионов в период экономического роста развивалась по-разному. В среднем по РФ темпы роста за 1999-2005 гг. составили 162% (cледует отметить, что среднероссийские темпы роста – не лучший ориентир, они завышаются опережающим ростом экономик федеральных городов и ведущих нефтегазодобывающих регионов), то по республикам они различались с 222% до 119% (табл. 1). Как правило, темпы роста при низкой экономической базе выше (так называемый эффект низкой базы), однако он не работает применительно ко всем слаборазвитым республикам. Только три-четыре из них демонстрировали ускоренный рост благодаря очень значительной федеральной помощи (см. ниже) либо несколько лучшим условиям развития. Большинство же слаборазвитых республик усилило отставание, особенно Калмыкия, Ингушетия и республика Марий Эл, в которых темпы роста были минимальными. Однако низкие темпы роста имеют не только эти слаборазвитые республики, но и часть регионов Дальнего Востока, а также наиболее депрессивные области России. Следовательно, все более отстают не этнические, а наиболее проблемные регионы страны: слаборазвитые, удаленные, депрессивные.

Таблица 1. Темпы роста ВРП республик за 1998-2005 гг., %

Республика Дагестан

222

Республика Тыва

144

Республика Кабардино-Балкария

187

Республика Адыгея

141

Республика Северная Осетия

182

Чувашская Республика

139

Республика Алтай

164

Республика Саха (Якутия)

139

Республика Татарстан

158

Республика Калмыкия

138

Республика Мордовия

156

Удмуртская Республика

137

Республика Карачаево-Черкесия

156

Республика Ингушетия

126

Республика Башкортостан

152

Республика Коми

126

Республика Бурятия

149

Республика Марий Эл

121

Республика Карелия

148

Республика Хакасия

119

Для относительно развитых регионов страны каждый процент роста "весит" намного больше, при этом республика Татарстан имеет один из самых высоких показателей. Причина относительного благополучия заключается и во внутренних ресурсах развития, и в особых отношениях с федеральными властями (см. ниже). Но лидеры все равно другие – это федеральные города с их агломерациями, растущие за счет выгод агломерационного эффекта и административно-статусного ресурса, а также новые регионы нефтегазодобычи.

Приоритеты развития лучше всего показывает география инвестиций (табл. 2). Больше всего получают сырьевые регионы (особенно нефтегазодобывающие) и столичная агломерация. Татарстан входи в число относительных лидеров благодаря сочетанию двух источников инвестиций – бизнеса (в нефтедобычу и другие отрасли) и федеральных инвестиций. Именно инвестиции показывают, насколько непривлекательны для бизнеса слаборазвитые республики, отстающие от средних показателей в 2-5 раз. Многие области, в том числе среднеразвитые, отстают от среднего показателя душевых инвестиций в два раза, а депрессивные регионы – в три раза, но пятикратного отставания все же нет. Проблема низких инвестиций обусловлена либо политическими и институциональными рисками (республики Северного Кавказа) , либо очень сильным удорожанием экономической деятельности из-за удаленности и неразвитой инфраструктуры (республика Тыва). Для подавляющего большинства "русских" регионов эти факторы менее критичны.

Таблица 2. Душевые инвестиции в основной капитал в 2006 г., в % к средним по РФ (среднее по РФ =100), с корректировкой на стоимость жизни в регионе

Регион

%

Регион

%

Сахалинская область

781

Республика Карачаево-Черкесия

58

Тюменская область

502

Республика Алтай

52

Республика Коми

237

Республика Дагестан

46

Республика Саха (Якутия)

185

Республика Марий Эл

45

г. Москва

165

Республика Калмыкия

42

Республика Татарстан

131

Республика Бурятия

38

Республика Хакасия

115

Республика Северная Осетия

29

Республика Башкортостан

80

Чеченская Республика

28

Республика Карелия

77

Республика Адыгея

27

Республика Мордовия

72

Кабардино-Балкарская Республика

22

Чувашская Республика

64

Республика Ингушетия

21

Удмуртская Республика

63

Республика Тыва

19

Рынок труда тесно связан с состоянием экономики региона и демографическими факторами. Как следствие, проблема безработицы в слаборазвитых республиках, имеющих положительную динамику численности населения, более остра, чем в «русских» регионах. Особенно выделяются республики Северного Кавказа и юга Сибири. Их рынки труда ежегодно получают большой приток молодого трудоспособного населения, для которого не хватает новых рабочих мест из-за слаборазвитости экономики. На Северном Кавказа безработица несколько смягчается территориальной мобильностью, но масштаб трудовых миграций недостаточен для снятия напряжения на рынке труда. Как следствие, в таких республиках безработица консервируется на достаточно высоком уровне (рис. 2). К числу проблемных (с показателями выше 15%) относится треть республик, однако данные по Ингушетии, где безработными считается более половины экономически активного населения, вызывают большие сомнения. Значительная часть населения занята в теневой экономики и не указывает статус занятости при обследованиях рынка труда. В средне- и более развитых республиках проблемы рынка труда почти не отличаются от общероссийской картины, за исключением северной ресурсодобывающей республики Коми. В ней повышенная безработица обусловлена ограниченным предложением рабочих мест в монопрофильных городах и поселках сырьевых отраслей. Схожие проблемы рынка труда имеет и сибирская республика Бурятия.

Рис. 2. Уровень безработицы в республиках, %

Низкое социальное качество экономического роста остается проблемой всей страны, несмотря на устойчивый рост экономики в 2000-е годы. Многие социальные проблемы решаются медленно. Выделяются ли на этом фоне республики? Начнем с уровня доходов населения. В России его необходимо измерять с корректировкой на региональный прожиточный минимум, т.к. цены в регионах различаются более чем в три раза. Наиболее высоки среднедушевые доходы в столице страны (в шесть раз выше прожиточного минимума) и в тюменских автономных округах (в четыре раза). Ни одна из республик не имеет сопоставимых с лидерами доходов, но такое же отставание характерно и для относительно развитых областей. В группе с относительно высокими доходами только три республики – Татарстан, Башкортостан и Коми (рис. 3). Для Татарстана это отчасти следствие искусственно заниженного прожиточного минимума из-за многолетнего дотирования основных продуктов питания и социально значимых услуг.

Остальные республики распределяются по группам со средними и низкими доходами, причем это распределение не всегда связано с уровнем экономического развития. Например, Дагестан имел самые высокие темпы роста денежных доходов населения в 2004-2006 гг., опередив по покупательной способности доходов (отношение душевых денежных доходов населения к прожиточному минимуму в регионе) намного более развитого соседа - Ставропольский край. Быстро росли доходы населения и в республике Северная Осетия. В то же время статистические данные показывают, что в республиках Ингушетия и Калмыкия и уровень, и динамика доходов были самыми низкими, крайне медленным ростом доходов населения отличалась и республика Адыгея (рис. 3).

Рис. 3. Отношение душевых денежных доходов населения к прожиточному минимуму в регионе, %

Разумеется, следует учитывать невысокую достоверность измерений уровня жизни в России, особенно в республиках Юга, выделяющихся наиболее значительной долей теневых доходов. Однако методика измерений одна и та же для всех территорий, а результаты разные. Это означает, что единого тренда (опережения или отставания) для республик не существует. Хотя следует отметить, что в большинстве республик Северного Кавказа темпы роста доходов населения были выше, чем в прочих. И объясняются эти различия внеэкономическими факторами, прежде всего политикой федеральных властей (см. ниже).

Важнейший социальный индикатор – уровень бедности, и вновь для республик не существует общей картины. Развитые республики имеют низкие показатели бедности, как и схожие по уровню развития «русские» регионы (рис. 4). Это следствие устойчивого экономического роста и повышения заработной платы, что позволило вывести из состояния бедности большинство семей занятых. Наименее развитые республики, за исключением Ингушетии и Калмыкии, быстро снижали уровень бедности благодаря федеральной помощи, но то же самое происходило и в проблемных «русских» регионах. Однако сравнение уровня бедности наиболее проблемных областей и слаборазвитых республик показывает, что темпы сокращения были схожими, но уровень бедности остался разным, республики заметно отличаются в худшую сторону. Так, в самых проблемных «русских» регионах уровень бедности сократился с половины населения в 2000 г. до четверти в 2006 г., а в 30% республик он все еще превышает треть населения (достоверность показателей Ингушетии вновь вызывает большое сомнение). Можно выделить две причины различий. Во-первых, в «русских» регионах создано больше рабочих мест, что обеспечивает доходы от занятости. Во-вторых, ниже нагрузка иждивенцами, к тому же среди иждивенцев больше пенсионеров, получающих пенсии, а не детей, на которых выплачиваются мизерные пособия.

Рис. 4. Уровень бедности в республиках в 2000 и 2006 гг., %

Но все эти объяснения мало пригодны для Дагестана, где уровень бедности сократился за шесть лет феноменально – с 73 до 12%. Можно ли списать все на плохую статистику и считать, что это результат искусственного занижения показателя? Или в одной отдельно взятой республике удалось сделать то, что не получается во всех остальных проблемных регионах – подтянуть до неплохого уровня важнейшие социальные индикаторы? Причем резкое улучшение показателей доходов и бедности происходит в Дагестане на фоне минимальных успехов в сокращении безработицы. Реальная причина кроется в резком увеличении федеральной помощи Дагестану в последние два-три года, что позволило значительно повысить социальные выплаты малоимущему населению (многодетным семьям и др.). Следовательно, феномен успеха республики имеет внеэкономическую основу, это следствие особой поддержки федеральных властей.

Отношения республик и федеральных властей наиболее видны при анализе бюджетной статистики. Для того, чтобы показать особую поддержку республик, обычно приводят данные по уровню дотационности, который измеряется как доля федеральных перечислений в доходах бюджетов субъектов РФ. Действительно, половина республик относится к высокодотационным регионам, в которых федеральные перечисления превышают 50% доходов бюджета, но уровень дотационности все же сокращается в большинстве таких регионов (рис. 5). Но и в этом отношении республики неоднородны, среди них есть три так называемых «донора» – Татарстан, Башкортостан и Коми, которые не получают дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности.

Рис. 5. Доля федеральных перечислений в доходах бюджета высокодотационных регионов, %

Для оценки межбюджетных отношений центра и регионов важна не только доля, но и душевые объемы перечислений. За 2000-2006 гг. произошли весьма серьезные и малоизвестные изменения: уровень поддержки слаборазвитых и удаленных регионов относительно сократился, а наиболее развитых федеральных городов – вырос. Это показывает расчет душевых перечислений из федерального бюджета за ряд лет, соотнесенный со средним показателем по регионам России.

Среди развитых республик максимальную поддержку получал Татарстан, особенно в 2002-2005 гг. (табл. 3). Почти во всех слаборазвитых регионах Юга душевые показатели стали ближе к средним по стране, т.е. относительный уровень поддержки сократился. Душевые показатели по восточным регионам не сопоставимы с регионами Европейской России из-за удорожания бюджетных услуг, но тенденции динамики те же – за исключением республики Алтай, которую собираются объединить с Алтайским краем, относительный уровень поддержки (соотнесенный со среднероссийским показателем) сокращается. Те же тенденции характерны и для «русских» регионов.

Таблица 3. Среднедушевой объем перечислений из федерального бюджета*, к среднему показателю по регионам РФ (среднее =100), %

2000 г.

2004 г.

2006 г.

Развитые регионы

Москва

0

78

67

Санкт-Петербург

5

48

71

Республика Татарстан

17

179

99

Республика Коми

15

51

41

Республика Башкортостан

113

80

86

Среднеразвитые регионы

Удмуртская Республика

63

61

51

Республика Карелия

118

124

94

Республика Хакасия

81

98

74

Чувашская Республика

87

123

115

Республика Мордовия

196

138

144

Слаборазвитые регионы

Республика Марий-Эл

143

168

145

Каб.-Балкарская Республика

292

179

174

Республика Адыгея

234

181

188

Республика Дагестан

448

209

191

Республика Калмыкия

155

228

193

Карачаево-Черкесская Республика

268

243

235

Республика Северная Осетия

243

277

239

Республика Бурятия

292

262

255

Республика Ингушетия

335

282

287

Чеченская Республика

148

755

588

Восточные регионы

Еврейская АО

519

362

305

Республика Тыва

683

557

455

Республика Саха

545

421

481

Республика Алтай

428

644

636

* без корректировки на стоимость жизни в регионах

Итак, сухой статистический анализ показывает, что в 2000-е годы ситуация изменилась. Уже не существует особых преимуществ республик, обусловленных их статусом, есть только особые преимущества отдельных республик, в отношении которых реализуется особая политика федеральных властей. Таких республик всего две (не считая Чечни, в которой невозможно анализировать ситуацию с помощью статистики, поскольку многие данные отсутствуют).

Первая – развитый Татарстан, которому обеспечивается широкомасштабное дополнительное финансирование из федерального бюджета по разным каналам для реализации многочисленных инвестиционных программ. Иногда это объясняется, например, празднованием неожиданно возникшего тысячелетия Казани. Иногда деньги выделяются без объяснений и по менее прозрачным каналам финансирования (через федеральные адресные инвестиционные программы, дотации на сбалансированность бюджета и т.д.). Причина особого внимания очевидна и связана с политическим и электоральным «весом» этой управляемой республики.

Вторая – политически неспокойный Дагестан, где в 2005 г. проводилась смена главы республики, и под эту задачу были сконцентрированы масштабные федеральные ресурсы. Особая поддержка реализовывалась с помощью разных финансовых механизмов.

В целом анализ статистики позволяет дать ответы на поставленные в начале статьи вопросы:

  1. Значительная часть республик отстает по уровню экономического развития, но наряду с ними отстают и менее развитые края и области.
  2. Контрасты в социальной сфере во многом сохранились, хотя и стали менее резкими. В слаборазвитых этнических регионах хуже ситуация на рынке труда и больше бедных, чем в проблемных «русских» регионах, но темпы роста доходов самые разные, как и сокращения уровня бедности, и они сильнее зависят от внеэкономических факторов.
  3. Уровень федеральной поддержки слаборазвитых республик остается более значительным, чем «русских» регионов, если мерить по доле федеральных перечислений в доходах бюджетов регионов. Однако максимальная поддержка обеспечивается лишь отдельным республикам, наиболее политически значимым для федеральных властей.
  4. Именно эти республики явно опережают русские регионы со схожим уровнем развития по обеспеченности бюджетными ресурсами. Помимо них, еще несколько удаленных горных республик Сибири (Тыва, Алтай) имеют повышенное душевое финансирование благодаря методике расчета федеральных дотаций на выравнивание. С методикой расчетов можно спорить, но это транспарентный механизм поддержки, в отличие от особых условий для Татарстана и Дагестана, а также Чечни.

В результате получение республиками преимуществ на основе статуса, типичное для 1990-х годов, сменилось режимом «ручного управления» на основе особых предпочтений федеральных властей. Такой режим не ограничивается республиками, особые преимущества, хотя с иной целью и разной конфигурацией механизмов поддержки, имеют Санкт-Петербург, а в последнее время и Краснодарский край с будущей столицей Олимпиады. Такая политика крайне далека от принципов федерализма.


  
 
Новости | Об институте | Научные программы | Публикации | Региональная программа | English