В начало
В начало
О программе
О программе

 
Тематические обзоры
Тематические обзоры

Типология регионов
Типология регионов

 
Портреты регионов
Портреты регионов

 
Интегральные
       индексы

Интегральные индексы
 
Грантовая программа
       в регионах

Грантовая программа в регионах
 

Независимый институт социальной политики


<%Language="VBScript" Response.Write "" %>
  <%Language="VBScript" Response.Write "версия для печати" %>

Социальный атлас российских регионов / Портреты регионов


Мурманская область

Социальные преимущества: повышенная экономическая активность населения; рост обеспеченности социальной инфраструктурой и жильем из-за миграционного оттока; высокий уровень благоустройства жилищного фонда при максимальной в стране доле городского населения; массовое введение жилищных субсидий.

Социальные проблемы: медленный рост экономики и доходов населения в 2000-е годы, нарастающее отставание области от группы регионов-лидеров, обусловленное недостаточными инвестициями в модернизацию промышленности монопрофильных городов и преобладанием теневой экономики в рыбной отрасли; проблемы федерального недофинансирования многочисленных закрытых городов (ЗАТО) Северного флота; медленное развитие сектора платных услуг и малого бизнеса в областном центре; повышенная безработица; бедность пенсионеров из-за низкого размера пенсий; сохраняющийся миграционный отток и ускорившееся постарение населения; снижение ожидаемой продолжительности жизни в последние годы; высокий уровень загрязнения окружающей среды в монопрофильных городах экспортных отраслей.


Расселение. Мурманская область – это «ближний Север», расположенный в Европейской части страны. Хозяйственное освоение территории ускорилось только в начале XX в., после строительства железной дороги к незамерзающему Кольскому заливу и основания города Романов-на-Мурмане (с 1917 г. Мурманск). В период советской индустриализации 1930-х годов были построены основные ресурсодобывающие и металлургические предприятия и города при них (Кировск, Апатиты, Мончегорск). Вторая волна пришлась на 1950-1960-е годы, помимо новых промышленных городов (Оленегорск, Заполярный, Ковдор) и быстрого роста Мурманского порта появилась цепочка «закрытых» городов Северного флота, расположенных на побережье Кольского залива и Баренцева моря. Строительство Кольской атомной электростанции в 1970-е годы было последним крупным проектом, при АЭС возник город Полярные Зори. Среди других регионов нового освоения Мурманская область, пожалуй, самая «староосвоенная». Большинство городов расположены вблизи железнодорожной магистрали, прорезающей область с юга на север, и по берегам Кольского залива, а большая часть полуострова заселена очень слабо, особенно Терский и Ловозерский районы. Область имеет самую высокую долю городского населения (92%) среди регионов России. Мурманск – самый крупный город в Заполярье, в рыночных условиях это оказалось серьезной проблемой, ведь содержание инфраструктуры крупного города стоит очень дорого. Остальные города области относятся к средним и малым, с населением от 11 до 65 тыс. чел. (табл. 1). В основном это монопрофильные города при крупных предприятиях, а также шесть «закрытых» городов (ЗАТО) Министерства обороны и несколько поселков. В «закрытых» поселениях живет более 16% населения области, это самый высокий показатель в стране.

Среди регионов Европейского Севера область выделяется самыми высокими темпами сокращения численности населения, за межпереписной период она потеряла почти четверть жителей (табл. 1). Несколько меньшие потери имели только главная база Северного флота г. Североморск и молодой город энергетиков Полярные Зори. Мурманск терял население даже быстрее, чем вся область, хотя центры других северных регионов, как правило, более устойчивы, их население сокращается медленнее относительно своего региона. Сокращение численности жителей на четверть высвечивает проблемы адаптации Мурманска к новым социально-экономическим условиям, хотя возможна и другая причина – в 1989 г. часть ЗАТО была приписана к областному центру.

Таблица 1. Численность и динамика населения городов Мурманской области с населением более 10 тыс. человек (без подведомственных территорий)

Численность населения, тыс. человек

Динамика, %

Численность населения, тыс. человек

Динамика, %

2002 г.

1989 г.

2002 г. к 1989 г.

2002 г.

1989 г.

2002 г. к 1989 г., %

Все население

893,3

1147,0

78

Ковдор

20,9

30,4

69

Городское население

824,0

1056,0

78

Заполярный

18,6

23,6

79

Мурманск

329,0

439,0

75

Полярный (ЗАТО)

18,6

27,6

67

Апатиты

64,4

88,0

73

Полярные Зори

15,9

19,4

82

Мончегорск

52,2

68,7

76

Снежногорск (ЗАТО)

12,7

н.д.

Североморск (ЗАТО)

55,1

62,1

89

Заозерск (ЗАТО)

12,7

н.д.

Кандалакша

40,6

54,1

75

Гаджиево (ЗАТО)

12,1

н.д.

Кировск

31,6

43,5

73

Кола

11,1

16,5

67

Оленегорск

25,2

35,6

71

Сельское население

69,3

91,0

76

Демография. Область наиболее интенсивно заселялась мигрантами в 1930-1950-е годы, к концу советского периода приток «на заработки» сократился и население почти не омолаживалось миграцией. В сочетании с высокой урбанизированностью это стало причиной раньше начавшегося снижения рождаемости. С 1980-х годов ее показатели в области были ниже средних по РФ, а сейчас они самые низкие на Европейском Севере (9,9 рождений на 1000 населения в 2003 г.). Уровень смертности также ниже среднего по стране, но за 1990-2003 гг. он вырос более чем вдвое (с 6,0 на 1000 жителей до 13,4) из-за постепенного старения бывших мигрантов и сократившегося оттока пожилого населения. Хотя естественная убыль населения пока еще меньше среднероссийской (в 2003 г. – в полтора раза), показатели области с каждым годом приближаются к средним по стране. Самые демографически проблемные муниципалитеты расположены на юге области (города Кандалакша и Кировск, слабозаселенный Терский район), в них смертность вдвое превышает рождаемость. В районах и городах более позднего освоения (Печенгском районе, городах Заполярный, Оленегорск и Полярные Зори) смертность больше рождаемости только в 1,2-1,3 раза.

Население области моложе, чем в других регионов Европейского Севера, за исключением Ненецкого АО (табл. 2), но за переходный период его возрастная структура сильно изменилась. Из-за снизившейся рождаемости доля детей в возрастной структуре населения уже не отличается от средней по стране, стало еще сильнее традиционное для Севера смещение в сторону трудоспособных возрастов, почти в полтора раза выросла доля пожилого населения. Если раньше выходящие на пенсию в основном покидали Север, то в переходный период накопления северян «съела» инфляция и процесс оттока резко замедлился, породив множество социальных проблем.

Таблица 2. Возрастная структура населения регионов Европейского Севера

 

Годы

Доля населения (%) в возрасте:

моложе трудоспособного

трудоспособном

старше трудоспособного

Мурманская область

1990

26,5

64,0

9,5

2003

17,2

69,2

13,6

Республика Коми

1990

27,5

61,8

10,7

2003

18,8

67,2

14,0

Архангельская область

1990

26,4

57,7

15,9

2003

17,8

63,9

18,3

В т.ч. Ненецкий АО

2003

24,3

64,2

11,5

РФ

2003

17,3

62,4

20,3

Сокращение численности населения области в 2000-е годы было на 70% обусловлено миграционным оттоком, хотя темпы оттока существенно снизились по сравнению с 1990-ми, как и в других северных и восточных регионах страны. Но процесс «сжатия» обитаемого Европейского Севера не закончился, в новых экономических условиях его население все еще избыточно. Только в Ненецком АО, где началось интенсивное освоение нефтегазовых ресурсов и быстро растут заработки, возникла возвратная волна миграций. В остальных регионах Европейского Севера выталкивающие факторы сильнее, особенно в Мурманской области, лидирующей по миграционной убыли населения (рис. 1).


Рис. 1. Миграционный прирост (убыль) в регионах Европейского Севера

При этом областной центр имеет максимальный миграционный отток, сопоставимый только с удаленными и слаборазвитыми Терским и Ловозерским районами (рис. 2). Это сигнал явного социального неблагополучия Мурманска по сравнению с промышленными моногородами и поселками области, где жить сложно, но есть работа.


Рис. 2. Миграционный прирост (убыль) населения по муниципалитетам области в 2003 г.

Население Мурманской области сформировалось за счет миграций, поэтому его этнический состав более разнообразен. Доля русских – только 85,2% (в соседней Архангельской области – более 94%), среди них много выходцев из «ближнего юга» – Вологодской области, приехавших на Север в послевоенные десятилетия на заработки. Как и во всех северных регионах, повышена доля украинцев (6,4%), а также белорусов (2,3%), это след миграций послевоенных десятилетий. Коренные народы Севера представлены этносом саамов, проживающих в основном в Ловозерском районе, их меньше 2 тыс. человек (0,2% населения области).

Экономика. По масштабам экономики Мурманская область уступает двум регионам Северо-Запада – республике Коми и Вологодской области, и сопоставима с Архангельской областью (без Ненецкого АО), на ее долю приходится менее 1% российского ВРП. По душевым показателям (с поправкой на стоимость жизни в регионе) она занимает срединное положение в Северо-Западном федеральном округе (рис. 3). В последние годы область оказалась в переходной зоне между относительно развитыми российскими регионами и «серединой», хотя в 1990-е годы устойчиво входила в группу относительно развитых. Дрейф в худшую сторону объясняется динамикой развития промышленности – главной отрасли экономики области, на которую приходится 43% ВРП (в среднем по регионам России – 31%), и ценовой политикой крупных компаний.


Рис. 3. Душевой ВРП субъектов Северо-Запада в 2002 г. к среднему по РФ (с поправкой на стоимость жизни;
* Архангельская обл. – без Ненецкого АО)

Все последние годы промышленное производство Мурманской области росло медленнее, чем в большинстве регионов Северо-Запада (рис. 4). В результате она утратила относительное преимущество кризисных 1990-х годов – менее сильные темпы спада производства благодаря выжившим экспортным отраслям, и почти сравнялась со среднероссийским уровнем восстановления промышленности (к 1990 г.).


Рис. 4. Динамика промышленного производства в отдельных регионах Северо-Запада, % к 1990 г. (Архангельская область – с Ненецким АО)

Отраслевая структура промышленного производства отличается от дореформенной, она стала еще более металлургической и химической, т.е. экспортно-ориентированной (табл. 3). Исключение – только рост доли электроэнергетики, обусловленный меньшим спадом производства и опережающим ростом цен в этой отрасли.

Таблица 3. Отраслевая структура промышленности, %

 

Годы

Электро-энергетика

Черная метал-лургия

Цветная метал-лургия

Химия

Машино-строение

Пищевая промыш-ленность

Прочие

Мурманская область

1991

7

5

24

10

9

34

11

2003

23

9

28

17

5

16

2

РФ

2003

12

10

7

6

20

14

31

Изменения отраслевой структуры помогают объяснить причины медленного роста экономики области. Прежде всего, не преодолен кризис в одной из ведущих отраслей – рыбной, которая в основном «ушла в тень». В советское время область давала шестую часть улова рыбы в стране, но теперь большая часть выловленной рыбы реализуется в Норвегии. Производство почти не растет: если в целом по промышленности области рост за 1996-2002 гг. составил 129%, то в рыбной отрасли – всего 106%. Доля пищевой отрасли (в основном это рыбная промышленность) сократилась за переходный период более чем в 2 раза, один из крупнейших в стране рыбоперерабатывающих заводов простаивает. В последние годы положение стало еще хуже: Мурманский траловый флот разделился на множество мелких компаний, объемы производства в 2004 г. снизились до 70% от уровня 2003 г. (данные сплошного обследования рыбной промышленности области). Особо чувствительны эти проблемы для Мурманска, где рыбная отрасль обеспечивает более трети промышленного производства города.

Состояние отраслей «внутренней экономики» - еще более проблемное, особенно машиностроения. Военный судоремонтный завод в Мурманске, обслуживающий нужды Северного флота, сократил численность занятых с 8 до 1 тыс. человек, а его причал используется для экспорта нефти. Город фактически лишился производственной базы советских лет и теперь с большим трудом трансформируется в центр услуг и малого бизнеса. В 1990-е годы на грани выживания оказались и военные города, только в последние несколько лет федеральное финансирование ЗАТО улучшилось.

В экспортных отраслях ситуация более устойчивая. За 1996-2002 гг. темпы роста были высокими и в цветной (160%), и в черной металлургии (155%), химическая промышленность росла среднеобластными темпами (130%). В 1990-е годы основные промышленные предприятия области были приобретены крупнейшими российскими бизнес-группами, которые теперь играют ведущую роль в экономике области. Производство никеля и меди в городах Мончегорск, Заполярный, Печенга принадлежит «Норильскому никелю», добыча апатитов в Кировске – «Фосагро» (одна из компаний группы «ЮКОС», с 2005 г. владеет менеджмент), добыча и обогащение железной руды в Оленегорске – «Северстали», комплексные месторождения руд Ковдора – группе «МДМ», алюминиевое производство в Кандалакше – «Ренова/Альфа-групп». В государственный концерн «Росэнергоатом» входит Кольская АЭС, а каскад ГЭС принадлежит РАО ЕЭС. В последние годы крупный бизнес много сделал для модернизации производства на своих предприятиях, рассматривается возможность строительства нового алюминиевого завода в области, если «Ренова» и РАО ЕЭС договорятся о стабильных ценах на электроэнергию. Тем не менее объем инвестиций в основной капитал все еще в два раза меньше, чем в 1990 г. (в сопоставимых ценах, данные администрации области), а иностранные инвестиции незначительны. Не стоит забывать, что в Мурманской области много предприятий с устаревшими и грязными технологиями, сильно выработаны минеральные ресурсы, поэтому инвестировать в развитие производства не всегда выгодно.

Кроме того, экспортно-ресурсная ориентация экономики порождает зависимость от колебаний цен на мировом рынке сырья. При ухудшении конъюнктуры крупные компании, как правило, снижают объемы производства, так было в 2002 г. с дочерними компаниями «Норильского никеля», на которые приходится почти треть всего промышленного производства в области. Помимо объективных причин, существует общая для всех экспортно-сырьевых регионов финансовая проблема. Крупный бизнес использует трансфертное ценообразование – занижение цены на продукцию производственных подразделений в регионах добычи. Таким способом прибыль концентрируется в центральных управленческих структурах, и затем средства перераспределяются на те направления, которые приоритетны для бизнес-группы. В Мурманской области присутствует «пул» крупных компаний, поэтому финансовая политика бизнеса сказывается и на показателях динамики производства (они считаются в стоимостном размере), и в проблемах пополнения бюджета. Возникает неизбежный конфликт интересов компаний и региона их базирования, недополучающего налоги. Это основная причина роста дотационности бюджета области. Такие конфликты есть везде и, как правило, они решаются путем неформальных договоренностей региональных властей и бизнеса.

Роль отдельных городов в промышленном производстве определяется их специализацией, а не численностью населения или занятых (рис. 5). Экономику области «держат на плечах» города «Норильского никеля» (Мончегорск и Печенгский район дают совместно более четверти производства) и «Фосагро» (Кировск – 17%), роль остальных компаний значительно меньше, а слаборазвитые Ловозерский и Терский районы почти не видны в структуре производства, как и научный центр Апатиты. Вклад промышленности Мурманска в полтора раза меньше его доли в занятости, но при этом свыше трети всех инвестиций идет именно в областной центр.


Рис. 5. Доля отдельных городов и районов в промышленном производстве, инвестициях и численности занятых Мурманской области в 2003 г.

По сравнению с другими портовыми регионами, особенно Ленинградской областью и Краснодарским краем, уже ощутившими преимущества глобальной экономики в виде роста доходов от транзита грузов и притока иностранных инвестиций, в Мурманской области ситуация улучшается медленно. Спад в работе морского транспорта, бывшего в советское время одной из ведущих отраслей экономики, продолжался все 1990-е годы. Несколько лет Мурманское морское пароходство и танкерный флот был под контролем «ЛУКойла», но затем нефтяная компания ушла из Мурманской области. Только в 2000-е годы началось оживление экспортных перевозок, сначала сухих грузов (апатитового концентрата, руды, металлов, затем угля), а в 2003-2004 гг. выросли в 1,5-2 раза объемы перевалки нефти, вывозимой на экспорт через порты Мурманска (включая морской и рыбный порты, причалы военного судостроительного завода), а также порты Кандалакши и Витино, расположенные в Белом море. Однако строительство трубопровода на Мурманск, которого добиваются власти области и нефтедобывающие компании, так и не началось, поэтому нефть поступает по железной дороге и танкерами из Архангельской области, что ограничивает масштабы перевалки и удорожает ее для экспортеров. Благодаря растущим перевозкам нефти начался приток инвестиций в портовое хозяйство, но пока он не сопровождается ростом занятости.

Занятость и рынок труда. Основные черты рынка труда Мурманской области – высокая экономическая активность населения, значительная занятость в промышленности и более высокий уровень безработицы. Высокая экономическая активность (более 72% населения в возрасте 15-72 лет, в РФ - 65%) типична не только для области, но и для всех северных регионов, она обусловлена максимальной долей трудоспособного населения среди жителей.

Государство остается работодателем для половины занятого населения области, учитываемого статистикой: на предприятиях и организациях государственной формы собственности работает 29% занятых (в среднем по РФ – 21%), муниципальной формы собственности – еще 20% (в РФ – 15%). Численность занятого населения росла только в первые годы экономического подъема, а с 2002 г. она ежегодно сокращается на 2% (данные областного комитета статистики, по данным Росстата, рост продолжался). Показательны изменения численности занятых в отраслях экономики за 1995-2003 гг.: в строительстве – сокращение более чем в 2 раза, в промышленности – на четверть, а на транспорте, в ЖКХ и в социальной сфере сокращения почти не было, несмотря на массовый отток населения. Как везде в России, единственной отраслью с устойчивым ростом числа занятых остается торговля – более чем на треть.

Отраслевая структура занятых, несмотря на существенные изменения, сохраняет все черты северных индустриальных регионов: более высокую долю занятых в промышленности и на транспорте по сравнению со среднероссийской, повышенную занятость в социальной сфере и сверхвысокую – в управлении (табл. 4). В социальной сфере это связано с разреженной сетью и автономностью поселений, а в управлении – и со сложившимся дробным административным делением области. Как и всюду на Севере, спад инвестиций привел к резкому сокращению занятости в строительстве. Мурманская область отличается от других северных регионов только более значительной занятостью в торговле. Это связано с рядом причин: во-первых, торговля концентрируется в городах, а область – самая урбанизированная среди регионов страны (92% городского населения); во-вторых, почти все промышленные предприятия Мурманска так и не вышли из кризиса, поэтому переток занятых в торговлю был очень сильным, как и рост самозанятости.

Таблица 4. Отраслевая структура занятых, %

 

Год

Промышлен-ность

Строи-тельство

Транспорт и связь

Торговля

ЖКХ

Социаль-ная сфера*

Управ-ление**

Мурманская область

1995

30,1

8,9

10,1

11,6

6,6

19,8

5,7

2003

25,3

5,0

10,4

17,1

6,7

20,4

7,6

Архангельская область

1995

29,0

6,9

12,5

10,2

5,4

20,5

3,8

2003

26,7

4,9

11,2

14,5

6,0

20,7

5,3

РФ

1995

25,8

9,3

7,9

10,1

4,5

17,7

2,9

2003

21,9

7,7

7,8

16,8

4,9

18,1

4,5

* образование, здравоохранение, социальное обеспечение, культура
** 2002 г.

Статистика занятости по муниципалитетам Мурманской области показывает только часть реальной картины, в ней отсутствуют данные о занятых в организациях Министерства обороны и малом предпринимательстве. Например, в Мурманске при 329 тыс. населения работают по официальным данным только 126 тыс. чел. (38%). В данных областной статистики явно недоучитывается реальная ситуация на рынке труда, это показывает отраслевая структура занятости по крупным муниципалитетам (рис. 6). Особенно занижена занятость в торговле и платных услугах, причем во всех городах и районах. Но при всех перекосах эти данные показывают основные «флюсы» структуры занятости: промышленный (моногорода и промышленные районы), транспортный (Кандалакша и Мурманск), научный (Апатиты), а также повышенную занятость в «социалке» во всех муниципалитетах.


Рис. 6. Доля занятых по отраслям экономики в отдельных муниципалитетах области
в 2003 г. (данные областной статистики)

Все регионы Европейского Севера испытали более значительный рост безработицы, чем страна в среднем. Во второй половине 1990-х годов массовый миграционный отток не успевал «вымывать» из Мурманской области избыточных работников, поэтому всплеск безработицы был в полтора раза выше среднероссийского (рис. 7). Ситуация на Севере так и не нормализовалась хотя бы до среднего уровня по стране, спрос на рынке труда остается низким, особенно для женщин. Гендерные проблемы занятости существовали и в советское время, так как при сложившейся отраслевой структуре экономики и обилии закрытых городов в Мурманской области преобладают «мужские» рабочие места. Область относится к той четверти регионов страны, где уровень женской безработицы выше, чем мужской (10,8 и 9,2% соответственно). На Северо-Западе женская безработица выше только в Карелии, и то не каждый год.

Зарегистрированная безработица все менее пригодна для оценки ситуации в регионах, более адекватен показатель напряженности (число безработных на одну вакансию). В Мурманской области все последние годы он превышает средний по стране как минимум в два раза. Рынок труда Севера был и остается проблемным из-за сложившейся структуры экономики с преобладанием нетрудоемких отраслей добывающей промышленности, обилия монопрофильных городов с неразвитым сектором услуг, оптимизации занятости, проводимой крупными компаниями для снижения издержек производства.


Рис. 7. Уровень общей (по методологии МОТ) и зарегистрированной безработицы

В муниципалитетах области напряженность на рынке труда существенно менялась. Поскольку данные об уровне зарегистрированной безработицы по муниципалитетам не публикуются, приходится использовать косвенные методы оценки. Для каждого муниципалитета рассчитано отношение его доли в общем числе безработных Мурманской области к доле в общем числе занятых (рис. 8). Понятно, что это весьма приблизительные расчеты из-за неполного учета занятости, но они показывают, что только в Мурманске и Апатитах проблема безработицы смягчается. В то же время в половине муниципалитетов ситуация ухудшилась по сравнению с 1995 г. Тем не менее в большинстве городов положение на рынке труда остается не таким острым, как в районах.


Рис. 8. Отношение доли муниципалитета в численности безработных к доле в численности занятых

Социально-экономическое положение домохозяйств. Следствием медленного роста экономики стало относительное ухудшение социально-экономического положения домохозяйств области по сравнению с 1990-ми годами. Номинально высокие северные заработки жителей области реально «весят» все меньше. По соотношению душевых денежных доходов и прожиточного минимума область постепенно смещается в «срединную» зону: если в 1997 г. соотношение достигало 233% и было выше среднего по стране, то в 2003 г. (данные за IV квартал) – только 226%, при этом среднероссийский показатель вырос до 289%. Покупательная способность доходов населения Мурманской области теперь заметно ниже, чем в республике Коми и в С.-Петербурге (рис. 9).


Рис. 9. Отношение душевых денежных доходов к прожиточному минимуму в регионах Северо-Запада

Нарастающее отставание связано с более медленным ростом реальной заработной платы в течение 2000-х годов по сравнению со среднероссийскими темпами. А ведь заработная плата на Севере – основной источник доходов, в Мурманской области ее доля составляет 56% (с дооценкой на скрытую заработную плату – 73%), в то время как в целом по стране – 39 и 66% соответственно. При медленном росте заработков сильнее проигрывают женщины, т.к. гендерное неравенство в заработной плате (60% от мужской) было и остается выше среднего по стране (64%). Слабо помогает и рост социальных выплат государства, их вклад в доходы населения меньше по сравнению со среднероссийским (12 и 14% соответственно), поскольку в области очень высока доля трудоспособного населения, не получающего пенсий, стипендий и других социальных выплат.

Статистика показывает, что неравенство в Мурманской области менее резкое: доходы 10% «богатого» населения только в 11,7 раз выше доходов 10% бедного, а в среднем по РФ – в 14,3. Сглаженное неравенство нетипично для Севера и отчасти может объясняться неточностями учета. Но есть и реальные причины сглаживающего эффекта. Они связаны с отраслевой структурой экономики и занятости, фактически «отсекающей» крайности: в области очень мало занятых в сельском хозяйстве, которое отличается минимальными заработками, а экспортные отрасли представлены металлургией и производством удобрений, где заработки традиционно ниже, чем в отраслях ТЭК, особенно в нефтяной.

Сглажены и внутриобластные диспропорции в средней заработной плате по сравнению со многими ресурсно-экспортными регионами. Неравенство не только мягче, оно весьма устойчиво, за исключением опережающего роста заработков в Полярных Зорях, где размещена Кольская АЭС «Росэнергоатома», и существенного их снижения почти до среднеобластных в городах Кольской горно-металлургической компании (дочерней структуры «Норильского никеля») (рис. 10). Большинство монопромышленных городов к 2003 г. выровнены по заработкам «под гребенку», это политика компаний-собственников. Сглаживает внутриобластные диспропорции и то, что во всех муниципалитетах высока доля бюджетников среди занятых, даже без учета военнослужащих. Только Апатиты, где размещен Кольский филиал РАН и бюджетная занятость максимальна, заметно отстают по заработной плате. По военным городам (ЗАТО) данные отсутствуют. Мурманск не выделяется опережающим ростом заработной платы, хотя такое опережение типично почти для всех региональных столиц. Это отчасти объясняет, почему областной центр быстрее теряет население по сравнению с монопрофильными индустриальными городами. Но статистикой учитываются только данные о легальной заработной плате на крупных и средних предприятиях области, для Мурманска они заведомо неполны.


Рис. 10. Заработная плата в муниципалитетах, к средней по области

Вне рынка труда контрасты в доходах значительно сильнее. Наиболее острая и типично «северная» проблема – низкие доходы пожилого населения. Средняя пенсия в области составляет только 87% прожиточного минимума пенсионера, который и сам по себе крайне низок (2/3 от прожиточного минимума трудоспособного населения). Только благодаря высокой занятости пожилого населения (1/3 женщин и 42% мужчин работают, это в два раза выше, чем в среднем по стране) ему удается «сводить концы с концами». Однако доля пожилых среди всего населения области быстро растет, и весьма скоро адаптационный механизм вынужденного продления трудовой активности начнет давать сбои из-за дефицита рабочих мест, даже низкооплачиваемых и малопрестижных.

Медленный рост доходов населения ограничивает возможности выхода из бедности. В 1990-е годы область имела более благополучные показатели уровня бедности, но теперь отстает и от всех относительно развитых регионов Северо-Запада, и от среднего по стране (рис. 11). Хотя региональные измерения доходов населения трудно считать точными, тем не менее вывод напрашивается – в Мурманской области плоды восстановительного роста и в экономике, и в доходах населения оказались более скромными по сравнению с другими развитыми регионами.


Рис. 11. Уровень бедности в регионах Северо-Запада

Социальная сфера. Индикаторы здоровья населения дают очень противоречивую картину. К числу явных преимуществ относятся устойчиво более низкая младенческая смертность (в 2003 г. – почти на треть ниже средней по РФ), заболеваемость активным туберкулезом (ниже на 20%, а смертность по этой причине – в 2 раза), меньшая инфицированность СПИДом по сравнению с другими ресурсно-экспортными регионами. Но сказать, что состояние здоровья жителей области лучше «среднестатистического» россиянина, все же нельзя. Более того, основной социально-демографический индикатор – ожидаемая продолжительность жизни – показывает нарастание проблем. В переходный период долголетие жителей области несущественно отличалось от среднего по стране в ту или иную сторону, но в 2003 г. отставание стало заметным (63,2 года при 65,1 в среднем по стране). Резко, более чем на три года, снизилась ожидаемая продолжительность жизни мужчин (с 60,2 в 2002 г. до 56,9 лет в 2003 г.) и одновременно женщин, хотя и менее сильно (с 71,8 до 70,3 лет). Дело не в трудных климатических условиях, основная причина – рост смертности от внешних причин (травмы, несчастные случаи, алкоголизм) в трудоспособных возрастах. Те же тенденции отмечаются почти во всех регионах Северо-Запада, округ в последние годы стал еще одним российским «полюсом» мужской сверхсмертности. Однако в Мурманской области даже при резком снижении показателей долголетия мужчины живут дольше, чем в остальных регионах федерального округа, за исключением С.-Петербурга, а женщины уступают еще и Вологодской области. Мурманская область «втягивается» в неблагополучную зону, но пока находится ближе к ее периферии.

Готово ли к этим проблемам здравоохранение области, оценить трудно. Стандартная статистика показывает, что обеспеченность медицинскими услугами изменилась не очень сильно и осталась близкой к средним показателям по стране. При сокращении населения области на четверть такое возможно только при сокращении сети медицинских учреждений и кадров. Оно действительно идет, но с разной скоростью. Обеспеченность поликлиническим обслуживанием и койками несколько выросла или почти стабильна, т.е. сеть учреждений здравоохранения сокращалась медленнее, чем население. А вот обеспеченность врачами и средним медперсоналом снизилась, так как квалифицированные специалисты покидали область интенсивнее, чем жители в среднем. При таких тенденциях возможности получить квалифицированную помощь снижаются, а нагрузки на бюджет растут, если считать по душевым расходам на содержание медицинских учреждений. Важнейшая характеристика качества населения – уровень образования. В Мурманской области, как и в других индустриальных регионах Европейского Севера, структура занятого населения по уровню образования смещена в сторону среднего и начального профессионального, особенно среди мужчин (табл. 5). Наоборот, доля имеющих высшее образование ниже, особенно среди женщин, что нехарактерно для занятых, например, в Центральной России. Если к этому добавить, что в Мурманской области выше доля женщин, вообще не имеющих профессионального образования, то вырисовывается собирательный портрет советских мигрантов, когда-то приехавших в область на заработки. Среди них много неквалифицированных работниц, матросов, рабочих или в лучшем случае специалистов-техников. Все это означает, что даже занятое население не слишком конкурентоспособно на рынке труда.

Таблица 5. Уровень образования занятого населения в возрасте 15 лет и более, по данным переписи 2002 г., %

Доля населения в возрасте 15 лет и более, имеющего образование:

профессиональное

общее

высшее

среднее

начальное

среднее

основное

начальное

Мужчины

Мурманская область

22,0

32,8

21,0

17,8

5,6

0,6

РФ

24,0

31,8

18,1

17,8

7,0

1,1

Женщины

Мурманская область

24,9

40,1

13,8

16,9

3,5

0,6

РФ

28,7

39,7

12,2

14,5

4,2

0,6

Развитие сферы образования и воспитания также похоже на другие северные регионы Европейской части. В области не так много бабушек, поэтому выше охват детей дошкольными учреждениями – 78% (РФ – 58%). Из-за сильного миграционного оттока более чем вдвое сократилась доля учащихся во вторую смену – до 14% (РФ – 17%). Это проблема застарелая, поэтому показатели области хуже, чем в большинстве регионов Северо-Запада.

В профессиональном образовании, как и по всей стране, поменялись приоритеты молодежи: на треть сократилось число получающих начальное профобразование, и это сокращение продолжается, более чем в полтора раза выросла численность учащихся средних профессиональных заведений. Благодаря этому двукратное отставание по числу учащихся ссузов на 10 тыс. населения, существовавшее в 1990 г., стало теперь незначительным. Особенно быстро развивается высшая школа. При исходно низкой численности студентов область входит в число лидеров по темпам роста – в 3,6 раза за 1995-2004 гг., на треть выше средних по стране. Если в начале 1990-х годов область по численности студентов вузов на 10 тыс. населения отставала от страны в целом в 3,5 раза, то теперь – менее чем на четверть. Понятно, что северные города никогда не были и вряд ли будут крупными центрами образования, в Мурманской области всего 4 вуза. Половина из них – негосударственные, в которых учится только 15% студентов, это близко к средней доле по России. Свои учебные заведения дополняются широкой сетью филиалов «чужих» вузов, поэтому платные формы обучения распространены более широко – 55% студентов возмещают стоимость образования (в РФ – 44% в 2003 г.)

Миграционный отток помог улучшить не только показатели обеспеченности школами, на треть выросла и обеспеченность жильем, теперь она выше среднероссийской (23 кв. м на человека). Уровень благоустройства жилищного фонда и раньше был одним из самых высоких в стране (95-98% по основным видам, за исключением газа), так как в области максимальна доля горожан. Северное жилье менее привлекательно для населения как собственность, в Мурманской области более 45% жилья осталось в муниципальной и государственной собственности (в РФ – 27%). Население не спешит или не может приватизировать квартиры, многие не собираются в них жить долго. При этом стоимость жилищно-коммунальных услуг – самая высокая в федеральном округе, в 2003 г. она достигла 10% всех потребительских расходов домохозяйств. Еще в 2002 г. почти треть семей (31%) получала жилищные субсидии, это максимальный охват среди регионов Северо-Запада, и он не снижается. Зато быстро сокращается охват льготами: в 2002 г. их получали 42% населения, в 2003 г. – только 22%. Но сумма средств, затрачиваемых на льготы, продолжает расти (на 12% за 2003 г.). Нагрузка на бюджет области вряд ли снижается, т.к. население возмещало в 2003 г. только 3/4 всех расходов на ЖКУ, при этом охват жилищными субсидиями вдвое превышал средний по стране.

В целом Мурманская область сталкивается с нарастающими социальными проблемами, и если ее экономика не будет включена в крупные инвестиционные проекты – транспортно-инфраструктурные или ресурсные – ожидать заметного улучшения сложно, так как старый «запас прочности», заложенный в период советской индустриализации, постепенно вырабатывается. От инвестиционных перспектив, в том числе возможностей модернизации старых индустриальных отраслей, будет зависеть и динамика социального развития области. Собственных ресурсов для устойчивого развития в российском Заполярье явно недостаточно, и пока оно сжимается, как «шагреневая кожа».

Интегральные индексы По индексам развития человеческого потенциала и качества жизни, в которых учитываются доходы, область устойчиво входит в третью десятку регионов страны. Чуть более высокое 23-е место по качеству жизни объясняется лучшими показателями младенческой смертности и несколько меньшим уровнем бедности на фоне срединных регионов. Рейтинг по индексу инновативности ненамного хуже (33-е место), поскольку в нем учитывается концентрация населения в крупных городах. В рейтинге регионов по индексу демократичности как по долгосрочным, так и по текущим оценкам Мурманская область стабильно занимает 25-е место, уступая при этом большинству регионов Северо-Запада.



Плюснин Ю.М. Динамика неадаптивных трансформаций экономического поведения и социальных ценностных установок населения провинциальной России (Республика Карелия, Республика Хакасия, Алтайский край, Архангельская, Мурманская, Псковская, Тверская, Костромская, Новосибирская, Томская, Иркутская области, Эвенкийский АО).


  
 
Новости | Об институте | Научные программы | Публикации | Региональная программа | English