В начало
В начало
О программе
О программе

 
Тематические обзоры
Тематические обзоры

Типология регионов
Типология регионов

 
Портреты регионов
Портреты регионов

 
Интегральные
       индексы

Интегральные индексы
 
Грантовая программа
       в регионах

Грантовая программа в регионах
 

Независимый институт социальной политики


<%Language="VBScript" Response.Write "" %>
  <%Language="VBScript" Response.Write "версия для печати" %>

Социальный атлас российских регионов / Портреты регионов


Иркутская область и Усть-Ордынский Бурятский автономный округ

Социальные преимущества области: ресурсно-экспортный и урбанизированный регион, ставший базовым для многих компаний крупного бизнеса; имеет повышенные доходы населения, особенно занятого в ведущих отраслях промышленности и управлении; незначительный миграционный отток и пока еще более молодое население; отличается развитой высшей школой.

Социальные преимущества округа: сильно омоложенная структура населения, традиционный образ жизни титульного населения, сохраняющий относительную стабильность сельского социума.

Социальные проблемы области: проблемное состояние здоровья населения и низкие показатели продолжительности жизни, в том числе из-за высокой загрязненности окружающей среды; маргинализация сельского населения и жителей небольших промышленных поселков, не имеющих доступа к высоким доходам экспортных отраслей; повышенный уровень бедности и безработицы, особенно среди молодежи; низкое качество жилищного фонда и минимальные инвестиции в развитие социальной сферы.

Социальные проблемы округа: слаборазвитый, высокодотационный регион с «аграрно-бюджетной» экономикой, с очень низкими доходами населения и высочайшим уровнем бедности; низкое качество жизни в сочетании с маргинализацией и алкоголизацией населения, труднодоступностью квалифицированной медицинской помощи провоцируют рост смертности, особенно в трудоспособных возрастах, повышенную младенческую смертность и, как следствие, низкую продолжительность жизни, особенно среди мужчин.

Совместный портрет Иркутской области и Усть-Ордынского Бурятского автономного округа продолжает ряд так называемых «матрешечных» регионов – ближайших «кандидатов» на объединение, проводимого в рамках реформы административно-территориального деления РФ. Автономный округ планируется превратить из самостоятельного субъекта РФ в муниципальное образование с особым статусом в составе Иркутской области. Выгоды и издержки объединения автономных округов и их «материнских» территорий подробно проанализированы в тематическом разделе сайта «Укрупнение регионов».


Расселение. Освоение русскими земель Прибайкалья, входившего в обширный ареал проживания бурят, началось с первой половины XVII века. Иркутск, заложенный в 1661 г., уже к середине XVIII века стал торговым и административным центром крупнейшей Иркутской губернии, а с середины XIX века – центром золотодобывающей промышленности Сибири. В современных границах Иркутская область и Усть-Ордынский Бурятский АО были образованы в 1937 г. после расформирования Сибирского края и Бурят-Монгольской автономной республики.

Иркутская область – второй по территории и один из наиболее заселенных регионов Восточной Сибири (плотность населения – 3,3 человек на кв. км, в округе – 6 чел.). Однако, как и в большинстве восточных регионов, расселение очень неоднородно: в основном вдоль главных рек (Ангара, Лена) и железнодорожных магистралей (Транссиб и БАМ). Наименее освоены северная и северо-восточная части области со сложными природными условиями.

Областной центр и многие другие города (Братск, Усть-Кут, Нижнеудинск, Усолье-Сибирское и др.) возникли на месте первых острогов, заложенных еще в XVII-XVIII веках. Однако наиболее мощный импульс развития они получили в XX веке благодаря строительству ряда крупнейших в стране производственных (ГЭС, алюминиевые, химические заводы) и инфраструктурных объектов (Транссиб, БАМ). Весь советский период Иркутская область была одним из приоритетных регионов промышленного развития, притягивая огромные объемы инвестиций на реализацию проектов. Мощная индустриализация области породила многочисленные рабочие поселки, некоторые из которых стали теперь городами (Усть-Илимск, Ангарск, Шелехов), а многие так и остались поселками городского типа (в области их насчитывается 55).

В целом по области доля городского населения высока (79%), хотя входящий в ее состав Усть-Ордынский АО – единственный субъект РФ, в котором вообще нет городских поселений (пгт Усть-Ордынский был преобразован в сельское поселение в начале 1990-х гг.). Сеть городов развита в основном на юге и западе области. Иркутск вместе с близко расположенными городами Ангарск и Шелехов образуют крупную агломерацию, включающую более 1/3 населения области. Помимо Иркутска, к крупным городам с населением свыше 250 тыс. человек сейчас относится только Братск, Ангарск за 1990-е гг. выбыл из их числа. Усть-Илимск в ближайшие годы, скорее всего, покинет группу больших городов (свыше 100 тыс. жителей), из остальных 18 городов 3 относятся к средним и еще 15 – к малым.

Убыль населения в 1990-х – начале 2000-х годов происходила за счет естественных и миграционных причин, она сильнее затронула города и в меньшей степени сельскую местность (табл. 1). Такая динамика характерна и для соседних регионов юга Сибири – Читинской области с Агинским Бурятским АО и республики Бурятии, где благодаря сохранению повышенной рождаемости на селе, особенно среди титульного населения (буряты), обеспечивается устойчивость или небольшой рост численности сельского населения. Городские же жители, как правило, имеют более низкую рождаемость и более мобильны. В Иркутской области из относительно крупных городов только Братск сохранил прежнюю численность населения, а максимально депопулировали малые города на севере области – Усть-Кут и Бодайбо, потерявшие за 15 лет более 20% населения, в основном из-за миграционного оттока.

Таблица 1. Динамика численности городского и сельского населения Иркутской области, тыс. человек

2004 г.

2002 г.

1989 г.

2004 г. к 1989 г., %

Иркутская область

2545

2582

2831

90

Городское население

2014

2048

2279

88

в том числе:

Иркутск

583

594

626

93

Братск

257

259

256

100

Ангарск

248

251

266

93

Усть-Илимск

100

101

109

91

Усолье-Сибирское

88

90

107

83

Сельское население

531

534

552

96

Усть-Ордынский АО

134

135

136

99

Демография и этнический состав. По основным демографическим показателям Иркутская область выделяется в худшую сторону среди своих регионов-соседей, однако по сравнению со среднероссийскими значениями пока выглядит лучше, что характерно для сибирских регионов (рис. 1). За 1999-2004 гг. естественная убыль в области остается примерно на одном уровне (от -4,7 до -4,1‰) из-за одновременного увеличения и рождаемости, и смертности. В автономном округе при сохранении повышенной рождаемости небольшой естественный прирост в начале 2000-х гг. сменился убылью из-за роста смертности (до 16,2 человек на 1000 населения). По уровню смертности и область, и округ уже «опередили» среднероссийские значения, хотя население Прибайкалья заметно моложе: доля детей в области – 19,6% (в среднем по РФ – 16,8%), населения старше трудоспособного возраста – 16,9% (в среднем по РФ – 20,3%). Население округа еще моложе: доля детей в два раза выше, чем доля старшей возрастной группы. Тенденция роста смертности, особенно среди населения трудоспособного возраста, указывает на социальное неблагополучие в регионах, особенно в многочисленных депрессивных рабочих поселках и сельской местности области.

Рис. 1. Основные демографические показатели регионов Восточной Сибири в 2004 г.

Наиболее демографически неблагополучная часть области – города и районы Иркутско-Черемховской промышленной зоны. Здесь максимальна смертность и естественная убыль населения. Одна из причин – крайне неблагоприятная экологическая обстановка в промышленной агломерации Иркутска, где сконцентрированы вредные производства, выбросы которых в атмосферу остаются в котловине, особенно в зимний период. По вредным выбросам в атмосферу города Иркутск, Братск, Ангарск, Усолье-Сибирское входят в число наиболее загрязненных городов России.

В переходный период Иркутская область, как и соседний Красноярский край, оказались на «водоразделе» зон миграционного притока и оттока населения. Более благополучная экономическая ситуация в отдельных городах и районах области и приток стрессовых мигрантов из регионов Крайнего Севера способствовали тому, что коэффициент миграционной убыли в 1990-2000-е гг. был близок к нулю. Однако в последние годы отток населения понемногу нарастает (-20 человек на 10 тыс. населения в 2004 г.), и граница зоны миграционной убыли сдвигается все дальше на запад страны. Миграционный отток из Усть-Ордынского автономного округа с самого начала 1990-х гг. был более интенсивным (от -30 до -40 человек на 10 тыс. населения), так же как и в экономически депрессивных республике Бурятии и Читинской области.

Миграционная ситуация в разных городах и районах напрямую зависит от их экономического состояния (рис. 2). Максимальный отток населения испытывают практически все северные районы, кроме Усть-Илимского. Напротив, концентрируются мигранты в экономически более благополучных городах и районах на юге области, преимущественно в поле тяготения регионального центра (Шелеховский, Иркутский, Ангарский районы, г. Шелехов). Сам Иркутск не столь привлекателен для мигрантов, поскольку переезд и адаптация в крупном городе, как правило, сопряжены с крупными затратами средств.

Рис. 2. Коэффициенты миграционного прироста (убыли) в некоторых городах и районах
Иркутской области в 2002 г., на 10 тыс. чел.

В отличие от Агинского Бурятского АО, где буряты составляют более 60% населения, в Усть-Ордынском Бурятском округе титульный этнос не является преобладающим. Тем не менее его доля немного выросла за межпереписной период (с 36,3 до 39,6%) за счет повышенной рождаемости среди бурят и миграционного оттока русского населения. Среди бурятского населения, преимущественно сельского, сохраняется более традиционный уклад жизни, поддерживающий стабильность сельского социума. Однако и в Усть-Ордынском округе наблюдаются негативные тенденции маргинализации населения.

Экономика. По уровню экономического развития Иркутская область постепенно утрачивает позицию относительно развитого региона, ее душевой валовой региональный продукт в 2003 г. составил только 77% от среднероссийского, хотя в 1997 г. превышал его на 10% (с корректировкой на стоимость жизни). По душевому ВРП область заметно уступает Красноярскому краю и Томской области. Накопившиеся проблемы развития наиболее явно проявляются в крайне низкой инвестиционной активности: в 2000-2004 гг. по душевым инвестициям в основной капитал (с корректировкой на коэффициент удорожания капитальных затрат) область занимала 11-15 позиции снизу рейтинга регионов, т.е. в восьмом десятке субъектов РФ рядом с депрессивными Ивановской и Курганской областями. При этом природные ресурсы Иркутской области – одни из самых богатых в стране.

Экономика автономного округа слаборазвита (душевой ВРП составляет треть от среднероссийского) и имеет «аграрно-бюджетный» профиль: в сельском хозяйстве производится 60% ВРП, еще треть дают отрасли, оказывающие нерыночные услуги.

В советское время в области были созданы крупные промышленные комплексы Иркутска, Братска, Усть-Илимска, Усолья-Сибирского и др. со специализацией на электроэнергетике, алюминиевой, химической, лесной и целлюлозно-бумажной промышленности. Машиностроение оставалось второстепенной отраслью, хотя в нем выделялось производство ВПК (Иркутский авиазавод). В современной структуре промышленности еще более возросла роль электроэнергетики, дающей самую дешевую электроэнергию в стране, и цветной металлургии (рис. 3). Ухудшилось положение угольной отрасли, заметно сократилась доля лесопромышленного комплекса из-за ухода «в тень» значительной части лесозаготовок. Несмотря на эти проблемы, Иркутская область в 2004 г. лидировала по объему вывозки деловой древесины и производству пиломатериалов и занимала 2-е место в стране по производству электроэнергии и целлюлозы. Ресурсные отрасли и «грязные» отрасли первого передела (производство алюминия, целлюлозно-бумажная промышленность) с середины 1990-х гг. переориентировались на экспорт, область входит в десятку регионов-лидеров, обеспечивая около 2% объемов российского экспорта.

Рис. 3. Отраслевая структура промышленности Иркутской области в 1991 и 2004 гг.

Более диверсифицированная структура промышленности с высокой долей ресурсно-экспортных отраслей не стала «подушкой безопасности» в переходный период, промышленный спад в области был на уровне среднего по стране, в отличие, например, от Красноярского края или Якутии, где сырьевая ориентация помогла смягчить спад в промышленности (рис. 4). По темпам роста и уровню восстановления в 2000-е гг. Иркутскую область опередили не только другие экономически развитые регионы Сибири, но и более депрессивная Бурятия и даже Агинский Бурятский АО. Промышленное производство Усть-Ордынского АО, представленное небольшими предприятиями электроэнергетики, лесной отрасли и пищевой промышленности продолжает сокращаться и в период экономического роста.

Рис. 4. Динамика промышленного производства в регионах Восточной Сибири, в % к 1990 г.

Наиболее привлекательные промышленные активы еще в 1990-е гг. перешли под контроль крупных финансово-промышленных групп и компаний, круг собственников неоднократно менялся в ходе передела собственности, что негативно отразилось на инвестиционной активности бизнеса. Сейчас Иркутская область – базовый регион для многих компаний: «Альфа-групп»/«Ренова» контролирует вместе с «Базовым элементом» половину акций «Иркутскэнерго», ТНК-ВР владеет лицензией на Ковыктинское газоконденсатное месторождение, «Русский алюминий» («Базовый элемент») – крупнейшим алюминиевым заводом в Братске и Байкальским ЦБК, «СУАЛу» («Ренова») принадлежит алюминиевый завод в г. Шелехове, а собственнику группы – «Саянскхимпласт», компания «Илим Палп» владеет Усть-Илимским и Братским ЦБК, а ЮКОС остается собственником «Ангарской нефтехимической компании». В начале 2000-х гг. и другие представители крупного бизнеса начали экспансию в регион, приобретая менее крупные, в основном ресурсные, активы: золотодобыча в Бодайбо («Норильский никель»), угледобыча (СУЭК), Коршуновский ГОК («Стальная группа Мечел») и др.

В период индустриализации 1950-1960 гг. в Прибайкалье одновременно осваивалось несколько крупных промышленных площадок, поэтому промышленность области полицентрична, что отличает ее от соседних экспортных регионов со сверхконцентрацией экономики (рис. 5). В Иркутской области выделяются два крупнейших промышленных района – Иркутско-Черемховский и Братско-Усть-Илимский, в пределах которых расположены главные производственные центры, обеспечивающие три четверти промышленной продукции. В области немало монопромышленных городов, в том числе и относительно крупных (Ангарск, Саянск, Байкальск, Бодайбо, Железногорск-Илимский и др.), что делает их уязвимыми и зависимыми от конъюнктуры отраслевых цен.

Рис. 5. Вклад отдельных городов и районов в промышленное производство Иркутской области в 2004 г.

Как и в других сибирских регионах, в переходный период наблюдался спад в сельском хозяйстве, поголовье скота сократилось за 1990-е гг. в 2 раза. Несмотря на небольшие размеры, важную роль в агросекторе играет Усть-Ордынский АО, обеспечивая около пятой части сельскохозяйственной продукции области. Животноводство округа пострадало в меньшей степени и в последние годы демонстрирует небольшой ежегодный прирост. На фоне глубокого кризиса общественного агросектора до 80% всей сельхозпродукции и более 80% продукции животноводства дают хозяйства населения, их доля в 1,6 раза выше средней по РФ. В условиях снижения реальных доходов и роста безработицы личное подсобное хозяйство стало единственным источником выживания для большинства населения округа.

Занятость и рынок труда. Уровень экономической активности населения Иркутской области немного выше среднероссийского и составляет 67%. Для Усть-Ордынского округа этот показатель ниже (64%), тем не менее он превышает экономическую активность жителей Агинского Бурятского АО (59%) и республики Бурятия (60%).

Численность занятых в экономике области (включая автономный округ) за 1992-2004 гг. сократилась на 15%. Отраслевая структура занятости и произошедшие в ней изменения за переходный период во многом близки к средним по стране (табл. 2), за исключением все еще повышенной занятости в промышленности и значительной доли занятых на транспорте благодаря особой роли в экономике Транссиба и БАМа.

Таблица 2. Распределение занятых по отраслям экономики, %

Иркутская область

Усть-Ордынский АО

РФ

1990 г.

2003 г.

1998 г.*

2003 г.

2003 г.

Промышленность

29,9

24,6

6,7

7,8

21,9

Сельское хозяйство

7,7

8,0

42,2

44,7

11,0

Строительство

15,1

6,3

2,0

1,1

7,7

Транспорт и связь

9,7

9,7

3,8

3,5

7,8

Торговля и общепит

8,1

15,4

6,9

8,2

16,8

ЖКХ, бытовое обслуживание

4,6

5,3

1,6

1,2

4,9

Отрасли социальной сферы**

17,9

20,5

28,2

25,7

20,0

Управление

2,3

5,4

6,7

7,4

4,7

* Год начала публикации данных
** Включает здравоохранение, социальное обеспечение, образование, культуру, науку

Структура занятости в Усть-Ордынском АО типична для слаборазвитых округов и республик юга Сибири. За 1998-2003 гг. она стала еще более ориентированной на сельское хозяйство и бюджетные отрасли (социальная сфера, управление), где в общей сложности занято более трех четвертей работающих.

Иркутская область отличается повышенным уровнем образования занятых в экономике (табл. 3), в том числе благодаря развитой высшей школе в регионе. В отличие от других регионов Сибири с преобладанием индустриальной занятости (Красноярский край, Кемеровская область), на рынке труда Иркутской области не столь востребованы среднее и начальное профессиональное образование. Низкий уровень образования занятых в округе отражает проблемы качества населения, типичные для слаборазвитых восточных регионов.

Таблица 3. Уровень образования занятых в 2004 г., %

 

Высшее и неполное высшее

Среднее и начальное профессиональное

Общее (полное и основное)

Иркутская область

26,3

39,5

33,5

Усть-Ордынский АО

17,0

27,8

53,7

Сибирский ФО

24,3

44,2

30,7

РФ

25,6

43,9

29,8

На общероссийском фоне Иркутская область выделяется повышенным уровнем общей безработицы (в 2004 г. – 7,8 и 10,5% соответственно), что характерно и для других сибирских регионов ресурсно-экспортной экономики с преобладанием нетрудоемких отраслей. Ситуация на рынке труда Иркутской области мало отличается от соседнего Красноярского края, но все же лучше, чем в более проблемном Забайкалье – в Читинской области и Бурятии (рис. 6). В последние годы устойчивого снижения уровня безработицы в области не наблюдается. О проблемном состоянии рынка труда свидетельствует и относительно высокий показатель молодежной безработицы: по данным обследования занятости Росстата, более 36% экономически активных молодых людей в возрасте от 15 до 20 лет и около 15% в возрасте 20-29 лет в 2004 г. были безработными (в среднем по РФ – 27 и 11 %, по регионам Сибирского ФО – 29 и 13% соответственно).

Рис. 6. Динамика уровня безработицы по методологии МОТ в 1995-2004 гг.

Несмотря на то, что в Усть-Ордынском АО состояние рынка труда более проблемно, уровень общей безработицы лишь в отдельные годы превышал показатели области. Официальная статистика в данном случае не отражает реальных масштабов незанятости. В сельском хозяйстве – основной отрасли занятости в округе – значительная часть населения учитывается как самозанятые. Другие, преимущественно женщины, не имея возможности трудоустроиться, вынужденно переходят в экономически неактивную категорию, занимаясь домашним и личным подсобным хозяйством. О неблагополучии на рынке труда автономного округа косвенно свидетельствует затяжной характер безработицы, особенно среди мужчин: средняя продолжительность поиска работы составляет около 1 года.

На внутрирегиональном уровне измеряется только численность зарегистрированных безработных. Для сопоставления муниципалитетов уровень зарегистрированной безработицы был рассчитан как отношение численности безработных к численности населения в трудоспособном возрасте (рис. 7). Он показывает, что безработица локализуется в угледобывающем г. Черемхово, а также в лесопромышленных районах на севере и в центральной части области (Катангский, Жигаловский, Чунский) и их центрах (Тайшет, Усть-Кут). Более благополучны крупные и средние города с жизнеспособной промышленностью (Братск, Ангарск, Шелехов), а также столица области, где шире возможности трудоустройства.

Рис. 7. Уровень зарегистрированной безработицы в городах Иркутской области в 2003 г.

Социально-экономическое положение домохозяйств. Будучи ресурсно-экспортным регионом, Иркутская область в 1990-е гг. и в начале 2000-х имела лучшее соотношение душевых денежных доходов и прожиточного минимума, а в 2005 г. даже опередила все соседние регионы Восточной Сибири (рис. 8). Но сравнение с соседями обманчиво – область уступает большинству относительно развитых регионов страны. Усть-Ордынский АО, как и ранее, остается явным аутсайдером, покупательная способность доходов его населения – одна из самых низких в стране. Положительный эффект от возросших объемов финансовой помощи из федерального бюджета оказался минимальным: в 2005 г. средние душевые доходы населения были все еще ниже прожиточного минимума (хотя вполне вероятно, что стоимость прожиточного минимума завышалась при измерении). Отставание особенно заметно на фоне Агинского Бурятского АО, в котором за последние годы удалось сблизить доходы населения с показателями Читинской области и Бурятии.

Рис. 8. Соотношение душевых денежных доходов и прожиточного минимума

В Восточной Сибири эффект от экономического роста сильнее всего ощутило население слаборазвитых округов и Читинской области (рис. 9). В Агинском Бурятском АО реальные душевые денежные доходы за 1999-2005 гг. выросли более чем в 3,5 раза, а в Усть-Ордынском АО – в 2 раза. Темпы роста доходов населения более развитых Иркутской области и Красноярского края ниже – 1,5 раза, поскольку основным фактором увеличения доходов стали перечисления из федерального бюджета, доля которых максимальна в слаборазвитых субъектах РФ.

Рис. 9. Темпы роста реальных душевых денежных доходов относительно 1999 г. (1999 г. = 100)

Оплата труда остается важнейшим источником доходов населения области и округа (48 и 55% соответственно). Номинальная заработная плата в Усть-Ордынском АО (3444 руб. в 2004 г.) – одна из самых низких в стране (меньше только в Дагестане). Это объясняется очень высокой занятостью в низкооплачиваемом сельском хозяйстве, где средняя заработная плата также наименьшая в РФ – всего 1164 руб. (почти в 2,5 раза меньше прожиточного минимума в округе). Наиболее высокие заработки имеют занятые в сфере управления округа (в 2,2 раза выше средних), а средние заработки в социальных отраслях бюджетной сферы (здравоохранение, образование) сравнялись с заработками в неконкурентоспособной промышленности (табл. 4). Такие отраслевые различия оплаты труда характерны для большинства бедных высокодотационных регионов и вскрывают неэффективность растущих вливаний из федерального бюджета, расходуемых на повышение заработной платы. Это приводит к «раздуванию» занятости в бюджетных отраслях, еще больше усиливает нагрузку на бюджет и препятствует развитию реального сектора и рыночных услуг. Кроме того, сильнейшую «бюджетозависимость» доходов населения округа показывает максимальная среди регионов доля социальных выплат (в их числе пособия по бедности) в структуре доходов – 28%.

Таблица 4. Заработная плата по отраслям экономики в 2004 г., к средней по Иркутской области, %

Отрасли экономики

Иркутская область

Усть-Ордынский АО

РФ
(к среднему по стране)

В целом

100

47

100

Промышленность

127

48

117

Сельское хозяйство

39

16

41

Строительство

94

31

118

Транспорт

148

71

141

Торговля

57

44

72

Здравоохранение

70

61

70

Образование

63

46

62

Управление

130

103

118

Средняя зарплата в экономике Иркутской области более чем в 2 раза превышает заработки в автономном округе. Отраслевые различия оплаты труда близки к средним по стране. Основные отличия Иркутской области – более высокооплачиваемая занятость в промышленности благодаря наличию экспортных отраслей и опережающий рост заработков управленцев.

Внутриобластные расхождения в уровне оплаты труда определяются различиями в отраслях специализации экономики (рис. 10). Разрыв в заработках между городами области достигает двух раз, хотя это не так уж много, если учитывать, что среди них есть города как экспортно-ориентированной, так и исключительно внутренней экономики. Лидируют по заработной плате центр золотодобычи г. Бодайбо (в нем выше северные надбавки) и Усть-Илимск. Выше среднеобластных заработки и в других городах, в экономике которых прочно обосновался крупный бизнес – Шелехов, Братск, Ангарск, Саянск. На их фоне областной центр не выделяется, здесь высокие заработки обеспечиваются, скорее, не промышленностью, а занятостью в управлении и сфере рыночных услуг. Более всего отстают от среднеобластных заработки в небольших городах внутренней экономики.

В то же время косвенный индикатор благосостояния населения – душевое потребление платных услуг – показывает сильный отрыв Иркутска от остальных городов, который не фиксируется по показателю заработков. Это обусловлено не только более высокими доходами населения областного центра (включая скрытую заработную плату и другие теневые доходы, не учтенные статистикой), но и слаборазвитым потреблением услуг жителями других городов и районов.

Рис. 10. Средняя заработная плата в экономике и душевой объем платных услуг в городах Иркутской области к средним по области в 2003 г.

При относительно высоких среднедушевых доходах населения Иркутская область выделяется значительным уровнем бедности, что связано с высокой поляризацией доходов, характерной для регионов ресурсно-экспортной экономики (рис. 11). Зонами высокой бедности становятся удаленная от крупных городов сельская местность и депрессивные лесозаготовительные поселки на севере области.

Среднедушевые денежные доходы населения Усть-Ордынского АО ниже прожиточного минимума, он является беднейшим регионом РФ (82% в 2004 г.). Бедность в округе носит не только почти всеобщий, но и застойный характер, так как две трети составляют крайне бедные домохозяйства, располагаемые ресурсы которых не превышают половины прожиточного минимума. Это означает, что для восполнения дефицита дохода и преодоления тотальной бедности требуется объем бюджетных ресурсов, превышающий четверть всех доходов населения. На фоне непрерывного снижения уровня бедности в Читинской области и Агинском АО результаты «борьбы с бедностью» в Усть-Ордынском округе выглядят более чем скромно.

Рис. 11. Уровень бедности в 1999-2004 гг.

Социальная сфера. Несмотря на огромные различия в уровне экономического развития, Иркутская область и Усть-Ордынский АО сталкиваются с одинаково сложными проблемами низкого качества жизни и человеческого потенциала. Прежде всего, это крайне неблагополучное состояние здоровья населения. Более развитая в экономическом плане область держит сомнительное лидерство по заболеваемости ВИЧ/СПИДом – здесь зарегистрировано около 650 случаев заражения на 100 тыс. человек, больше только в Самарской области. Особенно сильный всплеск распространения был зафиксирован в 1999-2001 гг., когда ежегодно регистрировалось 3-3,5 тыс. новых случаев. Эта проблема характерна в основном для экспортных регионов и агломераций с более высокими доходами населения. Иркутская область неблагополучна и по другим социально обусловленным болезням – туберкулезу (заболеваемость на треть выше средней по РФ) и алкоголизму, особенно в сельской местности.

С 1999 г. по 2005 г. в области удалось почти вдвое сократить показатели младенческой смертности, однако они все еще выше средних по стране (12,2 и 11 ‰ соответственно). Внутри области по уровню младенческой смертности в лучшую сторону выделяются крупные города и прилегающие районы, где более доступна квалифицированная медицинская помощь. Устойчиво высокие показатели (по данным за 1995-2002 гг.) имеют сельскохозяйственные районы на периферии Иркутско-Черемховской агломерации (Заларинский, Зиминский, Куйтунский, Тулунский и др.).

Не менее проблемно состояние здоровья населения Усть-Ордынского округа. Как и в других слаборазвитых республиках и автономиях востока России, высока заболеваемость туберкулезом – на 75% выше средней по стране (145 и 83 случая на 100 тыс. населения соответственно). Из-за слаборазвитой социальной инфраструктуры и низкого уровня жизни повышена младенческая смертность, хотя в последние годы удалось добиться позитивной динамики и снижения этого показателя с 28 ‰ в 1999 г. до 16 ‰ в 2005 г.

На здоровье населения негативно сказывается, во-первых, сильная загрязненность окружающей среды: наиболее заселенные и промышленно развитые районы и крупнейшие города Иркутской области являются зоной экологического бедствия из-за огромных объемов вредных веществ, выбрасываемых в атмосферу. Во-вторых, оба региона испытывают серьезный недостаток врачебного персонала: в округе на 10 тыс. населения приходится только 27 врачей (в среднем по РФ – 48, а в Сибирском ФО – 49). В области обеспеченность врачами выше (47 врачей на 10 тыс. человек), но этот показатель скрывает огромные внутрирегиональные контрасты: почти все малые города, особенно удаленные от областного центра, и сельские районы испытывают недостаток квалифицированного медицинского персонала.

В результате интегральный показатель здоровья населения – ожидаемая продолжительность жизни – одна из самых низких в России (в области – 60,8 лет, в округе – 58,7 лет в 2004 г.). Разрыв в продолжительности жизни мужчин и женщин в Иркутской области на 1,5 года выше, чем в среднем по России (15 и 13,5 лет соответственно). Долголетие мужчин области отстает от среднероссийского показателя для мужчин на 2 года. Самые низкие показатели продолжительности жизни отмечаются среди сельских мужчин – всего 52-53 года, хуже только в самых слаборазвитых республиках и округах, а также в наиболее постаревших областях Нечерноземья с маргинализирующимся сельским населением.

Проблемы системы образования в Иркутской области унаследованы с советского периода индустриализации. Финансирование социальной сферы, в том числе общего образования, по остаточному принципу привело к тому, что до сих пор ощущается нехватка мест в средней школе, более четверти учащихся занимаются во вторую и даже третью смену. Наиболее неблагополучная ситуация сложилась в Иркутске и большинстве других городов области, где эта доля достигает 30-40%. Судя по медленным темпам сокращения этого показателя, решение проблемы происходит «само собой» за счет спада рождаемости в переходный период.

Для отраслей профессионального образования в переходный период были характерны те же тенденции, что и по России в целом: резкое уменьшение количества учащихся до середины 1990-х гг. и постепенный рост с начала 2000-х. В отличие от большинства регионов России численность учащихся в учреждениях начального профессионального образования Иркутской области к началу 2000-х гг. практически восстановилась до уровня 1990 г., хотя выпуск квалифицированных рабочих в абсолютном выражении сократился более чем в 1,5 раза. Спад в среднем специальном образовании был компенсирован за счет роста популярности высшего образования, хотя темпы роста численности студентов близки к средним по стране – в 2,2 раза за 1995-2003 гг. (в среднем по РФ – в 2,3 раза). Иркутск продолжает играть роль межрегионального образовательного центра Восточной Сибири, по численности студентов вузов (464 на 10 тыс. населения) область занимает место во втором десятке регионов страны. Высшая школа осталась преимущественно государственной: в 2003-2004 учебном году в области насчитывалось 14 вузов, из них только 3 негосударственных.

В Усть-Ордынском АО сфера профессионального образования развита очень слабо, она представлена лишь тремя учреждениями начального профобразования и двумя средними специальными.

Обеспеченность жильем в области растет в основном за счет убыли населения (в 2004 г. на одного жителя приходилось 19,4 кв. м площади), остается нерешенной проблема низкого качества жилфонда. Площадь ветхого и аварийного жилья в Иркутской области ежегодно увеличивается и в 2005 г. составила почти 6% от площади всего жилищного фонда. При этом более 15% ветхого жилья приходится на шесть муниципальных образований: в Бодайбо, Усть-Куте, Балаганском и Жигаловском районах от четверти до половины жилья отнесено к ветхому. Ввод нового жилья минимален, в Сибирском ФО по этому показателю Иркутская область превосходит только республику Тыву.

Состояние жилищно-коммунальной сферы в Усть-Ордынском АО характеризуется недостаточной обеспеченностью жильем (17 кв. м на человека) в сочетании с очень низким уровнем благоустройства. Сельский жилищный фонд практически полностью обделен «благами цивилизации»: водопроводом и канализацией снабжены только 5% площади, горячим водоснабжением и центральным отоплением оборудованы 3-8% домов. Душевые объемы ввода нового жилья на территории округа год от года колеблются, но в целом остаются незначительными.

Адресные жилищные субсидии как новая форма поддержки малообеспеченного населения распространены в обоих регионах. В 2004 г. их получали 20,7% семей в области и почти 40% в округе, что в 3 раза выше среднего охвата по России. С одной стороны, это обусловлено ростом тарифов на жилищно-коммунальные услуги, а с другой – повышенным, а для округа высоким уровнем бедности населения, и, следовательно, нуждаемости в такого рода помощи.

Проблемы развития Иркутской области связаны с целым комплексом объективных факторов: удаленностью от основных рынков сбыта, слаборазвитой инфраструктурой, устаревшими промышленными активами, издержками ресурсного освоения. Но есть и существенный субъективный фактор – низкое качество регионального управления и отсутствие стратегического взаимодействия с бизнесом, в том числе в инфраструктурной и социальной политике, что в итоге препятствует развитию области. В такой ситуации намечающееся объединение с Усть-Ордынским Бурятским АО вряд ли изменит ситуацию, т.к. задачи развития лежат в другой плоскости.

Интегральные индексы. По индексу развития человеческого потенциала Иркутская область занимает место лишь в пятом десятке рейтинга регионов. Повышенные доходы и высокий уровень образования нивелируется плохими показателями здоровья населения – в этом отражается несбалансированность экономического и социального развития области. По комплексу причин, главные среди которых повышенная безработица и бедность населения, по интегральному показателю качества жизни в 2003 г. область находилась только на 58-м месте рейтингового ряда. По уровню развития демократических институтов, который отражает индекс демократичности, за переходный период область отнесена экспертами к числу наиболее успешных регионов-лидеров. Наконец, выделяясь на общероссийском фоне только по удельному весу студентов и уровню интернетизации, в рейтинге индекса инновативности область занимает место в обширной срединной группе регионов.

Наложение друг на друга всех негативных факторов развития Усть-Ордынского автономного округа приводит к тому, что в рейтингах всех четырех интегральных индексов округ устойчиво разделяет последние места с другими явными аутсайдерами.


  
 
Новости | Об институте | Научные программы | Публикации | Региональная программа | English